Часть № 4/8 Вакцинированные в цифровых ошейниках и намордниках башни Кремля проиграли первую мировую биофизическую, не кинетическую войну с разгильдяями против антиидеологических коронавирусов и племенного стада последователей безответственного диктатора Витте. О запоздалом разделении Сбера на 5 Сбербанков. Безрассудный финансовый эмиссионный шулер и дрессированные хомяки. Проигрыш военной кампании – это всегда СМЕНА РЕЖИМА. Революция крушения прогресса. Рейтинговое голосование за вице-президента и секретаря Госсовета. Пресная вода в обмен на российские персональные данные — нарушения прав граждан в киберспространстве. Даешь возвращение здравого смысла из аутсорсинга и экспоненциальное прогрессивное налогообложение доходов и наследования. Протокол праздного класса баронов — разбойников монетократии. Идиократия в железных масках. Почему Россия не Америка, а Армения? Нет второй волны — пора отвечать за первую, решать будем мы, а платить Вы. Революция отобранных выгод. Политика длинных денег — это ПОЛИТИКА, а не обнуление недочипированных обнуленышей, без плана непрерывного управления государством. Революция пробудившихся надежд. Доверие к громовскому телевидению достигло уровня ночника в сортире, президент зомбоящика исчез с деньгами, амнистия народного трибунала. Несостоятельность клановых элит бункерного государства, в котором гарант социального расслоения уничтожает суверенные цифровые права, продовольственную независимость для политического деплатформинга. Исторически запоздавший госпереворот. Ассигнации Кейнса для микро переворота против медвежьей болезни режима Чрезвычайной Ситуации во дворе с целью импортозамещения гоп-стоп макро авторитета лица, претендующего на роль потерпевшего и СБЕР — Совсем БЕссмысленной России. Оформление в Гаагу точно по графику. Если всадники ФСБ с видом на жительство не борются с трансграничным социальным манипулированием и оттоком капитала за рубеж, то великих бездельников следует назидательно разогнать. Успех транзита — барона Сибирского в президенты. Отказ от политического иммунитета народных избранников для введения чрезвычайного положения современной монетарной теории и реставрации монетного устава. Вещатели достоверных политических данных для предотвращения сбоя поставок смарт-контрактов вместо новояза цифрового ошейника нелегитимных узурпаторов Виртленда и блудняка экономики распила в обществе ням-ням. Полный распад системы здравоохранения и общинного кредита артелей из-за мэрзкой урбанины головного мозга. Аналитика к смыслам не ведет. Услуги умного человека для доклада о различении чувств первый раз. Оптимизация танков для нищих против боевых вирусов и других управляемых боеприпасов в социальном аду надзорного капитализма штрафов без идеологии. Папа рабочих. Тургайская трехлучевая свастика. Триумвират, неомаоизм и Нетаджи за Линкольна. Космический Мандат Неба и Великая эпоха второго Желтого императора. Врата аль-иджтиха́да. Крах здравоохранения без долларов и вирусов. Эпоха массовых блокировок свободных программ началась. ГУЛАГ или мигранты? Вертикали пора извиняться перед замкадьем, 100 тысяч правопопулистов многоходовочникиов у разбитого турецкими дронами газового корыта. Москва Чало против симонии административного рынка. 地安диань 天安тяньань

Минчане не выстраивали сегодня общую колонну, с тем чтобы она прошла по центру города, а остались в своих районах и провели ряд локальных шествий. В микрорайоне Уручье, например, протестующие создали новую кричалку: «Протест заглохнет, когда диктатор сдохнет», пишет телеграм-канал «Белсат».

https://www.rosbalt.ru/world/2020/11/22/1874245.html

Президент, премьер-министр, спикеры палат, главы МИД, ФСБ, СВР и прочие высшие чины РФ. Вот если бы они вскладчину из своих собственных карманов содержали съехавшего с катушек диктатора, который называет себя президентом Беларуси, то не было бы вопросов.

Но они его содержат за счет госбюджета России, за счет всех россиян. Переведем лишь последний транш $1,5 млрд в рубли, разделим на 147 млн и увидим, что каждый из нас вне зависимости от своей воли вложил, в том числе и в убийство Романа Бондаренко, по 776 руб.

И исходя из понимания этого факта, одни будут гордиться соучастием, а у других будет погано на душе.

Пропорция тех и других определяет траекторию движения России…

Николай Травкин. Россияне содержат чужого диктатора

https://www.rosbalt.ru/posts/2020/11/21/1874148.html

Толкователь, [26.11.20 23:02]

На Евроньюс сейчас увидел репортаж о визите Лаврова в Минск. Жалко Лаврова. Он там толкает речи про «русофобию», «скрепы», «Запад начал атаку на Русский Мир». Видно, что ему написали эту галиматью какие-то Деды из Совета Безопасности, кто ещё при СССР в КГБ ловил инопланетян, кто в Новые Тёмные века прыгнул с радостью ещё в то время. Да и в целом известно же, что постсоветскими осколками-биопанком занимаются не в МИДе, а в АП, в СовБезе, среди безумных отставных КГБшников во всяких фондах типа РИСИ.

Лавров читает эти речи нео-неандертальцев в поту на лице, еле шевеля губами. Лукашенко рядом сидит довольный.

Но установка ГосДедов из СовБеза по этому визиту Лаврова ясна: бить, ломать, насиловать, унижать простых людей – они, если что, и в России готовы. Наверняка у себя в гостиных на Рублёвке ещё и осуждают Лукашенку, что он, рохля, слишком мягок к пролам.

Толкователь, [26.11.20 23:30]

[ Фотография ]

«Возмущенные задержанием москвичами своего начальника полицейские Кизляра вышли на митинг в поддержку арестованного руководителя ОМВД по Кизлярскому району Дагестана Гази Исаева. Полицейские предъявили требование, что они не намерены мириться с методами Москвы у них на Родине».

Похоже, и на этот раз у Москвы не удастся установить «конституционный порядок» в Дагестане (как и в целом на Северном Кавказе). Либо надо воевать, а на это в Москве точно не готовы.

Толкователь, [26.11.20 23:53]

«В центральной районной больнице Сысерти 72 врача подписали бумаги, что они из-за кризиса в России и тяжелого положения в здравоохранении согласны на уменьшение зарплаты в 3 раза. А потом отказались от подписей. Прокуратура начала проверку».

Русским денег не надо!

А если серьёзно, то здравоохранение сейчас в полной мере обнажило огромное хроническое недофинансирование в отрасли. И в целом – огромный дефицит социала в стране.

Посмотрим, извлекут ли 100 тыс. высших семей урок из 2020 года. Пока непохоже. Так и шпарят про скрепы, особый духовный путь, про коварные страны НАТО, Сороса, Ротшильдов, русофобию и т.п. – словно они всё ещё находятся в 2014-м, с темами Крыма и Донбасса. Но Крым в суп не положишь и детей им не оденешь. Да и общество давно переросло эти симулякры.

Толкователь, [23.11.20 13:29]

Интересное для политтехнологов замечание. На довыборах в гордуму Е-бурга все 2 места взяли представители ЕР. Но интереснее там другое. Явка составила 10,4%, из которых 2/3 была досрочка. Т.е. реальное конкурентное голосование – 4% пришедших к урнам в день голосования.

Но пишут, даже досрочка, куда традиционно ЕР сгоняет бюджетников, перестаёт работать: не менее трети согнанных голосовали против кандидата власти. Это первое замечание.

Второе – оба представителя ЕР победили еле-еле даже с админресурсом: отрыв от 2-3 места (КПРФ и Яблоко) был 4-6% (т.е. 0,4-0,6% от числа избирателей). Т.е. если оппозиции удалось бы дополнительно привести даже 1-1,5% избирателей, ей бы удалось победить.

При такой низкой явке на регвыборах, действительно, работает мобилизация оппозиционного электората. Напомню, что на выборах в Мосгордуму-2019 явка была около 21%, а «умное голосование» мобилизовало всего 3-4% электората. Но и этих 3-4% хватило, чтобы оппозиция взяла 40% мест в МГД. Напомню, что до этого оппозиция в МГД брала 10-15%.

Если бы удалось мобилизовать 5-7% оппозиционного электората, то в МГД они взяли бы не 40%, а 60%.

Вероятно, на губернаторских выборах, где явка обычно 30-35%, для победы оппозиции хватит дополнительной мобилизации в 7-8%.

Раньше власти специально «сушили» явку на регвыборах разного уровня, так как для победы было достаточно админресурса и согнанных бюджетников. Но теперь низкая явка работает, как мы видим, против партии власти. Дополнительные даже 3-4% электората переворачивают картину, особенно по мажоритарным округам.

Но пока у оппозиции хватает сил только на считанное число больших городов, это раз. Два – после неудачных выборов у власти есть возможность переманить депутатов из системной оппозиции в свои фракции или коалиции, как это произошло в гордумах Новосиба и Томска.

Газ-Батюшка, [23.11.20 12:59]

Минприроды снова меняет правила игры для геологоразведки и отодвигает Росгеологию от лицензий, что серьезно разогревает конфликт между ведомствами, которые по идее должны бы работать в тесной связке.

Минприроды хочет ужесточить условия для участков, которые исходно разведывались за счет бюджета. В министерстве посчитали, что АО «Росгеология», будучи единственным исполнителем госконтрактов на геологоразведку, при применении заявительного принципа получает преимущество перед другими игроками.

В Росгеологии считают, что введение нового правила приведет к созданию в России ресурсных резерватов, куда ни один недропользователь не сможет зайти для подготовки объектов к доизучению и промышленному освоению. То есть возникнут десятки невостребованных объектов, в подготовку которых были вложены деньги государства.

Недоизученные объекты не будут востребованы на аукционах, что подтверждает опыт последних пяти лет, когда в России не объявлялся и не состоялся ни один аукцион по ресурсным объектам.

Напряжение между ведомствами зреет давно. Сергей Горьков из Росгеологии так и не смог договориться с экс-министром Дмитрием Кобылкиным, а теперь не может и с Александром Козловым. Этот узел придется развязывать Правительству. Туда из Росгеологии ушло письмо, где Горьков высказывает претензии в адрес Минприроды.

Китай вошёл в клуб ПОПС, опустив ставки по облигациям ниже нуля. Теперь вы даёте Народному банку Китая деньги, он пользуется вашими деньгами, а потом возвращает вам меньше, чем взял.

Подвох в том, что облигации… долларовые. У западных пенсионных фондов и у тому подобных крупных инвесторов есть строгие правила, куда они могут вкладывать деньги, а куда не могут. Так как ставки по облигациям Китая не слишком сильно заныривают под ноль, они выглядят меньшим злом по сравнению с облигациями других стран:

https://expert.ru/2020/11/19/k…

Доходность по юаневым облигациям пока что составляет роскошные 3-4%. Тоже слёзы, конечно, но в долларах и евро о такой доходности можно сейчас только ностальгически вспоминать. Китай пользуется болезнью экономик США и Европы, чтобы получать кредиты под отрицательный процент.

Для России дорога Китая закрыта. Если Китай считается в методичках западных фондов надёжным местом для вложения, то Россия проходит по совершенно другой графе. Пенсионные фонды США и прочие страдальцы будут покупать российские облигации только в том случае, если мы предложим им хорошую доходность.

https://cont.ws/@Fritzmorgen/1845113

После 2008, когда термин «quantitative easing»™ вошел в оборот и практику центробанков (обычный новояз, вместо «печать денег» и «монетизация мусора», чтобы не пугать лохов), биржевые пузыри и долговые пирамиды получили новый ресурс для роста, а в западном корпоративном мире расцвели мутанты типа сланцевых компаний или теслы, которых во времена Генри Форда охрана и на порог бы не пропустилп, как отъявленных мошенников, не способных что-​либо заработать, чье существование возможно только в сумасшедшем мире, где кредит и капитал не стоят ничего. Теперь ситуация многократно хуже, чем в 2008, а западные центробанки продолжают всю ту же «стратегию» только в еще более рекордном виде, ибо деваться им некуда — с одной стороны маячит исторически рекордный каскад банкротств, с другой — гиперинфляция западных валют и разрушение мировой торговли. Цугцванг!

Это действительно график, чтобы мух бить. По-​моему мнению успешный запуск государственных криптовалют с одновременным усилением фискального бремени, отрезанием большей части вэлферщиков, ограблением арабов, отжимом Китая (как постиранного белья) — вполне может позволить Америке Байдена еще потянуть кота за яйца. Америке Трампа — этого не было дозволено.

Состояние краткосрочной части пирамиды ГКО США в ноябре-​2020 (alexsword)

Сводка по текущему состоянию бюджета США и краткосрочной части пирамиды ГКО (к погашению в ближайшие месяцы), так как именно эта часть является наиболее проблемной у любой финансовой пирамиды. Тем, кто помнит Ельцина с его «дефолта не будет»™ — во втором полугодии 1998-го России требовалось погасить сумму эквивалентную доходам «лишь» за 6 месяцев, в то время как сейчас в…

https://aftershock.news/?q=node/925115

Высокая Порта, [16.10.20 10:43]

The Great Reversal

Вот, что любопытно. Столетиями дипломатические расклады в Европе и в Азии были устроены принципиально противоположным образом. В рамках “европейского концерта” государства стремились к достижению баланса сил, а потому усиление одного игрока автоматически вызывало создание альянса против него. Ну типа, Испания с Австрией усилились — европейцы объединяются против них, Франция усилилась — и уже против нее создаются общеевропейские альянсы. Россия задумала взять Константинополь, что чрезмерно ее усилит — и коалиция складывается против России. Короче говоря, если кто-то слишком широко шагает, это немедленно настраивает против него всех соседей и не только соседей.

В Азии же дело обстояло ровно наоборот. Там как раз исторически стремились льнуть к сильнейшему, а не объединяться против него. Об этом, например, писал генерал-губернатор Бенгалии Уоррен Гастингс в своем письме к совету директоров Ост-Индской компании:

“Баланс сил [в Индии] очевидно изменился в нашу пользу. Это имеет более далеко идущие последствия, чем имело бы в Европе, где политики руководствуются принципами противоположными тем, какими руководствуются политики Азии. В Европе слабейший игрок будет поддержан своими соседями, которые знают, что их собственная безопасность зависит от поддержания баланса сил. Но в Азии желание поживиться за счет гибнущего государства и страх вызвать на себя гнев сильнейшего — это главные мотивы международной политики, и каждое государство желает примкнуть к тому, которое продемонстрировало превосходящую мощь”

Короче говоря, исторически европейские государства поддерживали в конфликтах более слабую сторону, чтобы сохранить баланс сил, а азиатские — более сильную, чтобы поживиться плодами ее победы и не вызвать на себя ее гнева.

Но сейчас-то дело обстоит прямо противоположным образом. Это в Азии теперь усиление одного игрока немедленно вызывает негативную реакцию со стороны всех его соседей. Китай усилился — и это вызывает ухудшение его отношений с Япониями, Кореями и прочими Вьетнамами. Турция широко шагает — и все окружающие Египты-Греции-Саудовские Аравии начинают плести интриги и заключать альянсы против нее. Короче говоря, такое чувство, что современные азиатские политики руководствуются теми принципами, которыми европейцы руководствовались веке в XVIII.

А на Западе наоборот. Там есть гегемон — Соединенные Штаты, и все льнут к нему, и никто не пойдет с ним на открытый конфликт. То есть, если в Азии в наше время сложилось несколько “концертов”, подобных европейскому концерту XVIII в., то Запад все больше превращается в мир-империю, подобную империи Римской. Это интересный эффект, вызванный по-видимому тотальной победой США во Второй мировой. Интересно, надолго ли его хватит и как скоро всякие Франции с Голландиями начнут перечить гегемону. Я, кстати, смотрю на эту перспективу с любопытством, но без особого энтузиазма — мир без единой мир-империи Запада с Штатами во главе возможно будет более интересным, но совершенно точно — намного более кровавым.

Высокая Порта, [20.10.20 10:04]

Меня как историка в связи с конфликтом в Карабахе интересует вот что. Мы сейчас воспринимаем союз Турции и Азербайджана (одна нация — два государства) как нечто самоочевидное. Но ведь еще несколько поколений назад отношения между турками и азербайджанцами были ужаснейшими. Скажем, в 1930-е турецкий МВД неофициально запрещал натурализацию в Турции всего двух кавказских народов — армян и азербайджанцев. И если с армянами все в общем-то понятно, то запрет на предоставление гражданства азербайджанцам может вызвать у современного читателя вопросы.

Почему так? Чтобы ответить на этот вопрос нам придется вернуться на несколько столетий назад. Кого Османская империя традиционно считала своим главным, экзистенциальным противником? Не австрийцев и не русских, а кызылбашей — правящих Большим Ираном азербайджанцев. Единственные этнические чистки, которые когда-либо проводила Османская монархия были направлены как раз против восточнатолийских шиитских туркоманов — то есть по сути, против азербайджанцев.

Оно и понятно. Государство кызылбашей (которое у нас неверно называют «Персией») было полной противоположностью османского во всех смыслах. Османы сунниты, кызылбаши — шииты. Основа османской армии — вооруженная огнестрельным оружием пехота и артиллерия, кызылбашской — племенная кавалерия. Османы уже году к 1500 представляли собой централизованную бюрократическую монархию, где правили султан и визири, а кызылбаши по факту были племенной демократией. Все важнейшие вопросы от утверждения нового шаха и до объявления войны решались на курултаях — аж до XVIII в.

Суммируя все вышесказанное, азербайджанское государство кызылбашей в гораздо большей степени сохранило черты тюркской племенной демократии, чем Османы, где кочевые традиции умерли уже к XVI в. Символично, например, что такие archrivals как «турецкий» султан Селим и «персидский» шах Исмаил оба были неплохими поэтами. Вот только «турецкий» правитель писал стихи по-персидски, а «иранский» — по-тюркски. Понятно почему — в бюрократической Османской империи статус персидского как языка образованности был чрезвычайно высок, гораздо выше, чем в государстве кызылбашей, где персы занимали положение завоеванного народа и престижным был как раз тюркский.

Неудивительно, что османское государство, которое было полной негацией кызылбашского, воспринимало кызылбашей, а вместе с ними и всех азербайджанцев как главных экзистенциальных врагов. И отзвуки этих представлений дожили аж до XX в., отразившись в секретных инструкциях турецкого МВД, о которых я упоминал в начале.

А дальше произошло вот что. Вражда между турками и азербайджанцами была отчасти враждой религиозной, а отчасти — конкуренцией двух противоположных социополитических моделей. Но советская культурная политика по факту убила шиитские традиции в Азербайджане, так что теперь он представляет собой вполне секулярную страну. И это значит, что старый повод к взаимной ненависти утратил свое значение. Что касается социополитических моделей — на данный момент между Турцией и Азербайджаном нет в этом плане принципиальной разницы, так что и этот фактор больше не играет роли.

Короче говоря, советский секулярный проект парадоксальным образом проложил дорогу турко-азербайджанскому братству. Очевидно, что если бы азербайджанцы в массе своей оставались ярыми шиитами, то настолько тесное сотрудничество с суннитской Турцией было бы невозможно.

Высокая Порта, [22.10.20 10:04]

[ Фотография ]

Американский экономист XIX в. Генри Кэри визуализировал как меняется распределение национального дохода в США по мере движения с востока на запад: какая доля в каждом долларе стоимости продукта приходится на 1) зп 2) прибыль 2) ренту.

На востоке, в богатом промышленном Бостоне доля зп в каждом долларе стоимости товара максимальна. А вот доля капитала (прибыль + рента) невелика.

По мере продвижения вглубь континента — к бедному сельскохозяйственному Сент-Луису доля зп падает, а вот доля капитала (прибыль + рента) растет.

Выходит, что эта диаграмма визуализирует отношения центра и периферии в мир-системе. Богатый развитый Центр — это зона, где доля зп максимальна. По мере движения с Центра на Периферию, доля зп падает, а капитала — растет.

Короче, Периферия — это регион, где люди получают ничтожную долю того, что они произвели. Так что если ваша страна все глубже погружается в Периферию, то мечты о том, чтобы людям наконец начали платить нормальные зарплаты — маниловщина. Скорее следует ожидать обратного.

Коротко о президенте Швейцарии. В этом году это Симонетта Соммаруга. Только в 2020 году, потому что президент в Швейцарии избирается на год. И это формальная кандидатура. Президент там практически ничего не решает. По крайней мере, единовластно. Решения принимаются всеми члeнами Федерального совета. Президент в Швейцарии не является ни главой государства, ни главой правительства. Не совершает зарубежные визиты. Как говорится, контpacт налицо…

Коротко о разнице валюты. Швейцарский франк, Американский доллар. Российский рубль. Как говорится, сравнения очевидны.

1 ₣ = 1,0867 $ или 1 $ = 0,9202 ₣ 1 $ = 78,0915 ₽ или 1 ₽ = 0,0128 $

Коротко о природных ресурсах Швейцарии и РФ. Главные природные ресурсы Швейцарии — пресная вода и древесина. И крайне мало полезных ископаемых: гравий, песок и глина. Швейцария — одна из самых маленьких стран Зaпaдной Евpoпы. Несравнимо с РФ. Запасы нефти, газа. Масштаб…

Сравнение Женевы и Москвы. Почему именно Москва? Для того, чтобы не смотрелись жители нашей страны более бледно на фоне швейцарцев. Хотя… В Женеве проживает 196 150 человек, а москвичей почти в 65 раз больше — 12 692 466. Данные этого года.

Такой же колoccaльный контpacт и в показателях МРОТа на 2021 год. Только в обратную сторону.

Как положено в Европе, в швейцарской Женеве установлен почасовой МРОТ: 23 ₣ или 25 $ / час. Против наших 150 ₽. При этом подсчитано: работая 176 дней в месяц или 4,4 недели при 40 часах в неделю, при почасовой оплате можно получить аж 26 400 ₽!

Тогда как в Женеве з/п за месяц — 3 800 ₣ или 4 100 $ или 320 460,92 ₽.

Это минималка. Или МРОТ.

Для сравнения. МРОТ в России планируют поднять в 2021 году до 12 792 ₽. И чиновники ликуют: это на 5,5%! А это 163,8 $ или 150,7 ₣.

ПМ и того меньше: он станет 11 652 ₽ (+ 3,7%). Это 149,21 $ или 137,3 ₣.

https://zen.yandex.ru/media/id/5e0f78023bf9af00ae6c8538/kontpact-mpot-mockvy-i-jenevy-zp-pf-i-afriki-5f7819d661e6d41ef5724da4

Залесская Земля, [18.10.20 18:38]

Старообрядцы и Великороссия.

Дорогой и уважаемый Марк @tsarofkazan, мой пост главным образом был о том, что «великорусское этническое» это, в первую очередь, «деревенское», не пересекающееся с «готторповским». Апология старообрядчества в этом посте скорее показатель личных симпатий к ним, нежели попытка записать в «нерусь (https://t.me/tsarofkazan/382)» никониан. Старообрядцы важны в духовно-культурном ландшафте нашего Верхневолжского региона, не только в качестве антитезы «готторпству». Но и потому, что они исторически пошли с Залесья, у нас были важные центры многих старообрядческих толков, в частности «бегунов». И вообще был центр великорусского сектантства — выразителя глубинной «великорусской души».

В общем, пусть будут и Тихон Задонский, Федор Санаксарский и другие, в чем проблема?

Но в целом я согласен с тезисом уважаемого Вадима @radicalrus, цитирую:

«Что касается проблемы старообрядчества, то в ней надо выделять две составляющие — собственно религиозную, и тут от имени старообрядцев действительно должны говорить только представители этой общины, и национально-историческую, проблему политической теологии формы по Шмитту, имеющую общенациональное значение — в данном случае национальной травмы, если говорить о логике несостоявшегося великорусского проекта.»

Залесец.

#старообрядцы #великороссы #великороссия

Вы сказали о коалиции, которая, возможно, возникнет в случае вашего недопуска до предвыборной кампании. Понимаю, что до этого еще далеко, но действительно ли вы рассматриваете какие-то варианты взаимодействия с другими кандидатами в случае такого развития событий?

— Да, конечно. По моему округу уже заявился Иван Жданов. В случае, если я все-таки не попаду в бюллетень, я готова поддержать его и создать с ним общую коалицию. Он уже ответил, что он тоже готов к коалициям. Другая проблема — его тоже могут не допустить, как это было в 2019 году. Тогда мы вместе сможем поддержать еще кого-то.

Недопуск оппозиционеров до выборов — вещь, может быть удачная тактически, но неудачная стратегически. Потому что на место недопущенных приходят другие, и оппозиционных политиков становится все больше и больше.

— Очевидно, что это не последнее политическое дело против представителя оппозиции. В преддверии выборов таких дел будет становиться все больше и больше. Не кажется ли вам, что сейчас есть отличная возможность, чтобы консолидировать усилия различных оппозиционных сил в борьбе с такой простой и понятной вещью, как политическое преследование?

— Да, я считаю, что сейчас к нашей кампании против статьи 212.1 должны присоединиться все политические силы, потому что это касается всех. Я буду об этом разговаривать со всеми и надеюсь, что все присоединятся. Это история не столько про меня лично, сколько про каждого, кто интересуется политикой, каждого, кто хочет выражать и защищать свои интересы. Так что, надеюсь, эта борьба объединит многих.

Беседовал Алексей Волошинов

Полную версию подкаста можно послушать здесь

https://www.rosbalt.ru/russia/2020/10/29/1870563.html

На гребне второй волны COVID: российская медицина захлебнулась

Ситуация в здравоохранении в большинстве регионов России выглядит просто катастрофически.

На гребне второй волны COVID: российская медицина захлебнулась

Ситуация в здравоохранении в большинстве регионов России выглядит просто катастрофически.

https://www.rosbalt.ru/russia/2020/10/27/1870138.html

Итак, на мероприятии Орешкин озвучил следующее (цитирую своими словами):

Государства первого мира исчерпали инструменты обеспечения экономического роста. Это предопределяет изменение подхода. Развитые государства все больше обращаются к опыту Китая. Пекин на протяжении 20 лет проводит совместное управление денежно-кредитной (Народный Банк) и бюджетной (правительство политики) на основе обеспечения необходимого уровня и структуры спроса

Орешкин практически напрямую заявил, что России также необходимо сращивание денежно-кредитной и бюджетной политики. Фактически это означает, что Центробанк перестанет быть независимым органом, а будет обязан, как минимум, согласовывать свою политику с правительством. А в идеале — выполнять требования Кабмина.

Снова мы видим отсылку к Китаю. В предыдущих материалах я неоднократно упомянал, что Белоусов является специалистом по китайской экономике и имеет желание перенести лучшие практики КНР в Россию.

Разумеется, на подобные тезисы не могла не отреагировать глава ЦБ Эльвира Набиуллина, которая также являлась участником мероприятия. Цитирую своими словами:

Нельзя переходить через грань. Не должно быть смешения политики (прим. — Денежно-кредитной и бюджетной). Центробанк и правительство имеют совершенно разные инструменты влияния на экономику. Соответственно, они должны проводить независимую друг от друга политику. Максимум — возможна некая координация

Помимо этого, Набиуллина раскритиковала идею Орешкина о необходимости управления спросом, озвучив классические либерально-монетаристские аргументы. Например, то, что на уровень инвестиций влияет инвестиционный климат. Конечно, это миф. Так, Андрей Белоусов протащил проект СЗПК (соглашение о защите и поощрении капиталовложений), согласно которому уже до конца этого года будут запущены новые инвестиционные проекты на общую сумму 900 млрд. рублей.

https://cont.ws/@matveychev/1821494

https://tsargrad.tv/news/katasonov-nazval-vinovnogo-v-krahe-rublja-bes-stesnenija-mogu-skazat_294895

Кремлёвский мамковед, [30.10.20 23:55]

🔥📉Путин, как уходящая натура, стоит перед решением задачи, как сделать трансфер безболезненным, управляемым и в конечном итоге успешным. Но осуществить этот сценарий в нынешних условиях невозможно. Еще без риска передачи власти система трещит по швам. Наметившиеся давно перекосы стали масштабными, их не решить точечными мерами, которые есть в обойме нынешней власти. Из-за критической массы накопленных проблем созданная Путиным конструкция не сможет пройти через желаемое окно возможностей намечающегося транзита.

Процесс, запущенный еще в январе этого года, представляется изнурительным марафоном по оттягиванию начала конца. Решение политической системы уравнений со многими переменными и многими неизвестными не под силу слабеющему президенту. Пройти по лезвию ножа, как удалось в свое время Ельцину в конце 1999 года на провале своих рейтингов и на низком доверии от народа, позволив системе без срывов выстоять и не пойти в разнос, сейчас уже не удастся.

Преподнесенный ЕБН дорогим россиянам «подарок» под начало нового тысячелетия, был воспринят с пониманием и как ответ на запрос — «кто угодно, только не Ельцин». Накопившаяся глубокая неприязнь и крайняя усталость от царя Бориса в народе, сподвигла ельцинское окружение, заручившись гарантиями для Семьи, провести трансфер, не доведя ситуацию в стране до чрезвычайной.

Нынешнее положение в стране выглядит сильно запущенным и необратимым. На ручной тяге уже ничего не работает, переданные регионам полномочия свидетельствуют о потере управляемости центром. Сплошные факапы как на внутреннем, так и на внешнем контуре. Экономика дышит на ладан.

Революционная ситуация, назревающая в стране, может пойти по белорусскому сценарию. Итог 20-летнего контракта России с Путиным крайне негативный и это ощущает большинство. Отсутствие нового социального договора и общероссийского консенсуса, взамен крымского, не обозначает позитивных реноваций в отношениях между властью и народом.

Новая надвигающаяся реальность обрисовывает другие границы, в которых будет вынуждена существовать новая власть. Транзит подогреет мощные протестные настроения населения, усилится тренд по недоверию к власти, политическая и экономической борьба за ареалы влияния критически обострится. Выданный ныне карт-бланш регионам приведет к росту их политического веса, что усилит неминуемо их давление на федеральный центр, эти процессы будут происходить с непредсказуемыми последствиями. Внешнюю политику потребуется переставить на рельсы демилитаризации и конструктивной целесообразности. Самые первоочередные вызовы ждут власть в социальной и экономической сфере. Новая политическая эпоха бросает российской политической элите серьезные вызовы, на которые ей отвечать нечем. Для этого нужны политики нового поколения, которые с нынешней властью не должны никак ассоциироваться.

Инфобомба, [29.10.20 23:27]

͏͏ (https://t.me/russicatop/16076)Всё, вакцину признали фэйком. Кидняк с чудо-прививкой втюхали Путину лжеучёный Гинцбург, жертва группового изнасилования (https://t.me/infobomb/555) и логист госбабла Кирилл Дмитриев. Теперь два варианта. Или президент разберётся с виноватыми в мировом обсёре Дмитриевым (https://t.me/infobomb/279) и Гинцбургом. Посадит, уволит, отравит — хоть что. Или поверит их блеянию (https://t.me/antiskrepa/7900) про «наша вакцина не помогает, но так и задумано», а весь мир будет считать Владимира Путина терпилой. Которого можно обокрасть и обоссать, ведь беспомощный дед ничего не раздупляет. Надеюсь, до второго не дойдёт.

Русская Пресса, [30.10.20 07:07]

Сколько стоит в управлении «К» СЭБ ФСБ размятие уголовных дел, как воюют между собой «башни» на Лубянке, как миллиардеры идут на поклон к «решальщикам» конторы, как возбуждают заказные уголовные дела, как утяжеляют экономические статьи и почему чемодан с айфонами – это не взятка, а мелкий сувенирчик, – спросите об этом генерала ФСБ Ивана Ткачёва! Если рискнёте. Впрочем, вряд ли начальник управления «К» СЭБ ФСБ Иван Иванович Ткачёв ответит вам на эти вопросы. Поэтому ответим мы.

Генерал Иван Ткачёв стал символом коррупции в ФСБ в эпоху Путина – тоже выходца из славных чекистских рядов. За 17 лет Ткачёв, будучи человеком «серого кардинала» ФСБ Олега Феоктистова, а через него – и друга президента Игоря Сечина, резко и дерзко прошёл путь от «белгородского колхозника» до главы «сечинского спецназа», а затем стал одной из самых влиятельных фигур на Лубянке. Ткачёв создал внутри главной государственной спецслужбы практически независимую влиятельную структуру, связанную личными контактами с продажными судьями, верными следаками из СКР и прокурорскими (Генеральный прокурор Игорь Краснов – друг и кум Ткачёва, а глава СКР Александр Бастрыкин молча ждёт пенсии в окружении креатур Краснова и Ткачёва и давно уже ничего не решает).

Эта «спецслужба внутри спецслужбы» сама решает – кого сажать, кого прощать. Ты можешь быть губернатором, генералом, министром или капиталистом из списка Forbes – но если генерал Ткачёв решит тебя посадить, то обязательно посадит. Точно так же, как посадил министра экономического развития Алексея Улюкаева, генерала МВД Дениса Сугробова, глав регионов Александра Хорошавина, Вячеслава Гайзера, Никиту Белых, Леонида Маркелова, Александра Соловьёва, миллиардеров Дмитрия Михальченко, братьев Магомедовых, Михаила Абызова…

Если ты пойдёшь против Игоря Сечина – тебя замочат. Если тебе даст гарантии лично Дмитрий Медведев – да наплевать. Если тебе только намекнут, что у Ткачёва есть к тебе интерес – ты сам побежишь к нему с чемоданом кэша, чтобы тебя не казнили.

Есть подозрение, что квартира с деньгами полковника Захарченко – ничто по сравнению с запасом кэша и банковскими счетами Ивана Ткачёва.

На Ютубе уже второй год болтается видеообращение (https://youtu.be/whPAGmeE6O4) Александра Шестуна на имя Владимира Путина по поводу этого беспредела. Набрало на Ютубе почти 1 млн просмотров. И где реакция? Реакции – ноль.

Зато меньше года назад президент присвоил Ткачёву звание генерал-лейтенанта.

А среди «сувениров», которые регулярно «дарят» Ткачёву – позолоченные айфоны с символикой ФСБ и портретом Путина. Очень символично.

Обо всём этом и о многом другом читайте в нашем материале (https://rupres.com/bespredel/kak-general-fsb-ivan-tkachyov-stal-simvolom-korrupcii-pri-putine). Будете в курсе расценок, если что.

В предыдущей заметке Риски и эволюция подробно освещена тема рисков и их места в эволюции, как и тема сжигания рисками ресурсов живых систем, необходимых для их купирования и нейтрализации. Фундаментальным ресурсом всех живых систем является энергия. Поэтому переход на каждый следующий уровень эволюции связан не только с созданием новых технологий нейтрализации рисков, но прежде всего, с прорывами в присвоении энергии, обеспечивающей технологиям энергетический фундамент.

Мы оставили Homo Sapiens в тот момент, когда он исчерпал возможности прорывной энергетической технологии «Великие Охотники Больших Загонов». Очередные виражи социальной эволюции предварял следующий энергетический прорыв – переход от присваивающего хозяйства к производящему. Новый энергетический уклад невероятно интенсифицировал процессы социогенеза. Всплывающие при этом уязвимости и станут предметом текущего анализа.

Но риск ресурсной недостаточности непременно воспроизводился, всякий раз на всё более высоком уровне производительности труда и популяционной базы. Исключением, благодаря индустриализации сельского хозяйства и соревнованию двух социальных систем, доказывавших друг другу свои преимущества, стали последние 60 лет. С остановкой соревнования ресурсный риск имеет все шансы вновь стать актуальным, причём не из-за слабости технологий или нехватки земли, а поскольку Большим Капиталам станет не до ничтожных проблем особей, не вписавшихся в рынок.

Одной из особенностей перехода к производящему хозяйству является мгновенное становление товарного обмена, а с ним Капитала и капитализма. Всё это – прямое следствие появления первых продуктовых излишков, которым длительное хранение противопоказано. Единственной разумной альтернативой их порче был обмен, превращавший излишки в товар. «Избыточная» товарная масса сразу же продемонстрировала гигантские возможности воздействия на социум: излишки обменивались не только на товар, но и на рабочую силу, услуги, лояльность, любовь женщин, что тут же породило жажду обладать товарной массой во всё большем объёме, а с тем положило начало Капиталу.

Капитал – вовсе не обязательно деньги, акции, фабрики и заводы. Его корневая суть в том, что Капитал – это присвоенный овеществлённый труд, с имманентным ему императивом собственного расширенного воспроизводства. От формации к формации менялись производительность труда, формы социальных отношений и самого Капитала, но данный его признак оставался инвариантом.

Первой формой овеществлённого труда, читай Капитала, стала годная к обработке земля, товарный продукт (излишки) и вымениваемые на него орудия труда, все вместе обеспечивавшие своё же расширенное воспроизводство. Одновременно с Капиталом родилась и его страсть к накоплению и расширению, поскольку присвоенный овеществлённый труд обеспечивал не только достаток, но и власть над соплеменниками, успех у женщин и лучшую страховку биовыживания потомства.

Одновременно с Капиталом родился и капитализм – форма социального устройства, благоприятствующая расширенному воспроизводству Капитала. Его характерная черта, повторяемая во всех без исключения формациях – господство института частной собственности. ЧС является главным, закреплённым в законе инструментом отторжения производимого продукта от непосредственного производителя. Такого рода право не могло не породить социальное напряжение, что потребовало мгновенной институализации системного насилия. Сопутствующие частной собственности институты насилия появились одновременно с ней, благо овеществлённый труд позволял купить необходимые для этого лояльность и силовую поддержку.

Таким образом, товарный обмен, Капитал, капитализм, институты частной собственности и системного насилия, право присваивать появились одновременно. Они взаимно порождали и дополняли друг друга. Замкнутая эко(номическая)система капитализма возникла сразу со всеми своими основными атрибутами, поскольку они друг без друга не живут.

Капитал и капитализм начала неолита, конечно, были неказистыми, но вполне дееспособными и прекрасно исполняли свою главную функцию – присвоение и расширенное воспроизводство овеществлённого труда в виде товарных излишков и средств производства. Частная собственность разбудила неуёмную жажду накопления, а с ней животную алчность, повышенный уровень эгоизма, индивидуальной и коллективной агрессии. Разбуженные коммуникационные императивы остались с Цивилизацией всю её историю, независимо от развития производительных сил и производственных отношений, будучи лишь слегка отлакированными культурой. Их неизменные суть и содержание в «Завтраке для чемпионов» Курта Воннегута:

Считалось, что в Америке каждый должен заграбастать сколько может и не выпускать из рук. Некоторые американцы здорово умели всего нахватать и не выпускать. Они стали сказочно богатыми. Другие не могли накопить ни шиша.

Товарный обмен предоставил широчайшие возможности для углубления специализации и системного разделения труда, а с тем для дальнейшего роста его производительности и объёмов располагаемых ресурсов. За это пришлось заплатить господством нового коммуникационного императива «человек человеку волк», который стал постоянным отравляющим жизнь социумов фоном.

Выделение управления в отдельную профессию-​сословие позволило деревенским общинам сначала объединиться в номы, затем номам объединиться в первые полноценные государства – царства:

Мета-​големы начали свою, во многом самостоятельную эволюцию, следуя собственной логике доминирования и энергетической оптимизации, выгодной им самим, экономической элите и социуму в целом. В отличие от Капитала, в целеполагании мета-голема обязательно присутствовали нотки общих социальных интересов, поскольку монархи, как правило, жили не только в режиме отправления власти и обогащения, но и в режиме миссии. Единственной «священной коровой», выведенной за рамки энергетической оптимизации, всегда был и остался фундамент капитализма – частная собственность.

Поэтому очень долго, до появления административной формы «республика», управляемой политиками, читай марионетками Капитала, самые крупные капиталы порождались узаконенным симбиозом административной и экономической власти. Но доминировало в нём административное начало. Такие капиталы субъективировали государь и крупные чиновники. В подобной ситуации «инвестиции» во власть стали заведомо выгодным вложением, но их при сильной монархической власти пресекали, и они были опасными. Поэтому при жёстком монархе крупные капиталы склонялись к мирному сосуществованию с властью.

Первым и самым естественным инструментом утилизации накапливаемых в товарной форме свободных капиталов стало элитарное потребление. Не случайно Древний Египет и Шумер-​Аккад-Вавилон были заповедниками роскоши. Однако полная утилизация через индустрию роскоши постоянно воспроизводимой избыточной товарной массы невозможна – капиталист тоже устаёт от однообразия, бессмысленности и бездуховности процесса потребления.

Вторым не менее естественным инструментом служили инвестиции, позволявшие Капиталу реализовать главный императив – обеспечивать собственное расширенное воспроизводство. Однако инвестиционные ниши в Древнем мире были в колоссальном дефиците, поскольку основной капитальный актив – земля – был ресурсом невоспроизводимым, за исключением коротких периодов больших ирригаций.

На фоне слабости естественных требовались альтернативные механизмы изъятия товарных излишков. Наиболее красиво и изящно эту задачу решил Древний Египет. В этой точке траектории его и Шумера, хотя они и эволюционировали в близких геофизических условиях, диаметрально разошлись.

Древний Египет создал эффективнейший иррациональный инструмент утилизации свободных капиталов – гигантскую погребальную и храмовую индустрию. Фараоны Раннего и Древнего царств, 3100-2150 до н.э., которые одновременно были и самыми крупными капиталистами, задали невероятную по высоте планку ухода в мир иной. За ними тянулись правители номов и номовая аристократия. Занятость огромных масс несельскохозяйственного населения в невероятных по масштабу работах перекачивала товарные излишки к ним в качестве платы за их труд. В окончание эпохи Древнего царства эйфория погребальной индустрии отчасти сдулась. Однако её утилизационные возможности поддержала уникальная по капиталоёмкости храмовая индустрия. Как следствие, Древний Египет отметился самой длинной и устойчивой государственностью продолжительностью в две тысячи лет с двумя относительно короткими переходными периодами временной дестабилизации, но не полной утраты.

А вот Шумер не сумел развернуть взгляд Капитала ни в направлении погребальной, ни в направлении храмовой индустрии. Поэтому его Капитал, заряженный императивом собственного расширенного воспроизводства, обратил свой взор на мета-​големы, как на возможный инструмент обогащения. Ведь при наличии достаточных ресурсов слабую административную власть, а она в Шумере была слабой, можно было присвоить или подчинить. Как следствие, агрессия Капитала в направлении мета-​големов стала непрерывным процессом, что в итоге и стало главной причиной аморфной в сравнении с Древним Египтом государственности, надолго зависшей на уровне номов.

Только около 2500 до н.э. в Шумере возникла первая мифическая держава Лугаль-​анне-мунду, вслед за ней столь же мифическая империя Лугальзагеси 2336-2316. Первым большим царством Месопотамии, отражённым не только в мифах, но и в документах, были не шумерские «империи», а созданное Саргоном Аккадское царство 2316-2137 до н.э., появившееся на восемьсот лет позже Раннего царства.

У глубокой немощи мета-​големов Шумера было фундаментальное основание – отставание в письменности, важнейшем инструменте административного управления.

Египетское иероглифическое письмо появилось в 3100 до н.э., причём сразу в законченном виде. И только около 2400 до н.э. клинопись Месопотамии достигла уровня упорядоченного словесно-​слогового письма, сопоставимого с египетским. Столь колоссальное отставание объясняется носителями письменности – египетская «бумага» (папирус) vs глиняные таблички. Качество и энергетическая эффективность письма на бумаге всегда была существенно выше, чем по обожжённой глине. Поэтому производительность труда папирусного писца была на порядки выше глиняного. Меж тем каждый из них очень дорого обходился социуму, а мета-​голему их требовалась целая армия. Как следствие, административное управление Шумера в сравнении с Древним Египтом всегда оставалось убогим. Это стало существенным ограничением как на предельные размеры мета-​големов, так и на их возможности диктовать свою волю Капиталу, в том числе навязывать ему механизмы утилизации излишков. В итоге две разные технологии твёрдой символьной памяти (первые, между прочим, образцы жёсткой негенетической памяти в истории биологической эволюции) породили две столь разные траектории социогенеза:

Новые деньги переформатировали «мозги» Капитала, который был основным поставщиком товарной массы: отныне он желал выручать за товар не другие товары, а только золото или серебро. Меж тем из-за дефицита инвестиционных ниш вырученные деньги некуда было вкладывать, а потратить все их на роскошь было невозможно. В итоге значительная их доля оседала в сундуках (накоплениях), что обескровливало денежное обращение. Вот так хождение плохих и хороших денег и актуализировало закон Коперника-​Грешема: лучшие деньги вымываются из обращения, в ходу остаются худшие. На фоне отсутствия у административной власти практического опыта и механизмов регенерации денежного обращения это быстро привело к острой денежной недостаточности. Следует признать, что с позиций безопасности денежного обращения товарные «деньги» в тех реалиях были предпочтительнее, поскольку жгли Капиталу руки, требуя потратить себя ранее попадания в ненасытную пасть крыс, моли или бактерий.

Поскольку товарная масса не находила себе ожидаемого денежного эквивалента, последовало торможение процессов обмена, затем и товарного производства, за его «избыточностью». Зарисовку финальной картины накануне катастрофы сделал Пьер Монтэ в своей реконструкции «Египет Рамсесов»:

… в смутные времена жизнь неимоверно вздорожала. Продуктов не хватало, и их меняли только на золото или серебро.

Так алчность Капитала стала в итоге причиной коллапса экономики, а с ним государственности Египта и Передней Азии. Речь идёт о «катастрофе бронзового века», которая как ветром сдула Микенское, Хеттское, Вавилонское, Ассирийское царства. Древний Египет свалился в катастрофу несколько позже других. Его подстраховала «подушка» из захороненного погребальной индустрией золота и серебра, жажда которого при последних Рамсесах XII-​XI века до н.э. преодолела страх мести Богов – невероятный спрос на живые деньги привёл к массовому разграблению гробниц. Поднимаемое из них золото и серебро регенерировало денежное обращение и товарно-​денежный обмен Египта. Но при постоянно работающем насосе запасов хватило ненадолго, и вскоре Египет постигла та же участь.

Чем только не принято объяснять «катастрофу бронзового века»: тектонической активностью, длительной засухой, переходом от бронзового к железному веку, вторжением морских кочевников – «народов моря», континентальных кочевников – семитских племён арамеев. Однако при здоровой экономике большие и сильные государства, особенно в плодородных поймах рек, пусть не без потерь, но были в состоянии справиться с любым из этих факторов, что раньше с успехом и делали. Каждый из перечисленных факторов мог вызвать коллапс одного, ну двух государств. Но чтобы всех вместе? Одинаково беззащитными их сделало резкое торможение экономики.

Это был первый мировой кризис капитализма. Коллапс, вызванный стремительным замедлением обменных процессов, невероятно ослабил древние царства, превратив в дряхлых недееспособных «стариков». Естественно, кочевники, жившие племенной общиной, на их фоне сразу же стали сильными:

«Катастрофа бронзового века» – блюдо, приготовленное на огне огромного желания Капитала меняться и накапливаться в деньгах, при полном отсутствии в арсенале мета-​големов технологий реанимации денежного обращения. На схеме выше социумы попросту не успели «нарисовать» стрелочку вправо, где должна была стоять технология, нейтрализующая вымывание денег из обращения, столь неожиданным и сильным был удар. Однако историки, тотально зависимые от системы, созданной в интересах Капитала, в упор не видят повара столь острого блюда. А если кто и удосужится рассмотреть, то его видение утонет в потоке тиражируемых на эту тему «правильных научных исследований».

«Катастрофа бронзового века» воспроизводилась не единожды – это и коллапс флорентийского капитализма XII-​XV веков под аккомпанемент оглушительного краха домов Барди и Перуцци, это и Великая депрессия и прочие более мелкие, но регулярные кризисы «перепроизводства». Причина всегда была одна – необеспеченность спроса деньгами. Но на оруэлловском языке Капитала общая характеристика кризисов звучит как бы следствием благости от него – перепроизводства. Почти как кризис избыточного благоденствия – это когда холодильник ломится от еды, которую больше некуда класть.

На самом деле «кризис перепроизводства» – это когда холодильник пуст, и нет денег, чтобы его заполнить. Джон Стейнбек в «Гроздьях гнева» сильно впечатлился:

Запахом тления тянет по всему штату, и в этом сладковатом запахе – горе земли. Люди, умеющие прививать деревья, умеющие селекционировать, выводить всхожие и крупные семена, не знают, что надо сделать, чтобы голодные могли есть взращённое ими. Люди, создавшие новые плоды, не могут создать строй, при котором эти плоды нашли бы потребителя.

И поражение нависает над штатом, как тяжкое горе.

То, над чем трудились корни виноградных лоз и деревьев, надо уничтожать, чтобы цены не падали, – и это грустнее и горше всего. Апельсины целыми вагонами ссыпают на землю. Люди едут за несколько миль, чтобы подобрать выброшенные фрукты, но это совершенно недопустимо! И апельсинные горы заливают керосином из шланга, а те, кто это делает, ненавидят самих себя за такое преступление, ненавидят людей, которые приезжают подбирать фрукты. Миллионы голодных нуждаются во фруктах, а золотистые горы поливают керосином.

И над страной встаёт запах гниения.

Жгите кофе в пароходных топках. Жгите кукурузу вместо дров – она горит жарко. Сбрасывайте картофель в реки и ставьте охрану вдоль берега, не то голодные всё выловят. Режьте свиней и зарывайте туши в землю, и пусть земля пропитается гнилью.

Это преступление, которому нет имени. Это горе, которое не измерить никакими слезами. Это поражение, которое повергает в прах все наши успехи. Дети, умирающие от пеллагры, должны умереть, потому что апельсины не приносят прибыли. И следователи должны выдавать справки: смерть в результате недоедания, потому что пища должна гнить, потому что её гноят намеренно.

Люди приходят с сетями вылавливать картофель из реки, но охрана гонит их прочь; они приезжают в дребезжащих автомобилях за выброшенными апельсинами, но керосин уже сделал своё дело. И они стоят в оцепенении и смотрят на проплывающий мимо картофель, слышат визг свиней, которых режут и засыпают известью в канавах, смотрят на апельсинные горы, по которым съезжают вниз оползни зловонной жижи; и в глазах людей поражение; в глазах голодных зреет гнев. В душах людей наливаются и зреют гроздья гнева – тяжёлые гроздья…

На следующий год Капитал, естественно, произведёт меньше картофеля и свиней, выплатив меньшую плату труженикам, что ещё сильнее ударит по платёжеспособному спросу. Так раскручивается любая спираль «катастрофы бронзового века».

Первая ласточка

Поскольку императивы Капитала с конца II тыс. до н.э. оставались неизменными, принципиально неустранимым оставался и самый страшный для капитализма его базовый системный риск. Поэтому весь дальнейший ход социогенеза вращался и продолжает вращаться вокруг создания технологий хотя бы временной его нейтрализации.

Первой ласточкой стала социальная технология «имперский военный пылесос» – чисто силовая стратегия регенерации денежного обращения. Впервые её системно реализовала Ассирия.

На самом деле «кризис перепроизводства» – это когда холодильник пуст, и нет денег, чтобы его заполнить. Джон Стейнбек в «Гроздьях гнева» сильно впечатлился:

Запахом тления тянет по всему штату, и в этом сладковатом запахе – горе земли. Люди, умеющие прививать деревья, умеющие селекционировать, выводить всхожие и крупные семена, не знают, что надо сделать, чтобы голодные могли есть взращённое ими. Люди, создавшие новые плоды, не могут создать строй, при котором эти плоды нашли бы потребителя.

И поражение нависает над штатом, как тяжкое горе.

То, над чем трудились корни виноградных лоз и деревьев, надо уничтожать, чтобы цены не падали, – и это грустнее и горше всего. Апельсины целыми вагонами ссыпают на землю. Люди едут за несколько миль, чтобы подобрать выброшенные фрукты, но это совершенно недопустимо! И апельсинные горы заливают керосином из шланга, а те, кто это делает, ненавидят самих себя за такое преступление, ненавидят людей, которые приезжают подбирать фрукты. Миллионы голодных нуждаются во фруктах, а золотистые горы поливают керосином.

И над страной встаёт запах гниения.

Жгите кофе в пароходных топках. Жгите кукурузу вместо дров – она горит жарко. Сбрасывайте картофель в реки и ставьте охрану вдоль берега, не то голодные всё выловят. Режьте свиней и зарывайте туши в землю, и пусть земля пропитается гнилью.

Это преступление, которому нет имени. Это горе, которое не измерить никакими слезами. Это поражение, которое повергает в прах все наши успехи. Дети, умирающие от пеллагры, должны умереть, потому что апельсины не приносят прибыли. И следователи должны выдавать справки: смерть в результате недоедания, потому что пища должна гнить, потому что её гноят намеренно.

Люди приходят с сетями вылавливать картофель из реки, но охрана гонит их прочь; они приезжают в дребезжащих автомобилях за выброшенными апельсинами, но керосин уже сделал своё дело. И они стоят в оцепенении и смотрят на проплывающий мимо картофель, слышат визг свиней, которых режут и засыпают известью в канавах, смотрят на апельсинные горы, по которым съезжают вниз оползни зловонной жижи; и в глазах людей поражение; в глазах голодных зреет гнев. В душах людей наливаются и зреют гроздья гнева – тяжёлые гроздья…

На следующий год Капитал, естественно, произведёт меньше картофеля и свиней, выплатив меньшую плату труженикам, что ещё сильнее ударит по платёжеспособному спросу. Так раскручивается любая спираль «катастрофы бронзового века».

Первая ласточка

Поскольку императивы Капитала с конца II тыс. до н.э. оставались неизменными, принципиально неустранимым оставался и самый страшный для капитализма его базовый системный риск. Поэтому весь дальнейший ход социогенеза вращался и продолжает вращаться вокруг создания технологий хотя бы временной его нейтрализации.

Первой ласточкой стала социальная технология «имперский военный пылесос» – чисто силовая стратегия регенерации денежного обращения. Впервые её системно реализовала Ассирия.

Из всех капиталов олигархические самые агрессивные. Им без разницы кто станет пищей, обеспечивающей им рост. Сначала они съели симбионта Вавилона – Ассирию. Однако монопольно присваиваемой Вавилоном внешнеторговой и военной ренты хватило ненадолго – только на правление Навуходоносора 605-562 до н.э., на которое и пришёлся расцвет царства. После его смерти Капитал развязал бескомпромиссную схватку за власть, читай за прямой доступ к распределению административной и военной ренты.

Царь Набонид, 556-539 до н.э., вступив в конфликт с олигархией, был вынужден на десять лет 553-543 до н.э. покинуть Вавилон, дабы избежать ежегодной процедуры переизбрания – явный атрибут олигархической республики. Добившись возможности легитимно устранять царя, Большие Капиталы Вавилона не сделали второго важного шага – создание сената – инструмента, способного ограничивать и перехватывать полномочия царя.

Поэтому Набонид спокойно передал власть над городом и гарнизоном царевичу Валтасару, пребывавшему в чине соправителя, а личную резиденцию перенёс в город Тема – в северной части завоёванного им Аравийского полуострова. Исчерпание потенциала внешнеторговой экспансии и полная утрата доступа к административной и военной ренте, которой единолично распоряжался Набонид, стали причиной быстрой деградации денежного обращения и платёжеспособного спроса, а с ними экономики ядра империи. Наступившие за этим лишения породили у граждан апатию к судьбе царства.

Олигархия опомнилась, когда на экране её сознания нарисовалась явная военная угроза со стороны персов: под их ударами пали две могущественные державы Ближнего Востока – Мидия в 550 и Лидия в 546 до н.э. Только тогда депутация вавилонских граждан имела честь просить прощение и умолять царя вернуться в Вавилон. В 543 до н.э. Набонид, сменив гнев на милость, пожаловал в столицу. Но было поздно: в 539 до н.э. Вавилон, ставший ненужным своим гражданам, фактически никем не защищаемый, рухнул к ногам Ахеменидов.

Новый Вавилон не выстоял в статусе доминирующей империи и столетия 626-539 до н.э. Столь разрушительна для государства необузданная внутренняя агрессия неудовлетворённой олигархии и сопутствующие тому риски. Вавилон ещё послужил одной из пяти столиц империи персов, но постепенно, ставший теперь ненужным олигархии, он растворился в небытие вслед за Ассирией. С ним канули в лету остатки идентичности Шумера-​Аккада-Вавилона.

Траектория «Лидия» – проклятие «пустых» денег

«Пустые деньги» – это золото-​серебро, поднимаемое из недр Земли.

Почему пустые? Потому что у добытчиков изначально отсутствует опыт его превращения в Капитал. Как следствие, Капитал с традициями непременно его у них изымет. Для расширенного воспроизводства, основное, напомним, качество Капитала, старателям недостаёт накопленной физической инфраструктуры, суммы технологий, традиций, связей, практик иезуитства в борьбе за место на рынках. Его завоёвывают в изощрённых интригах и жесточайших, зачастую криминальных схватках. Чем больше Капитал, тем холоднее на окучиваемых им вершинах, где неопытный новичок заведомо замёрзнет. Без прикладываемой к золоту-​серебру суммы социальных технологий оно – просто деньги, на которые можно купить товары и услуги, но невозможно полноценно включиться в расширенное воспроизводство. Такие деньги – вот они есть, а вот их уже нет. Совсем.

Носителями недостающей «для счастья» суммы технологий являются Большие Капиталы, и они ими на рынках не торгуют, поэтому за деньги их не купить. Плата за «счастье» привлечь технологии одна – политическая власть олигархии с сопутствующим искажением коллективной этики и морали.

Без технологий обильному притоку золота и серебра, не утилизируемому в товарной экономике, всегда сопутствовал целый букет проблем. Шальные деньги лишали элиту адекватности в оценке своей компетенции и границ возможного, провоцировали экспансию со стороны более сильных в военном отношении соседей, навлекали экономическую агрессию Больших Капиталов. «Счастливчик» находился в состоянии рядового труженика, выигравшего в спортлото нереально большие деньги. Защитить его от личной глупости, грабителей, мошенников и прочих торговцев счастьем могла только строгая изоляция. Но её и человеку-​то сложно обеспечить, не то что государству. В лучшем случае счастье обладания богатством заканчивалось оскудением источника денег.

Риски, навлекаемые шальными деньгами разнообразны, но всегда с похожим финалом – коллапсом или сильным ослаблением государственности. Характерные траектории начертила Лидия, несколько позже Афины и Испания с Португалией:

Лидии несли богатство золотые пески реки Пактол. В памяти Цивилизации она отметилась началом чеканки монет: в правление Гигеса 680-644 до н.э. на слитках стандартного размера и веса начали штамповать их номинал, что существенно упростило товарно-​денежный обмен и сделало его доступным даже для неграмотных крестьян. Позже значимую долю энергетического выигрыша съела практика порчи денег, породившая прожорливое сословие менял.

Расцвет Лидии пришёлся на правление Крёза 562-546 до н.э., о котором говорили «богат, как Крёз». При нём Лидия раскинулась почти на половину Малой Азии. Крёз был поклонником культа Аполлона в Дельфах. Получив предсказание дельфийского оракула: «Если ты начнёшь войну, то погубишь великое царство», – Крёз неверно истолковал его. Он перешёл реку Галис, по берегам которой расположились два войска, что стало концом Лидии. Внутреннее состояние Крёза исключило критическую оценку пророчества, лавирование и поиск компромисса – следствие неадекватности в оценке границ возможного.

Вторую траекторию прочертили Афины. В VI веке до н.э. они присвоили серебряные рудники горы Лаврион в 40 км от себя. Пик годовой добычи в 10 тонн серебра пришёлся на V век до н.э. Его обеспечил нечеловеческий труд десятков тысяч рабов в глубоких «кротовых» норах Лавриона. С пиком добычи синхронизирован «золотой век» Афин – расцвет культуры и демократии. Одно из его наследий – три великих философа: Сократ 469-399 до н.э., ученик Сократа Платон 427-347, ученик Платона Аристотель 384-322.

В 431-404 до н.э. разразилась Пелопоннесская война между Делосским морским союзом во главе с Афинами и Пелопоннесским союзом, возглавляемым Спартой, объединившим остальные греческие полисы. На втором этапе войны Спарта отошла от тактики коротких набегов на Аттику: в 413 до н.э. ею был занят и укреплён посёлок Декелея в 18 км от Афин, где разместился гарнизон. Ход Спарты отрезал Афинам прямой доступ к Лавриону. Более того к Спарте перебежали около двадцати тысяч афинских рабов, что обрушило добычу.

Впервые за сто с лишним лет Афины испытали острый дефицит наличности. Оскудение потока серебра во многом предопределило их поражение. Война – занятие дорогое, поэтому с торможением Лавриона военные успехи Афин попали в зависимость от того, кого в данный конкретный момент поддержит деньгами Персия, заинтересованная в ослаблении Греции. В 406 до н.э., когда персидские деньги в очередной раз переметнулись на сторону Спарты, Афинам пришлось пустить на восстановление флота свой последний резерв – золотую и серебряную утварь Парфенона. Разгром флота в 404 до н.э., тогда из 180 триер спаслись лишь 12, добил Афины – у них не осталось ни флота, ни армии, ни денег, а морская блокада, нарушившая снабжение, лишила остатков воли. Поражение в той войне стало началом конца Афин.

Хищническая выработка и прерывание добычи в ходе войны привели к системному обрушению в IV веке до н.э. притока серебра из Лавриона. Меж тем Большие Капиталы Афин не были приучены зарабатывать деньги вовне, как, например, вавилонские, не было у них требуемой суммы традиций и технологий. Они привыкли с прибылью для себя тратить внутреннюю наличность на южный и восточный завоз. Постигшее Афины безденежье привело к их закату: нет денег – нет блеска. Сильнейший полис Древней Греции превратился в зависимое государство.

В греческом полисном многоборье субъект, не обладавший обильным источником денег, не имел шансов добиться устойчивого доминирования над другими. Поэтому вместе с Афинами Греция лишилась традиционного центра консолидации, что стало приговором государственности Древней Греции, а с тем и классическому периоду её истории. Приговор в 338 до н.э. привёл в исполнение Филипп II, царь Македонии 359-336 до н.э., отец Александра Великого.

По третьей траектории проследовали Испания и Португалия, обеспечившие с середины XVI века невероятный приток в Западную Европу золота и серебра Нового Света. Тысячелетие Реконкисты натренировало их континентальную военную мощь, а вовлеченность в океанскую экспансию обусловила силу флота. Поэтому сплавить их по траектории Лидии, либо отрезать от источников золота и серебра, как Афины, не представлялось возможным. Не приходилось надеяться и на истощение новых, с иголочки месторождений.

Но Большие Капиталы, уже осознавшие к тому времени свою политическую мощь, категорически не желали подчиняться административной власти сильного монарха даже в интересах обогащения, поэтому реализовали другую тактику. Они, опираясь на династические расклады, обеспечили себе прямой доступ к внутреннему рынку Испании и Португалии через Нидерланды – владение испанского монарха. Утоляя товарную жажду пиренейцев, Капитал перекачал в свои закрома в Нидерландах огромные объёмы их золота и серебра. Попутно, провоцируя религиозные смуты и континентальные войны, Большие Капиталы вынудили испанского монарха знатно потратиться на борьбу с протестантами и восьмидесятилетнюю войну 1566-1648. Деньги эти опять же в основном осели в центральной в Европе, откуда их вычищал товарный пылесос Больших Капиталов.

Так всего лишь за век состоялось величайшее в истории «ограбление». Его итогом стал жестокий дефицит наличности, коллапс экономики и военной мощи, за которым последовал быстрый закат звёзд Иберии. Повезло, что не утрата ими государственности. При этом у Испании и Португалии не было ни малейшего шанса свернуть с траектории, на которую их вывели Большие Капиталы.

Итого, бенефициар шального богатства неизменно следует в направлении коллапса государственности. Потому как не в коня корм. За редкими исключениями.

Второй, если мета-​голем живёт в симбиозе с внутренними Большими Капиталами (подчинён им), заряженными на товарное производство и внешнюю экспансию. Они-​то в полной мере обладают всем спектром технологий для утилизации шального богатства в целях собственного расширенного воспроизводства. Как следствие, готовы и в состоянии защитить внутренний рынок от аннексии Внешними Хищниками, тем самым не допустить утекания наличности, последующего коллапса экономики и государства. Таковы, к примеру, траектории Карфагена, Северной Америки. Обобрать их мог, если вообще мог, только более сильный в военном отношении Хищник, но задача эта, как мы знаем, не из лёгких.

Почему траектория названа «Ахемениды»? Потому что империя персов была первой, которая сделал ставку на качество управления территориями, а не на военную силу, внешнюю торговлю или богатство недр. Ахемениды сразу постарались не ступить на траекторию «Ассирия», заместив практику регулярных вторжений, военной дани и грабежей постоянным и умеренным денежным обременением территорий. Энергетически это оказалось выгоднее постоянной войны, а достигнутый уровень социальных технологий позволил решить нетривиальную и масштабную административную задачу.

Держава персов была разбита на 20÷23 сатрапии – от Лидийской и Ионийской на Западе до Индийской на Востоке. Каждой были назначены свои налоги. Самый большой налог в 360 талантов золотом, а это более 9 т – эквивалент 130 т серебром, платила индийская сатрапия. Сравните с 10 т серебра в год, добываемого на пике в Лаврионе. Общая сумма налогов была колоссальной. Сатрапии в том числе нагружались косвенными налогами, например, повинностью выставлять определённое число воинов.

Налоги вкладывались в развитие и содержание связавшей империю сети дорог, царской почты, работавшей по принципу эстафеты, в строительство, например, в обустройство пяти имперских столиц Персеполь, Пасаргады, Экбатана, Сузы, Вавилон. Налоги тратились на содержание административного аппарата и армии, на финансирование войн, в том числе чужими руками, как, например, Афин со Спартой.

Такая система управления сложилась на Ближнем Востоке не сразу. Например, Ассирия первоначально на завоёванных территориях опиралась только на силу оружия и устрашение. Но со временем эта система оказалась мало приспособленной для управления растущей империей, Древняя Персия. От племени до империи.

Ассирия, следует отметить, со временем изменила отношение к покорённым народам, перейдя к сбору налогов и более рациональной эксплуатации территорий. Но после практики массовых казней и физического устрашения трудно сломать карму – сложившуюся традицию жёсткого доминирования и увлечённости военными грабежами. Их следствием была экономическая слабость окраин, а с тем и налоговой базы, зависимость от военной мощи и высоких затрат на неё.

Всё же основной опорой ассирийского господства, как и впоследствии вавилонского, была армия. Военные гарнизоны буквально опоясывали всю страну. Учтя опыт своих предшественников, Ахемениды к силе оружия присоединили идею «царства стран», т. е. разумного сочетания местных особенностей с интересами центральной власти.

Древние греки, познакомившиеся с организацией государственного управления в империи Ахеменидов, восторгались мудростью и дальновидностью персидских царей. По их мнению, эта организация была вершиной развития монархической формы правления.

Языком персидской канцелярии, на котором издавались даже царские указы, был арамейский. Это объясняется тем, что он был общеупотребительным в Ассирии и Вавилонии ещё в ассирийские времена. Завоевания ассирийскими и вавилонскими царями западных областей, Сирии и Палестины, ещё более содействовали его распространению.

Деление на сатрапии преследовало главным образом цели сбора налогов, но иногда учитывались особенности и история населявших их народов. Кроме сатрапов во многих провинциях имелись наследственные местные цари, владетельные жрецы, вольные города, наконец, «благодетели», получившие в пожизненное, а то и наследственное владение города и округа. Они отличались от сатрапов наследованием власти, исторической и национальной связью с народом, видевшим в них носителей древних традиций. Они осуществляли внутреннее управление, сохраняли местное право, систему мер, язык, налагали подати и пошлины, но находились под постоянным контролем сатрапов, которые могли вмешиваться в дела областей, особенно при смутах и волнениях.

Сатрапы регулировали политические отношения, решали пограничные споры, тяжбы по делам граждан из разных городских общин или вассальных областей. Местные правители имели право непосредственно сноситься с центральной властью, некоторые содержали свои войско и флот, которыми лично командовали. Однако сатрап мог во всякое время потребовать эти войска на царскую службу, поставить во владениях местных правителей свой гарнизон. Главное командование войсками провинции принадлежало ему. Сатрап был, как бы его назвали в более близкую нам эпоху, генерал-​губернатором сатрапии, обеспечившим её внутреннюю и внешнюю безопасность.

Персидская система управления даёт пример удивительного уважения победителями местных обычаев и прав покорённых народов. В Вавилонии, например, все документы времён персидского владычества в юридическом отношении не отличаются от доперсидской эпохи. То же самое было в Египте и Иудее. В Египте персы оставили прежним не только деление на номы, но и владетельные фамилии, расположение войск и гарнизонов, а также податную неприкосновенность храмов и жречества. Конечно, центральное правительство и сатрап в любое время могли вмешаться и решать дела по своему усмотрению, но большей частью им было достаточно, если в стране спокойно, подати поступают исправно, войска находятся в порядке.

Ещё одной восхищавшей греков особенностью персидской империи были прекрасные дороги, описанные Геродотом и Ксенофонтом в рассказах о походах царя Кира.

Персидское царство воспользовалось и изобретением лидийцев – монетой. Устанавливая единую налоговую систему, персидские цари не могли обойтись без чеканки монет. Кроме того, необходимость в единой монете вызвали потребности государства, державшего наёмников, а также небывалый расцвет международной торговли. В царстве была введена золотая монета, причём право чеканить её имело только правительство. Местные правители, города и сатрапы для платежа наёмникам получили право чеканить только серебряную и медную монеты, которые вне их области оставались обыкновенным товаром, Древняя Персия. От племени до империи.

Держава Ахеменидов, сместив акцент с военной индустрии на учёт исторических особенностей территорий, получилась энергетически эффективной и устойчивой. Она располагала полным для той эпохи набором инструментов регенерации спроса и денежного обращения: сильной армией, позволявшей присоединять и удерживать новые земли – траектория «Ассирия», богатыми месторождениями золота и серебра – траектория «Лидия», традиционными ремесленными центрами, обеспечивавшими положительное сальдо внешней торговли – траектория «Новый Вавилон», системой управления, реализующей энергетически эффективную налоговую политику – их собственная траектория «Ахемениды». Суперпозиция траекторий обеспечила империи персов небывалую мощь и стабильность. Она имела все шансы просуществовать значительно дольше, чем до 329 до н.э., когда над ней пролетел «Чёрный лебедь» из Македонии.

Резонанс факторов

«Чёрного лебедя» породил резонанс нескольких факторов.

Первый – пассионарность. Уже греки доставили персам немало хлопот. Здесь же Ахемениды столкнулись с народом, проживавшем ещё севернее, не избалованным благодатью моря и климата, как следствие, пассионарнее греков.

Второй фактор – сильная царская власть. Её сила – прямое следствие отсутствия в Македонии олигархии, раздиравшей любую страну, к примеру, повсеместно имевшейся в Греции – там её порождало море, вернее, морская торговля.

Третий – завоевание в 356 до н.э. Филиппом II, отцом Александра Великого, Пангейских рудников Фракии. Обильный источник золота и серебра позволил построить и обновлять флот, содержать большую регулярную армию, основой которой стала знаменитая македонская фаланга.

Четвёртый фактор – подчинение Филиппом II, опираясь на первые три фактора, разобщённой Греции. Тем самым Македония получила дополнительную точку опоры для продолжения экспансии – на греческих воинов и греческую военную традицию, значительно усиливших её военную мощь. В I тыс. до н.э., до македонцев, греки показывали себя в Передней Азии абсолютно лучшими воинами, они были желанными наёмниками в любой армии. Филипп II обязал греческие полисы выставлять совокупно 200 000 пехотинцев и 15 000 всадников.

Наконец, пятый фактор – масштаб личности Александра Македонского, царя Македонии 336-323 до н.э.

Резонанс столь сильных факторов и породил Чёрного лебедя, разрушившего могущественную империю Ахеменидов. Со смертью Александра резонанс ослаб, но для эллинизации Передней Азии его вполне хватило.

Коммод, казнив жену (уличил её в супружеской измене) завёл себе гарем. Отличаясь необычайной физической силой и крепким телосложением, император провозгласил себя римским Геркулесом, появлялся на публике в шкуре льва и с палицей на плече, лично участвовал в травлях диких зверей и выступал на арене амфитеатра как гладиатор. Вконец обезумев, переименовал в свою честь все месяцы календаря, и даже Рим нарёк «городом Коммода», «Золотой век» Римской империи.

Однако, как это ни странно, именно личные качества Коммода стали причиной выправления платёжного баланса и регенерации денежного обращения. Не желая покидать Рим, император замирился с маркоманнами, квадами, даками, сарматами, что снизило военные расходы. А необходимые источники золота и серебра он, похоже, нашёл в закромах у сенаторов:

После неудавшейся попытки покушения на свою жизнь (его с одобрения Сената организовала в 183 Анния Луцилла, сестра Коммода) император проникся лютой ненавистью к сенату и обрушился с репрессиями на сенаторское сословие. Последовала длинная череда казней и опал. Чтобы добыть денег на зрелища и увеселения, Коммод по примеру Калигулы и Нерона прибегнул к вымогательствам и конфискациям, «Золотой век» Римской империи (96–192 гг.).

В древних республиках титул сенатор был эквивалентен статусу олигарх (это в представительских демократиях олигархи стали прятаться за подставными куклами, которых дёргают за нитки). Массовые экспроприации безумно богатого сословия, несомненно, поправили бюджет Империи, что на фоне снижения военных затрат привело к росту серебряного содержания денария. Имелись у Коммода и другие достижения – его усилиями был создан африканский флот, а социальная политика первых лет правления сделала его почитаемым в народе.

Однако Большие Капиталы никому и никогда не прощают вольного с ними обращения – Коммод был приговорён:

Тиберий говорил, что управлять империей – это как держать волка за уши. Если заниматься этим среди римских излишеств, волку проще будет вырваться и укусить.

Жизнь в Риме – это путь Калигулы, Нерона и Коммода, и кончается он так же, как их судьбы. Жизнь в провинции, среди легионов – это судьба Марка Аврелия и Септимия Севера, «Непобедимое Солнце», Виктор Пелевин.

В последний день 192-го волк вырвался: Коммода попыталась отравить любовница, но неудачно, после чего его додушил Нарцисс – атлет, с которым он занимался борьбой. Сенат немедленно объявил Коммода «врагом отечества», одобрил убийство, потребовал тащить тело крюком и сбросить в Тибр, имя стереть со всех сооружений. Однако усилиями префекта Пертинакса убитый император был втайне захоронен в усыпальнице Адриана.

С приходом к власти финикийской династии Северов 193-235 источник сенатского золота и серебра прервался, а военная экспансия возобновилась. Последовала неизбежная деградация денежного обращения, которая привела к мгновенному обеднению денария серебром ниже 60%.

Но подлинная катастрофа разразилась после Северов. Спираль экономической деградации привела к деградации политической – приход императоров во власть, опираясь на мечи легионов, стал нормой, а не исключением. Речь об эпохе «солдатских императоров» 235-285.

Открыл её император Максимин 235-238 – первый варвар на престоле Рима, поднявшийся с самых низов. Он выделялся своим огромным ростом, неимоверной силой, доблестью и неукротимым нравом. Максимину были чужды «нужды» элиты, поэтому в интересах Империи он стал взимать всё бо́льшие налоги с римской аристократии. Его боялись как огня прокураторы в провинциях. Чувствуя давление, они старались собрать и отправить как можно больше денег и шли на любые меры, такие как наложение крупных штрафов и конфискации имущества. Деспотичная форма правления помогла поправить денежное обращение и увеличить, как и при Коммоде, наполнение денария серебром, см. график выше, а личная доблесть Максимина позволила добиться значимых побед в германской войне.

Несмотря на военные успехи, верхушка Рима ненавидела варвара, поскольку Большие Капиталы не могла устроить технология спасения Империи за их счёт. Максимина следовало убрать, но для этого сначала требовалось создать в армии отрицательное к нему отношение. В Африке, Италии и Риме были подняты восстания, в Риме были избраны два императора – Пупиен и Бальбин. Максимин был вынужден двинуть войска в Италию, тем самым он сразу превратился из императора-​победителя варваров в императора-​варвара, жёстко воюющего с Римом и Италией. При затянувшейся осаде Аквилеи преторианцы убили Максимина и его сына, после чего Империя покатилась в пропасть.

Год смерти Максимина стал годом шести императоров. В жёсткой фазе падения 235-268 их было двадцать девять. Единственный из них, кто ушёл из жизни ненасильственно – Гостилиан, правивший в 251. Бедняге «повезло» скончаться от чумы. А всего с 235 по 285 солдатских императоров было 53.

Эпоха «солдатских императоров» стала отражением экономической катастрофы Рима. Его вооружённые силы распались на провинциальные группировки – британскую, дунайскую, рейнскую и африканскую. Рим вынужденно оставил ряд территорий. При Галлиене 253-268 бремя расходов и отпадение источников доходов привело к тому, что наполнение монет серебром упало почти до нулевой отметки. Антониниан, монета номиналом в два денария, стал практически медным за исключением тонкого, быстро истиравшегося верхнего слоя. Продавцы товаров отказались принимать их по номиналу. Итогом стало очередное кратное повышение цен.

Но часть своих трат Рим никак не мог закрыть суррогатами, как, к примеру, самую весомую статью расходов – оплату наёмников-​варваров, не признававших поделки. Брезговали ими и олигархические капиталы, снабжавшие Рим товарами. Критическую потребность мета-​голема в золоте и серебре закрывал их оскудевший поток в виде налогов с провинций и элиты, военной добычи.

Система денежного обращения фактически превратилась в двухконтурную: в первом круге обращались полновесные деньги, во втором лигатурные – сплав металлов, т.е. фиатные. Чисто медные деньги не рассматриваем вовсе, они всегда служили второстепенной разменной монетой. Два контура обращения были мерой отчаяния, дабы не допустить полного коллапса денежного обращения и обмена – власть не желала повторения ужасов «катастрофы бронзового века». Но и в такой компромиссной конфигурации простому народу было несладко.

Де-​факто второй контур трансформировал риск деградации денежного обращения в другую форму – инфляцию, поскольку суррогатные деньги категорически не стыковались с императивом накопления. Он диктовал Капиталу «требование» исчисляться и копиться только в золоте и серебре, а не в мифических посеребрённых денариях и золочёных ауреусах. Поэтому хорошие монеты сразу изымались Капиталом из обращения (здесь вступал в действие закон «Коперника-​Грешема), а любое снижение драгоценного содержания в монетах второго контура встречалось номинальным ростом цен. Капитал, следуя инстинкту стяжательства, исчислял цены, исходя из их драгоценного наполнения, а не номиналов, что и стало главной причиной инфляции:

Из острой фазы кризиса Рим вывела иллирийская династия солдатских императоров 268-282. С них и до 378 все цезари были родом из балканских провинций. Иллирийцам досталось печальное наследие, но цепочка выдающихся военачальников и администраторов смогла консолидировать Империю. Аврелиан 270-275, продолжив начатое Галлиеном ограничение полномочий Сената, положил конец эпохе принципата – двоевластию императоров и Сената. В начале его правления серебряный денарий окончательно забронзовел – серебра в нём стало не более 0,5%: медная в основании монета на мгновение окуналась в расплавленный металл. Аврелиану всё же удалось повысить содержание серебра хотя бы до 4,1% и придать монетам привлекательный внешний вид в сравнении с прежними жалкими поделками. Однако проблема деградации денежного обращения была в принципе неразрешима без изменения формата социальных отношений.

Реформацию осуществили два великих римских императора – Диоклетиан 284-305 и Константин I Великий 306-337. Их направляла «рука» эволюционной необходимости, поскольку никакая композиция из рассмотренных выше траекторий более была не в состоянии вывести Империю из тупика хронического дефицита полновесных денег. Если бы не Диоклетиан и Константин, вакантное место реформаторов обязательно заняли бы другие, в противном случае Риму было не избежать своего варианта «катастрофы бронзового века».

Диоклетиан, тоже иллириец, человек умный, жёсткий, последовательный первым делом провёл административные реформы, существенно повысившие качество управления, а с тем сбор налогов и доходы от рудников, что стало предпосылкой для денежной реформы. Денежное обращение вследствие инфляции остро нуждалось в полновесных монетах с высоким номиналом. Им стал аргентеус весом 3,41 гр, который приравняли к пятидесяти старым денариям по 4,5 гр с мизерной долей серебра. Также Диоклетиан наполнил золотом ауреус. Важным шагом стала замена многоуровневой чеканки – местной, региональной, государственной – пятнадцатью государственными монетными дворами, чеканившими однотипные монеты, отличавшиеся в мелких нюансах.

Но «хорошие» монеты, как мы уже знаем, востребованы для накопления, и вскоре всё пошло как обычно:

Полновесная монета очень скоро исчезла из обращения. Правительство империи смогло использовать её только для выплаты жалования наёмным солдатам-​варварам и расчётов с внеимперскими народами. Что же касается представителей имперской администрации – чиновников и даже военных командиров, то они по-​прежнему получали жалование натурой. В зависимости от их рангов было определено, сколько и какого качества им причитается одежды, утвари, рабов и т.д., Император Диоклетиан и закат античного мира, Князький И.О.», доктор исторических наук, профессор.

Но Диоклетиан был реформатором с большой буквы, поэтому далее последовали радикальные шаги.

Первый шаг – Диоклетиан попытался задавить инфляцию, зафиксировав цены на товары. Его «Эдикт о ценах» лимитировал цены примерно на тысячу продуктов питания, ремесленных товаров, услуг. Регламентировались не только цены, но и заработная плата – от сельского батрака до учителя и адвоката. Однако Капитал не мог согласиться с прекращением своего воспроизводства в полновесной валюте. Последствия его алчной мотивации были предсказуемы: «С рынков исчезли товары, а инфляция медных денег бесконтрольно продолжилась, достигнув астрономических размеров», Император Диоклетиан и закат античного мира, Князький И.О.».

Даже угроза казни не помогла решить проблему алчности: «Тогда по ничтожным поводам было пролито много крови: товары начали скрываться от продажи, дороговизна стала расти гораздо больше, чем ранее, пока, наконец, закон в силу самой необходимости, после гибели многих, был отменён», Лактанций, «О смерти гонителей». Оценку Лактация следует делить на десять, поскольку он, находясь на позициях Капитала, источал в своих трудах явную неприязнь к Диоклетиану, но в целом картина передана верно.

Сам Диоклетиан прекрасно понимал, что ему противостоит неукротимый инстинкт алчности олигархии – волк, которого надо держать за уши:

Если бы можно было препятствовать злоупотреблениям людей безграничной и безумной алчности, если бы вседозволенность не наносила ущерба всеобщему благосостоянию, если бы можно было препятствовать разграблению благ безумными, безнравственными, безудержными и алчными людьми, то всё было бы хорошо, из преамбулы к «Эдикту о ценах».

Итак, первый шаг вышел провальным.

Второй шаг – системный возврат в условиях хронического дефицита золотых и серебряных денег к практикам натурального обмена, что потребовало планирования расходов и доходов в натуральном выражении, поскольку дефицит товарной массы, в отличие от фиатных денег, невозможно допечатать на монетном дворе:

Диоклетиан был вынужден установить в качестве основных государственных платежей натуральные сборы. Была проведена унификация налогов.

В компетенцию префекта претория (при Диоклетиане – высшее должностное лицо в статусе помощников императора, надзиравшее за одной из четырёх частей империи) входил подсчёт требовавшегося зерна, ячменя, мяса, масла для пропитания армии, гражданских служащих и населения Рима, а также количества военной одежды, лошадей и рекрутов для армии, лошадей, мулов и быков для почты, рабочей силы. Затем всё это делилось на количество единиц налогообложения. Налоги устанавливались каждый год в зависимости от нужд правительства, поэтому опыт Диоклетиана можно считать первым в истории примером годового бюджета, Император Диоклетиан и закат античного мира, Князький И.О.».

Третий шаг – начало закрепощения граждан, поскольку:

По мысли Диоклетиана, самым исправным плательщиком налогов мог быть только тот, кто постоянно находился на одном и том же месте. Именно с его правления начинается постепенное прикрепление значительной массы свободных людей к их месту жительства, к земле или ремеслу, на которых они были зарегистрированы во время переписи, чтобы обеспечить стабильное поступление в государственную казну налогов с населения. Это явилось началом превращения граждан в закрепощённых.

Ещё до Диоклетиана монетарная нагрузка при уплате налогов вынуждала крестьян закладывать землю ростовщикам, что только усугубляло её. Утрата земли переводила их в ранг арендаторов. Тем самым в Империи из некогда свободных тружеников активно формировался класс безземельных крестьян – колонов, связанных с арендодателем договором, зависимым от него.

Ответственными за поступление налогов были городские куриалы и владельцы поместий. В их интересах Диоклетиан стремился прикрепить колонов к земле, при этом в какой-​то степени постарался ограничить произвол крупных земельных собственников, запретив делать колонов ответственными за долги владельца имения, у которого они арендовали свои участки. Колоны прикреплялись к земле не только по причине того, что являлись неоплатными должниками собственников, но прежде всего из-за того, что государству для правильного распределения налогов необходимо было знать сколько людей у того или иного держателя.

Шло прикрепление к земле не только колонов, но и свободного землевладельческого населения. Чтобы обеспечить сбор подушного налога и другие сборы, Диоклетиан вынес решение о том, чтобы все крестьяне оставались на тех местах, на которых были зарегистрированы при переписи. Дети также регистрировались, хотя и не облагались налогом. Крестьянское население было наследственно прикреплено к земле. Подробнейшие переписи населения производились каждые пять лет, первая состоялась в 289-290.

Прикреплялись и другие слои населения. Ремесленники – к коллегиям, отвечавшим в порядке круговой поруки за регулярное поступление налогов с их членов, куриалы – к куриям, так как они своим карманом отвечали за налоги с горожан, Император Диоклетиан и закат античного мира, Князький И.О.,

Четвёртый шаг – изменение принципа комплектования армии:

Диоклетиан сделал военную службу наследственной и обязательной. Он ввёл новую систему воинской повинности, согласно которой призывники определялись по тем же спискам, что и плательщики земельных налогов. Новая система комплектования римской армии, таким образом, всей своей тяжестью ложилась на плечи сельского населения. В то же время он запретил состоятельной части городского населения – декурионам – вступать в армию. Запрет касался и других квалифицированных людей, что должно было сохранить их для гражданского управления, Император Диоклетиан и закат античного мира, Князький И.О.».

Добавим, что сельское пополнение армии априори обходилось казне дешевле, что уменьшило монетную составляющую главной статьи расходов Рима.

Так был совершён фактический переход к феодализму. Гражданскую античность, последовательно убиваемую хроническим дефицитом денег, принесли в жертву биологическим инстинктам Капитала.

Возврат к натуральному обмену в рамках крупных феодальных хозяйств и к натуральной форме налогообложения мелких субъектов экономики не только ликвидировал второй контур денежного обращения за его ненадобностью, но и вообще обезопасил крестьян и мелких ремесленников от проблем обращения. Вынужденное решение оказалось невероятно эффективным – неустранимый риск, дамокловым мечом висевший над социумом, был хирургически иссечён:

Реформы Диоклетиана закрыли так называемый кризис III века Римской империи, а его правление провозгласили возвращением «золотого века». В 305 Диоклетиан заболел и отказался от власти. Остаток жизни он провёл в Иллирии – в личном поместье в Салоне на адриатическом побережье Балканского полуострова. Попытка убедить его вернуться во власть натолкнулась на законное возражение: «Если бы вы только видели, какую капусту я вырастил, вы бы не стали меня упрашивать».

Следующий великий император Константин I, который вместе со своим соправителем Лицинием стал первым христианским властителем Рима, завершил начатую Диоклетианом феодализацию античности.

Продолжив монетную реформу, Константин выпустил новый золотой солид, который до XIII века служил главной монетой не только Византийской империи, но и всех доступных уголков мира. При нём номинал серебряных монет был привязан к золотым, исходя из весовой пропорции 14:1. Полновесной монеты при Константине чеканилось очень много, и самое удивительное, что ему удалось избежать дефицита золота и серебра – проблемы, преследовавшей после I века практически всех императоров. Но Константин – не Коммод и не Максимин, поэтому историки гадают об их источниках.

Первым делом Константин потребовал от держателей земель, в том числе и от самых крупных, оплаты её аренды золотом. Укрепление власти императора позволило Константину повсеместно взимать налог на имущество с сенаторов, читай олигархов, от которого прежде те нередко освобождались. Также он ввёл налог золотом на капитал торговцев, уплачиваемый раз в пять лет.

Как мы знаем по Максимину, волк за такое убивает. Мудрый Константин в качестве компенсации продолжил закрепощение крестьян – при нём колонов ещё жёстче прикрепили к земле, а за пользование ею отныне вменялись фиксированные повинности в пользу землевладельца. Арендатор более не мог найти юридические основания для отказа от аренды, поэтому навсегда был привязан к одному месту, что позволило увеличить степень эксплуатации. Таковой стала плата крестьян за стабильность.

Провёл Константин, также как Сулла и Коммод, свои конфискации – антиязыческие: эдикт от 332 о разрушении языческих храмов и секуляризации имущества, объявленного имперской собственностью, существенно пополнил казну. С 332 по 336 шло массовое изъятие золотых, серебряных и бронзовых языческих статуй. В каждой провинции перед имперскими комиссарами ставился план по их добыче и расплавке в целях чеканки монеты. Так что с приходом новой веры храмы старой разрушались комиссарами не только в России.

Столь обильные источники дополнительных доходов на фоне феодализации, в разы сжавшей денежное обращение, и позволили Константину впервые за долгое время его стабилизировать. Затем феодализм позволил поддерживать его в рабочем состоянии.

В фундамент новых отношений собственности был положен феод, от лат. feodum – плата. Немецкий синоним феода – лен, от древнегерманского lehn – дар. Феод или лен – земельное владение с крестьянами, реже – право на получение дохода, это могли быть сбор или пошлина, пожалованное сюзереном в пользование и распоряжение вассала на условиях несения им придворной, административной или военной службы. Сюзерен, расплачиваясь с вассалом феодом или леном, покрывал в натуральной форме наиболее ресурсоёмкие траты казны – военные и административные. Вассалы в свою очередь получили возможность уплачивать значимую долю налогов не звонкой монетой, а военной и административной службой – поэтому и считается, что средневековая аристократия платила налоги кровью. Со временем традиция из поколения в поколение жаловать феод наследникам вассала привела к становлению наследственного права, не отменившего долг перед сюзереном.

Но и это не все. Феодализм не только сильно сжал денежное обращение, уменьшив объёмы операций с участием денег, но и способствовал его непрерывной регенерации, побуждая главных держателей звонкой монеты – аристократию – не к накоплению, а к тратам. Социальный успех в реалиях феодализма в большей степени зависел не от личной предприимчивости, а от воли сюзерена. Как следствие, залогом успеха стал талант преподнести себя – блеснуть изысканностью, устроить охоту, закатить пир, и пр., и пр., что превратило феодализм в Цивилизацию статуса. Роскошь и расточительство стали главной формой инвестиций в своё настоящее и будущее. Меж тем демонстрация цвета штанов статуса требует обращения к индустрии роскоши, которая обходится дорого и во все времена обменивала товары только на твёрдые деньги. Поэтому индустрия роскоши всегда выступала столь же эффективным инструментом «конфискации» накоплений в обращение, как и налоги. В итоге феодализм не только увеличил стабильность денежного обращения, но и способствовал его непрерывной регенерации.

Визитной карточкой феодализма следует считать Второй Рим – Византию. Его инсталляция в законченном виде завершилась именно там, а временные рамки практически совпадают с интервалом жизни Византии, которая оказалась самым устойчивым порождением феодализма. Поэтому феодализм с полным на то основанием можно назвать траектория «Византия».

За устойчивость пришлось заплатить усилением эксплуатации крестьян и упрощением хозяйственных связей – переводом их в натуральную форму, замыканием в рамках крупных хозяйств значимой доли обменных операций и инвестиционных процессов, как некогда это было в Древнем Египте. Упрощение, возможно, снизило темп технологических и социальных инноваций, но взамен обеспечило более тысячелетия устойчивого поступательного развития.

Траектория «Византия» и её могильщики

Однако и при феодализме контур товарно-​денежного обмена, пусть и сильно сжавшийся, по-​прежнему остался критически важным для государства. Его наполнение деньгами, хотя и не столь прямо, но влияло на устойчивость. Во-​первых, не все военные и административные расходы покрывались долгом вассалов. Во-​вторых, дефицит денег лишал элиту инструмента накопления и доступа к индустрии роскоши, что уменьшало её лояльность к верховной власти и государству в целом. Как это ни странно, именно деградация денежного обращения погубила Византию, как некогда Рим. Разберём её взлёт и падение.

Константин, сделав Христианство государственной религией Римской империи, загорелся мечтой о новой столице как символе обновления. Выбор пал на древний греческий город Византий на европейском берегу Босфора. Его расширили, окружили неприступными крепостными стенами, наполнили произведениями искусства со всех уголков Империи. После шести лет строительства 324-330 Константин официально перенёс столицу Римской империи в Византий, наречённый им Новым Римом. Но ещё при его жизни город стали именовать Константинополем.

После раздела Римской империи в 395 Константинополь стал столицей Восточной Римской империи, более известной как Византия. В управление ей достались высокоразвитые провинции старой империи – Греция, Малая Азия, Плодородный полумесяц, Египет, издревле служившие центрами товарного производства. Положительный, как следствие, платёжный баланс международной торговли обеспечил Восточной империи постоянный приток золота и серебра, что позволило уменьшить военный акцент и устойчиво сойти с траектории Ассирия на траекторию Ахемениды.

Плюсом государственности Византии послужило и то, что ортодоксальное Христианство, сохранённое в его исходных смыслах, без искажений и деформаций, не сражалось с верховной административной властью за главенство, напротив, в основном стало ей надёжной опорой.

Сочетание врождённой устойчивости феодализма, надёжного трансцендентного основания власти, гармоничного баланса траекторий купирования рисков денежного обращения обеспечили Византии более одиннадцати столетий жизни 395-1453. Из них более семи веков были временем величия и процветания, несмотря на все перипетии, временные поражения, натиск Арабского халифата и сельджуков, постепенное усиление феодальных князей. И их никак не назовёшь тёмными веками:

Святая София оказалась не такой, как в моём сне. Я и вообразить не могла её огромный внутренний объём, этот пузырь античной пустоты, пойманный кладкой. Мне снилось что-​то закопчённое и душное, а настоящая София была… Не знаю, как описать – полной прохладного древнего достоинства. Живой. Странной. Совсем не такой, как нынешние храмы. Или, может быть, это был храм другой религии, которую давно позабыли…

– Попробуй увидеть Софию глазами ромейской девушки шестого века. Рим пал, прямоугольники прежних храмов расшибает молот истории, но есть новый Рим, и в нём – новый храм, не такой как прежние…

Действительно, подумала я, раньше храмы собирали из прямоугольников и треугольников…, которым молилась античность. А тут – это чудо с куполами, каменный холм, волна…

И вдруг я поняла, чем София была для ромея: абсолютным авангардом, билетом в будущее, обещанием, что счастливый и свободный век спасения наконец наступил. Я увидела, чем казалось это здание, когда оно было самым новым из всего построенного на Земле.

Голубой дом, похожий на облако благовонного дыма, закруглённые окна, перечёркнутые двойными крестами, плавное нагромождение куполов и арок – всё это стало безумно смелым футуристическим дизайном.

Я поняла, каково было стоять под этими стенами в шестом веке и видеть невозможное завтра. Примерно как сегодня можно было бы любоваться архитектурой прорыва где-​нибудь в Шанхае или Токио – если бы её одухотворяло что-​то ещё, кроме надежды разжиться бабками.

– Странно, – сказала я. – Время, когда существовала Византия, называется тёмными веками… А в Софии такой лёгкий и радостный свет…

– Тёмные века – это изобретение восемнадцатого-​девятнадцатого веков. Чтобы создать эпоху Просвещения, нужно придумать эпоху тьмы.

– То есть тёмных веков не было?

– Конечно нет. Всегда есть тьма и свет – в любую эпоху, в любом месте, где живут люди. Мы видим только то, что сами нарисовали поверх руин, «Непобедимое Солнце», Виктор Пелевин.

И действительно, после смерти в 1092 Мелик-​шаха империя Сельджуков де-​факто рухнула, за сто лет до полной кончины. Западная часть, в которой сюзеренитет «великого султана» сохранялся лишь номинально, распалась на несколько султанатов. Один из них Конийский 1077-1307, со столицей в Конья, и послужил могильщиком Византии – именно он, а не османы, стал одним из двух главных факторов её угасания и крушения:

Пока это было им выгодно, конийские сельджукиды при заключении первых мирных договоров позиционировали себя в качестве федератов – автономных вассалов императора, что давало им право на свободный доступ к рынку и вывоз византийских монет. Они и в самоназвание султаната Румский – от Rum – включили указание на близость с Византией – Романией. Но Империя не совсем понимала, кого пытается интегрировать, и китайцы тюрки ловко сыграли на этом.

Конийская знать, активно формировавшаяся в XII веке, поддерживала высокий спрос на золото Византии. Его вымыванию способствовала и связанная с экспансией сельджукидов изменчивость восточных границ Империи, что ослабило привычный контроль границ. Экономика султаната паразитировала на византийской, используя её всемирно признаваемый платёжеспособный спрос в качестве источника устойчивого развития. По мере роста сельджукских городов и объёмов торговли с ними золотая наличность активно выводилась туда.

Появилась область, которая, лишая Империю её былых золотых запасов, постепенно усиливала степень автономии. Уже при Масуде I 1116-1156 султанат взял курс на постепенное обособление от слабеющей Византии – приступил к чеканке бронзовой монеты для внутреннего обращения. К концу XII века, когда почти половина Малой Азии перешла под власть сельджукидов, султанат начал чеканку собственной монеты из накопленного золота, тогда как денежное обращение Византии деградировало всё больше и больше. Византия уверенной поступью двигалась к краху.

Того же взгляда придерживается и историк Василика Пенна 1941-2018. В фокусе её исследовательской работы в университете Пелопоннеса находилась экономическая история и монетное дело Византии. Тема её диссертации на степень доктора философии, защищённой в 2001, – «Византийское монетное дело в VIII-​XI веках». По мнению Василики Пенна именно Конийский султанат стал причиной краха золотого стандарта и денежного обращения Византии. А за ним, как мы знаем, неизбежно следует крах экономики и военной мощи.

Справедливости ради, не меньшие усилия к гибели Византии приложил могильщик с Запада – Венеция, терзавшая Константинополь «золотыми буллами», дарующими привилегии в торговле. Уже в первой булле от 992 Венеция добилась уменьшения в два раза пошлины на товары венецианских кораблей и права её купцов напрямую обращаться к высшим чинам Византии, что сразу позволило ей занять господствующее положение в торговле с Востоком. Но подлинным «прорывом» стала вторая «золотая булла» от 1082, предоставившая Венеции право беспошлинной торговли, торговые ряды и пристани в Галате – главном торговом районе Константинополя. Новая булла поставила собственных купцов в крайне невыгодное положение – Империя фактически добывала для Венеции средства, в итоге обеспечившие ей господство.

В XII веке практика «золотых булл» продолжила цвести пышным цветом, расширяя привилегии, даруя налоговый иммунитет и юридические гарантии. Но в конце XII века процесс выкачивания имперского золота в направлении Запада упёрся в оскудение золотой и серебряной наличности Византии. Тогда взор венецианских нуворишей сместился на их гигантские запасы, осевшие в храмах, дворцах, предметах роскоши.

Проявив расторопность, Венеция организовала гигантское вооружённое ограбление. Она снарядила флот из 480 кораблей для IV крестового похода 1202-1204, который перенаправила на грабёж и разрушение христианских городов Средиземноморья, мешавших её господству. В Константинополе нажива крестоносцев-​грабителей составила около 1000 т в серебряном эквиваленте. Масштаб ограбления косвенно характеризует сумма, выложенная Венецией за о.Крит – 250 кг серебра. Таким образом, добыча «христиан» была равна четырём тысячам в эквиваленте «Крит». Конийцы не были столь нахраписты.

Тогда же в 1204 Византия утратила сам Константинополь, который отошёл к Латинской империи, де-​факто к Венеции. Византия осталась лишь в виде мелкого малоазийского осколка – Никейской империи. Только в 1261 Михаил VIII, заранее договорившись с заклятым врагом Венеции Генуей о последующей поддержке, сумел вернуть Константинополь, разгромив изнеженных комфортом латинян. Теперь Византии приходилось играть на противоречиях Запада и добиваться его признания. Тень былого величия при Михаиле VIII Палеологе 1261-1282 пролетела последним облачком и положила начало агонии некогда великой Империи.

Её денежное обращение без контроля над торговлей Азии с Европой, без конкурентного товарного производства, без месторождений Малой Азии, с оскудевшими запасами золота и серебра продолжило деградацию, что ускоряло коллапс экономики и государства, раздираемого местной аристократией-​олигархией. Дефицит золота-​серебра привёл, как некогда в Римской империи, к снижению его содержания в монетах. Как следствие, во второй половине XIII века статус твёрдой «мировой» валюты перешёл от византийского солида к флорентийскому флорину и венецианскому золотому дукату.

В анатолийской части Византии в окончании XIII века разразился налоговый кризис: из-за крайнего обнищания города, за неимением золотой монеты, прогоняли имперских сборщиков налогов. Прекращение казной финансирования акритов оголило восточные границы бывшей Империи. К 1300 Византия утратила бо́льшую часть Малой Азии.

Агонию продлило то, что в 1307 Конийский султанат сельджукидов тоже приказал долго жить. С его распадом в землях Анатолии утвердились 10 независимых бейликов – феодальных владений управляемых беями (князьями). Бейлик, находившийся под управлением Османа I 1258-1326, начал неспешное продвижение к границам Византии. Следует отдать должное Осману I, который сделал ключевой шаг для перехода на траекторию «Ахемениды» – он создал османское правительство, что было жизненно необходимым для управляемой экспансии и последующей трансформации в гармоничную империю.

У Византии же не осталось ни лояльности обнищавшего народа, ни элиты, которая стала богаче императора, ни золота и серебра, необходимых для защиты от новой волны тюркских нашествий. К середине XIV века она превратилась в одно из самых бедных и отсталых государств Европы. Последний век её немногочисленные жители влачили в голоде и нищете, усиливаемыми настойчивыми османскими осадами. После кровопускания, проведённого Конийским султанатом и Венецией, османам оставалось лишь добить и устроить похороны некогда великой Империи. Торжественный момент отдаляли только возможности возникающей империи переваривать куски старой и вторжение в Анатолию на рубеже XIV-​XV веков среднеазиатского правителя Тимура.

В чём преимущество использованного в заметке подхода? Как оказалось, бурный и хаотический на вид поток событий порождается и затем управляется двумя базовыми императивами, действующими разнонаправленно. Первый – неукротимая алчность, непрерывно генерирующая внутренние социальные риски. Второй – императив купирования возникающих рисков, следствие инстинкта самосохранения живых систем.

Первый императив дестабилизирует социумы, второй – стабилизирует. Следует добавить, что внутренний генератор рисков всегда дополняется внешним – давлением со стороны геофизического ландшафта и окружающих социумов. Однако, как показала практика, с внешними рисками, при условии купирования внутренних, социумы без проблем справляются. Свидетельством тому поразительная разница сравнительной истории Древнего Египта и Шумера.

Два императива-​антипода, две противоположности, составляющие единое целое, запускают в действие процесс социальной эволюции и обретения сложности, следуя законам диалектики. Если отталкиваться от них, то «хаотическая» казалось бы россыпь событий сворачивается в жёстко обусловленную ими гегелевскую спираль. Её витки и образуют рассмотренные нами фрагменты траекторий «фатальные риски → их нейтрализация → следующая генерация рисков → …», по которой проследовали социумы-​первопроходчики.

Законы Гегеля формируют тот базовый «скелет» социогенеза, который, если его увидеть, затем легко и просто облекается плотью конкретных событий. Как оказалось, они по большей части логически связны и наполнены ясным содержанием, несмотря на возможные локальные флуктуации вроде «роли личности в истории».

Мы разбирали, что постоянное вымывание денег из обращения в накопления приводит в итоге к коллапсу процессов обмена, экономики, а с тем и социумов.

Всё это – следствие попутного катализа деньгами эгоизма, алчности и стяжательства, от которых есть и более страшная побочка. Деньги де-​факто опротестовали в социосистеме итоги коллективного отбора на альтруизм, причём поданная ими апелляция была удовлетворена мгновенно, будто бы и не было никакого позитивного отбора. Как следствие, социумы поражены запущенной формой социальной онкологии, нашпиговавшей их со временем тяжёлыми метастазами (корпорациями). Только пребывание на вершине пищевой и технологической (технология «абстрактное мышление») пирамиды пока спасает Homo Sapiens от элиминации.

Течение болезни усугубила абсолютизация личного блага, последовавшая за деидеологизацией и низвержением Бога, которые хоть как то сдерживали примитивное оскотинивание (если что, торжествующая абсолютизация личных интересов – досоциальный биологический императив). Отныне только вперёд – в прошлое. А генерируемые в связи с этим риски имеют шанс стать фатальными, например, намечающийся дефицит ресурсов (пожираемых ненасытными метастазами) или неуклонное падение эффективности переработки ресурсов в знания, грозящее разумной форме эволюции остановкой. Посмотрим, чем ответит нам мироздание. Пинок, следует полагать, будет мощным, заслужили. Ничем другим подобное (запущенная системная онкология) не лечится.

А.Оноприенко

https://aftershock.news/?q=node/915221

Т. В. Здравствуйте!

Благодарю за письмо.

Вопрос о полномочиях Поповой, как Главного санитарного врача, на самом деле спорный, приказ о назначении Поповой Руководителем Роспотребнадзора я в базах данных нашла, а вот отдельного приказа о ее назначении Главным санитарным врачом я не нашла. Возможно, она сама издавала по этому вопросу какое-нибудь Распоряжение или Приказ, которым сама на себя возложила исполнение функций Главного санитарного врача, но публикации такого документа я в открытом доступе не нашла, возможно, недостаточно хорошо искала.

Конечно, суд будет давить на ПП 322. Посмотрим. Но! Приказа — нет, в выписке налоговой — вторая должность не указана. Кстати, следом возникает вопрос по использованию бланка с шапкой «Главный санитарный врач» вместо бланка «Роспотребнадзор».

В самом постановлении «О дополнительных мерах по снижению рисков распространения COVID-19 в период сезонного подъема заболеваемости острыми респираторными вирусными инфекциями и гриппом» достаточно спорных утверждений, которые допущены по причине отсутствия контроля за нормотворческой деятельностью Главного санитарного врача.

Раньше должность главного санитарного врача РФ относилась к Минздраву, на эту должность назначался один из заместителей Министра здравоохранения, поэтому и ответственность за действия своего подчиненного нес Министр. Тогда были понятны и определены полномочиями министерства и его нормотворческие функции, — Главный санитарный врач разрабатывал правовые акты в области защиты здоровья и благополучия населения, а Роспотребнадзор — утверждал эти акты и следил за их исполнением местными органами власти, (или должностные лица Федеральных органов исполнительной власти выпускали соответствующие Постановления на основе этих рекомендаций), то теперь нормотворческие функции, функции утверждения и контроля за применением этих актов переданы в одни руки, и эти «руки» на всю катушку пользуются открывшимися «возможностями».

С уважением, Татьяна

По первому пункту постановления Поповой —

«1. Лицам, находящимся на территории Российской Федерации, обеспечить ношение гигиенических масок для защиты органов дыхания в местах массового пребывания людей, в общественном транспорте, такси, на парковках, в лифтах.»

Этот пункт относится, вероятно, к представителям оккупационных властей на территории Российской Федерации, так как обязанность «обеспечить» что-либо может возлагаться на управляющие структуры, но никак не на граждан (граждане в 1 пункте и не упомянуты, а упомянуты только некие «лица», которые должны «обеспечить»).

Второй пункт возлагает обязанность по контролю за исполнением 1 пункта на высших должностных лиц субъектов РФ:

2. Высшим должностным лицам субъектов Российской Федерации (руководителям высшего исполнительного органа государственной власти субъектов Российской Федерации) обеспечить контроль за исполнением пункта 1 настоящего Постановления, а также исходя из санитарно-эпидемиологической обстановки рекомендовать:

Следовательно, по логике написания юридических документов, «лица», указанные в первом пункте обладают бОльшими властными полномочиями, чем «должностные лица», указанные во втором пункте. Кто же обладает на территории РФ, бОльшими полномочиями, чем высшие должностные лица субъектов Российской Федерации? Правительство Российской Федерации? Тогда бы пункт первый постановления и содержал прямое указание на правительство Российской федерации, но он содержит указание на круг неких неопределенных «лиц», даже не понятно, физических или юридических, а возможно и иностранных, которые и «обеспечат ношение гигиенических масок… на парковках… и в лифтах»?

«Гигиеническая маска» не является медицинским изделием:

https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/73898176/

http://pravosudija.net/article/pisma-chitateley-i-utochnenie-pravovoy-pozicii

У Поповой другие косяки есть, на которые следует обратить внимание компетентных лиц:

Помимо прочих, на основании 52-ФЗ в п. 1.5. Постановления ГГСВ № 7 от 18.03.2020 Попова предписывает руководителям субъектов «принять меры по введении режима повышенной готовности» (по 68-ФЗ), в то время как «страшные болезни» ввели в чиста мчс-овский 68-ФЗ про катастрофы и стихийные бедствия лишь с 01.04.2020, в трёх чтениях за ОДИН день!!! 😉

Вставлю и свои 5 копеек в уточнение правовой позиции

При наличии Приказа о назначении Поповой руководителем РПН, как я понимаю, второго приказа не требуется, ибо по логике Постановления правительства N 476 от 5 июня 2013 г., руководитель РПН и ГГСВ всех уровней — это одно и то же лицо.

Есть ещё интересная норма:

Федеральный закон от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения»

Статья 6. Полномочия субъектов Российской Федерации в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения

К полномочиям субъектов Российской Федерации в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения относятся:

— принятие в соответствии с федеральными законами законов и иных нормативных правовых актов субъекта Российской Федерации, контроль за их исполнением;

— право разработки, утверждения и реализации региональных программ обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, согласованных с территориальным органом федерального органа исполнительной власти, осуществляющим функции по контролю и надзору в сфере обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения;

— введение и отмена на территории субъекта Российской Федерации ограничительных мероприятий (карантина) на основании предложений, предписаний главных государственных санитарных врачей и их заместителей;

— право осуществления мер по гигиеническому воспитанию и обучению населения, пропаганде здорового образа жизни;

— обеспечение своевременного информирования населения субъекта Российской Федерации о возникновении или об угрозе возникновения инфекционных заболеваний и массовых неинфекционных заболеваний (отравлений), о состоянии среды обитания и проводимых санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятиях;

— право участия в проведении социально-гигиенического мониторинга субъекта Российской Федерации.

Т.о. «субъекты» должны действовать, согласно 52-ФЗ, на основании предложений, предписаний главных государственных санитарных врачей (Постановления не указаны), а действуют в итоге по 68-ФЗ, где про какие-либо пожелания санврачей вообще ни слова…

С наилучшими к Вам!

http://pravosudija.net/article/pismo-srochno-vazhno-popova-ggsv-rf

Привлечение к ответственности за несоблюдение рекомендаций Роспотребнадзора по борьбе с коронавирусом неправомерно, поскольку такие рекомендации не являются обязательными к исполнению.

Верховный Суд Удмуртской Республики от 07.09.2020 № 12-211/2020 пришел к этому выводу при следующих обстоятельствах.

Организация была привлечена к административной ответственности по ч. 2 ст. 6.3 КоАП РФ, которая предусматривает наложение штрафа от 200 000 до 500 000 рублей или административное приостановление деятельности до 90 суток.

По мнению проверяющих, работодатель нарушил несколько рекомендаций Роспотребнадзора, утв. письмом от 20.04.2020 № 02/2376-2020-24 «О направлении рекомендаций по организации работы предприятий в условиях распространения рисков COVID-19», а именно:

не проводил опрос работников на наличие респираторных заболеваний;

не измерял температуру с периодичностью 1 раз в 4 часа;

на рабочих местах отсутствовали кожные антисептики для обработки рук;

отсутствовала комната приема пищи, поэтому работники ели на рабочих местах.

Отменяя назначенный организации штраф, суд указал, что ответственность по ч. 2 ст. 6.3 КоАП РФ наступает за нарушение действующих санитарных правил и гигиенических нормативов. В соответствии с постановлением Правительства РФ от 24.06.2020 № 554 санитарные правила и нормы на территории РФ устанавливаются федеральными органами государственной власти и государственными учреждениями санитарно-эпидемиологического надзора.

Это означает, что ответственность по ч. 2 ст. 6.3 КоАП РФ не может наступить за невыполнение рекомендаций Роспотребнадзора, которые не являются санитарными правилами, принятыми в установленном порядке.

http://pravosudija.net/article/shtraf-za-neispolnenie-rekomendaciy-rospotrebnadzora-vne-zakona

Ситуация с коронавирусом в мире ухудшается стремительными темпами и близка к катастрофе, заявил глава Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) Тедрос Адханом Гебрейесус.

По его словам, неожиданно сильный натиск второй волны поставил человечество в условия, которые оказались гораздо хуже обычной чрезвычайной ситуации.

Гебрейесус подчеркнул, что системы здравоохранения большинства стран находятся в кризисе, что усложняет борьбу с другими инфекционными заболеваниями.

«Мы привержены защите людей в условиях чрезвычайной ситуации в сфере здравоохранения, но пандемия COVID-19 уже вышла за рамки просто чрезвычайной ситуации», — заявил он в выступлении на 73-й сессии ВОЗ.

В связи с этим глава организации возложил большие надежды на создание эффективной вакцины и призвал воспринимать ее как «глобальное благо, а не частный сырьевой товар».

Напомним, общее число заражений коронавирусом с начала пандемии превысило 50 млн 300 тыс., скончались 1,25 млн человек (около шести тысяч за сутки). Наиболее сложной остается ситуация в США, на долю которых приходится пятая часть от всего числа заболевших — почти 10 миллионов. Среди американцев зафиксированы 237 568 летальных исходов.

https://www.rosbalt.ru/world/2020/11/09/1872049.html

Проф. Преображенский

@prof_preobr

Концерн «Калашников» продан новому владельцу примерно за 1 млрд. рублей.

Прочтите ещё раз.

Один из крупнейших производителей оружия в России, оказывается, стоит дешевле особняка какого-нибудь единоросса на Рублёвке.

Толкователь, [08.11.20 18:55]

Если, как писал сегодня, молодая поросль Респов смещается к центру, то молодая поросль Демов – влево. Но не в радикализм, как у нас принято думать, а в кейнсианство – благо, что ничего им придумывать не надо, у них есть замечательный опыт «Нового курса» Рузвельта, сделавший Америку сверхдержавой.

Ну и добавляют в неё некоторые элементы «новой денежной теории» ММТ – например, полную занятость и возможность ФРС печатать неограниченно много денег, лишь бы они крутились внутри страны, а не накапливали внешний долг.

Вижу, что идёт снова возрождение к идеям Джона Кеннета Гэлбрейта – кейнсианца и неомарксиста, одного из видных деятелей «Нового курса». В отличие от Кейнса, он продолжил свои работы в 1950-60-е (он был экономическим советником президентов Кеннеди и Джонсона). Его книга «Общество изобилия» стала настольной у экономистов левого направления. Например, одна из его идей – государство не должно бояться регулировать цены и деятельность крупных компаний. Что касается цен, то у каждой страны есть базовый набор, который определяет экономику и основы жизни людей. Например, писал Гэлбрейт, в 1960-е у США это были процентная ставка и бензин, у Китая рис и уголь, у СССР электричество и хлеб, и т.д. – и государство должно и обязано контролировать их. И обязательно нужны очень высокие налоги на сверхдоходы, которые тогда в США достигали 80%, потому что рост неравенства – это питательная среда для радикализма разных флангов.

Ещё интересное наблюдение. Кеннеди хотел отправить Гэлбрейта послом в СССР, чтобы тот начинал первый этап окончания Холодной войны между СССР и США. Но не успел, президента убили. Сын Гэлбрейта, тоже известный сегодня экономист, профессор Техасского университета Джеймс Гэлбрейт (кстати, также большой друг России), говорит, что если бы Перестройка в СССР началась тогда – во второй половине 1960-х, то СССР остался бы развитой державой – просто потому, что тогда неоткуда было взяться неолибералам, чтобы руководить реформами в Москве, так как они считались маргиналами, а во всём мире царил или умеренно-левый или центристский взгляд на экономику. Ну и капля конспирологии в его рассуждениях: он не считает случайностью почти совпавшее по времени и убийство Кеннеди, и снятие Хрущёва из лидеров СССР – в обеих странах в то время были влиятельные круги, которые не хотели прекращения противостояния Москвы и Вашингтона – в основном это ВПК.

На аукционе Сотбис за статуэтку львицы Гуэноллы запрашивали цену в 18-20 мил.дол., но некий «неизвестный коллекционер» предложил по телефону за неё совершенно сумасшедшие 57 мил.дол.,которые, естественно, никто не захотел перебить. Теперь она потеряна для обыкновенного зрителя и когда её выставят на широкое обозрение в следующий раз неизвестно.

Эта маленькая статуэтка из полированного известняка была изготовлена в Месопотамии примерно 5000 лет назад. Её невероятный экспрессивный внешний вид поражает. Впечатление такое, что её изваял современный скульптор, типа Эрнеста Неизвестного, а не древний ветхозаветный мастер. Именно поэтому, когда её показывали народу она вызывала всеобщий восторг. И именно поэтому все искусствоведы превозносили её до небес и цена её год от года росла по экспоненте.

https://yandex.ru/q/question/v_chem_tsennost_lvitsy_guenolla_chto_za_c22147f4/?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com

Друзья, привет! Не так давно заинтересовался историей, которая произошла в Кемеровской области в конце 60-х гг. прошлого века. Изначально я не воспринял её всерьез. Но оказалось, что этими событиями заинтересовалось телевидение, которое нашло свидетелей, рассказавших о том, что… Впрочем, обо всем по порядку.

Не так давно завел телеграм-канал на историческую тематику. Выкладываю материалы, связанные с тайнами нашего прошлого и просто делюсь интересной информацией. Хотите знать, как жили люди раньше, чем они занимались и что думали о будущем? Тогда буду рад видеть новых читателей.

А теперь вернемся к событиям в Тисульском районе возле села Ржавчик в 1969 г. В данном районе велась добыча угля. Во время взрыва одного из пластов, рабочие увидели странную находку. Она напоминала большой сундук. Было решено его тщательно осмотреть. Когда подняли крышку, то обнаружили девушку, лежавшую там в странной жидкости. Создавалось впечатление, что она просто спит.

Понятно, что работы пришлось приостановить. Вокруг собрались местные жители, чтобы своими глазами посмотреть на находку. Но вскоре прибыли военные с милицией. Они окружили территорию и сказали не приближаться. Мол, для безопасности здоровья. А потом прилетел вертолет, который и забрал то, что было найдено.

Через несколько дней приехали специалисты, которые и выступили в сельском клубе. Они рассказали, что данная находка способна в корне перевернуть наше представление об истории. Ведь сундук располагался на уровне, который образовался 800 миллионов лет назад. Тогда еще и динозавров не было. А о людях и речь не шла.

Я понимаю, что всё это звучит довольно странно. Но спустя годы в село Ржавчик приезжали журналисты, которые разыскали очевидцев тех событий. Они подтвердили, что действительно видели девушку в сундуке, который извлекли из угольного пласта. Не стоит удивляться, что долгое время об этом не говорили. В СССР было принято замалчивать то, что не вписывалось в официальную точку зрения.

Так что же могло действительно там произойти? Предполагаю, что рабочим удалось обнаружить странную находку. Не могли просто так приехать милиция и военные. Но для того, чтобы засекретить информацию, решили придумать историю о девушке в сундуке. Вот только, как объяснить то, что видели очевидцы? Думаю, что тут далеко не всё так просто!

https://zen.yandex.ru/media/id/5d4d2bb2a660d700aeecbe5a/neobiasnimye-nahodki-vypusk-256-tisulskaia-princes-5f99567273193b2ea32da40a

Proeconomics, [31.10.20 13:37]

Субботнее чтение на @proeconomics. Итальянский экономический социолог Джованни Арриги в своей книге «Адам Смит в Пекине. Что получил в наследство XXI век», упоминает, что конец ХХ века почему-то закрепил за Адамом Смитом ярлык «либерала», хотя, исходя из его работ, британского экономиста правильнее было бы сегодня называть «первым кейнсианцем». Отрывок из книги Арриги на эту тему:

«Адам Смит делил общество на тех, кто живет на «ренту с земли, заработную плату и прибыль на капитал». Интересы первых двух разрядов (или, как бы мы теперь сказали, классов), заявляет Адам Смит, «тесно и неразрывно связаны с интересами общества», потому что и рента, и заработная плата обычно поднимаются при экономической экспансии и снижаются при экономическом упадке общества. Интересы третьего класса не так связаны с интересами общества, как у двух других классов. Интересы тех, кто живет на прибыль, всегда расходятся с интересами общества и даже противоположны им, поскольку они всегда связаны с расширением рынка и ограничением конкуренции.

Для соблюдения интересов общества Адам Смит советовал законодателям уравновешивать капиталистические интересы и власть, а не приспосабливать их друг к другу. И, не будучи особо расположенным к капиталу, Адам Смит почти всегда даёт законодателю совет, обнаруживающий расположение к рабочему: «Наши купцы и владельцы мануфактур сильно жалуются на вредные последствия высокой заработной платы, повышающей цены и потому уменьшающей сбыт их товаров внутри страны и за границей. Но они ничего не говорят о вредных последствиях высоких прибылей. Они хранят молчание относительно губительных последствий своих собственных барышей, жалуясь лишь на то, что выгодно для других людей».

По мнению Адама Смита, особенно необоснованны жалобы на высокие зарплаты, потому что «щедрая оплата труда», будучи результатом возрастания богатства, вместе с тем является причиной роста численности населения и трудолюбия простых людей: «Жаловаться по поводу неё — значит оплакивать необходимые следствия и причины величайшего общественного благосостояния».

«И нигде не была так очевидна связь высокой зарплаты с экономическим прогрессом, как в североамериканских колониях. Каждый колонист получает больше земли, чем он в состоянии обработать. Ему не приходится платить ренту, и почти никаких налогов. У него есть все причины производить как можно больше продукта, который при таких условиях почти полностью достаётся ему. Поэтому он стремится привлекать отовсюду работников и вознаграждать их самой щедрой заработной платой. Но эта высокая заработная плата вместе с обилием и дешевизной земли скоро побуждает этих работников покинуть его, чтобы самим сделаться землевладельцами и оплачивать с такой же щедростью других работников, которые в свою очередь скоро покинут их по той же причине, по какой они сами оставили своих хозяев.

В других странах рента и прибыль съедают заработную плату и два высших класса людей угнетают низший. В новых колониях интерес двух высших классов заставляет их относиться к низшему с большим вниманием и человечностью; по крайней мере там, где этот низший класс не находится в состоянии рабства», — писал Смит.

Согласно давней директиве президента США Эйзенхауэра, в случае такой коллективной неспособности (которую Эйзенхауэр, конечно же, связывал с ядерной войной против Советского Союза) власть должна переходить к военным. И осуществляться с помощью так называемого многоэтажного резервного правительства.

Было ли это когда-нибудь задействовано? Как ни странно, да.

После событий 11 сентября 2001 года на 12 часов это самое непрерывное управление было задействовано. И властные полномочия, которые должны были исполнять президент и другие — вице-президент, председатель палаты представителей, — исполняло другое лицо. Хотя президент (а в 2001 году это был Джордж Буш-младший) и другие соответствующие лица были вполне дееспособны. А властные полномочия в течение 12 часов исполнял некий Ричард Кларк, руководитель антитеррористических операций.

Мы здесь входим в сферу достаточно закрытой проблематики, где очень важно, чтобы не было научной фантастики и конспирологии. Поэтому я даю некоторые разъяснения.

Один из авторитетных американских журналистов, работающих в сфере военной аналитики, — Уилльям Моррис Аркин — в течение длительного срока занимался проблемой непрерывного управления. Я подчеркиваю, что Аркин не конспиролог — он авторитетный военный журналист, аналитик, успешно работавший по этому профилю в трех очень авторитетных американских изданиях: Los Angeles Times, The Washington Post и The New York Times. Такие издания не берут себе аналитиков-расследователей в случае, если те не вписаны в спецслужбы, не умеют получать специнформацию и так далее. Боб Вудворт, который вел расследование по импичменту Никсона, стоил любого директора ЦРУ.

Аркин двадцать лет занимается этим. А есть люди, которые иногда начинают чем-то заниматься и занимаются почти всю жизнь, и они уже даже не специалисты — они уже overqualified, сверхквалифицированные специалисты, суперспециалисты. Это отнюдь не дилетанты. Это уже люди, вполне укорененные в проблематике.

Вот как Аркин описывает семь типов этого самого непрерывного управления.

Первый — RESEM — касается защиты президента, вице-президента и их семей.

Второй — защиты министра обороны и главных военачальников.

Третий — защиты членов конгресса и Верховного суда.

Про четвертый никто ничего, кроме названия — Octagon, — не сообщает.

Про пятый тоже ничего не сообщается, кроме того, что называется этот тип управления Freejack.

То же самое с шестым типом управления — Zodiac.

Существует еще седьмой тип управления — Granite Shadow.

Этот седьмой тип управления, Granite Shadow, регламентирует развертывание спецподразделений в Вашингтоне и использование вооруженных сил в соответствующих ситуациях. А также проезд по территориям, занятым военными.

При этом план непрерывного управления под названием RESEM может быть применен только в случае смерти президента и вице-президента или невозможности выполнения ими возложенных на них функций.

Но ведь кто-то все эти планы непрерывного управления должен приводить в действие. И этот кто-то — Северное командование вооруженных сил США. Сейчас этим Северным командованием вооруженных сил США руководит генерал Военно-воздушных сил США Терренс О’Шонесси. Причем О’Шонесси руководит не только Северным командованием, но и командованием по аэрокосмической обороне Северной Америки.

При этом в ведении Северного командования не только территория США, но и Канада, Мексика и Багамы. И Северное командование имеет право по собственной инициативе развертывать войска на территории этих стран.

А за два дня до вступления в должность президента Дональда Трампа, то есть 18 января 2017 года, Крейг Фьюгейт, директор Федерального агентства США по управлению в чрезвычайных ситуациях, подписал директиву № 1 о непрерывности управления — Federal Continuity Directive. Эта директива уточняет функционирование данной параллельной власти на более низких уровнях.

То есть это непрерывное управление не только при Эйзенхауэре замыслили, но и дальше эту тему развивали. И не однажды при Буше ненадолго впарили. Это непрерывное управление все время готовят и совершенствуют. И это штука немалая.

Нет ничего бредового в предположении о том, что данная параллельная система непрерывного управления может быть задействована с использованием искусственно созданной чрезвычайной ситуации — того же COVID-19 или чего-нибудь сходного. Вот она была задействована 11 сентября 2001 года. А была эта ситуация 9/11 искусственно создана или нет — до сих пор спорят. Значит, ничего сумасшедшего в данной гипотезе нет. То, что эта система существует, — не выдумка, а факт. То, что она была опробована, опять-таки факт.

Тогда Фаучи передал в открытую печать конфиденциальную информацию по поводу так называемой группы «Красный рассвет». Идея «Красного рассвета» пропагандировалась Голливудом. Первоначально так назывался снятый в 1984 году фильм, в котором советские и кубинские войска осуществляют полномасштабное вторжение в США, в результате чего начинается чудовищная третья мировая война. Кстати, в этой версии Китай вступает в войну на стороне США. А вот в ремейке 2012 года в США, по первоначальному замыслу, должны были вторгаться уже китайские войска. Однако в итоге Китай заменили в фильме на Северную Корею (мол, прокатчики фильма не хотят терять китайскую аудиторию).

Но вернемся к группе «Красный рассвет». Суть идеи (внимание!) в том, что Китай — это вовсе не дружественная США держава, вместе с которой сначала борются с советской угрозой при Мао, а потом вместе развивают мир и разделяют производственные функции. Это — «красный ужас». Такой же, каким раньше, до распада СССР, были Советы. Этот «красный ужас» — он же демонизированный Китай, Коммунистическая партия Китая — должен был, как утверждается, начать биологическую войну против человечества.

Вот это все сейчас выведено в текущий скандал по поводу COVID-19.

Членами группы, раскручивавшей тему «Красного рассвета», были сам Энтони Фаучи, возглавлявший Институт аллергии и инфекционных заболеваний, Роберт Редфилд, директор Центра по контролю и профилактике заболеваний (мы о нем еще будем говорить), а также уже знакомые нам доктора Картер Мехер и Ричард Хэтчетт. Это те самые доктора, которые впервые заявили о самой возможности распространения правила изоляции военнослужащих, находящихся на определенных объектах, на все население государств, подвергнутых страшной биологической атаке (внимание!) коммунистического Китая.

В этом же идеологическом ключе находится доктрина глобального разделения труда, именуемая «Доктрина Цебровски».

Вице-адмирал Цебровски — это выдающийся американский военный интеллектуал, автор очень интересного проекта сетевых войн. Он один из известных сторонников глобальной перестройки, вот этого американского «нового века», предполагающей перераспределение производительных сил в пользу США, а также (внимание!) разрушение ряда производств с переориентацией промышленности на производство вооружений и внедрение электронного тотального контроля над населением через мобильные телефоны.

https://rossaprimavera.ru/article/743f619d

Пенс — католик, который пережил новое рождение, постепенно сдвигаясь в сторону евангелической церкви, — так сказано в газете The New York Times. Вот этот стык евангелистов и католиков крайне интересен. В существенной степени этот сдвиг Пенса обеспечила его жена Карен.

В 2016 году Пенсу, который перед этим поддержал конкурента Трампа — сенатора Теда Круза, было предложено вице-президентство при Трампе. И он согласился.

Став вице-президентом, Пенс создал группу по изучению Библии, состоящую из членов администрации Трампа и находящуюся под большим влиянием евангелистов.

27 февраля 2020 года Дональд Трамп распорядился, чтобы вице-президент Майк Пенс взял под свой контроль правительственные меры по борьбе с распространением коронавируса в Америке.

Пенс называет себя евангелистом-католиком. Путина Пенс характеризовал как «маленького и агрессивного лидера».

https://rossaprimavera.ru/article/62eb6925

Эти люди не просто должны быть близки друг к другу. Они должны не просто быть лишены каких-то частных ангажементов и всего прочего. Они должны еще и обладать общей методологией, единой методологической подготовкой. Причем той подготовкой, которая во всем мире называется трансдисциплинарной, метадисциплинарной, мультидисциплинарной.

Я помню, как беседовал с руководителем одной крупной иностранной организации, которая как раз называла себя мультидисциплинарным колледжем, готовящим мультидисциплинарных специалистов. Когда я этому человеку, очень доброкачественному, порядочному и неглупому, рассказал, что делаем мы, он отреагировал так: «Это только русские могут».

Я говорю: «Как же так, ты же называешь свою организацию мультидисциплинарной».

Он отвечает: «Ну да, мультидисциплинарная — в том смысле, что мы одновременно изучаем экономические, финансовые, политические аспекты той или иной проблемы. Ну и всё. А так, чтобы создавать такие вот целостные картины… ну во-первых, это можешь только ты, это искусство, и этому нельзя учить».

Такой собиратель-помоечник с важным видом может о чем-то говорить, пока не запахло жареным. Но он до крайности теряется — я уверяю вас, я знаю, что говорю — в условиях любой серьезной беды. Я это все видел. Тут что Чернобыль, что землетрясение в Спитаке, что крупный межнациональный конфликт, что какая-нибудь «горячая точка», что коронавирус. Разницы нет. Сразу наступает растерянность, потому что надо прекратить болтать и начать что-то выдавать на-гора, а возможности такой нет, и выдать на-гора можно только помойку. А помойка хороша, когда ты в ней копаешься и кудахчешь, а когда ты начинаешь ее выдавать в острый момент, все это сразу видят, и это производит неприятное впечатление. Тогда уже лучше или помолчать, или начать так скользить по поверхности, чтобы ничего нельзя было понять. Но с важным видом.

Прежде всего, так называемые оптимизаторы заявили, что никакие резервы не нужны. Что эти резервы не являются жизненно необходимыми. Что это не то, от чего зависит судьба человечества. Что это «бредовые совковые измышления». Вот же что было заявлено! Что вся система, которая эти спецназы может перебрасывать и держать в состоянии готовности, а это очень непростой вопрос… Знаете, как трудно, например, держать в состоянии постоянной готовности людей, которые на атомных станциях должны включиться и начать действовать в момент беды? Они же в остальное время что-то должны делать. Если они будут бездельничать, они не включатся. Если им выдумать фиктивную работу, тоже не включатся. Специальные группы с этим работают. Так же и с этим резервом огромным, комплексным. Раз, два — развернули. Мобилизационное развертывание называется. Только не в условиях войны, а в условиях беды.

Так вот, советская система эти резервы создала. И она их в силу своего централизованного государственного характера, в силу своей привычки к беде, в силу еще не уснувшего ощущения возможности беды (еще жило и работало поколение, знавшее, что такое Великая Отечественная война), в силу, наконец, того, что уже после Великой Отечественной войны были Корея, потом Вьетнам, потом Куба и могло еще что-то начаться завтра — в силу всего этого она ловила мышей, эта система. Не идеальным способом, но ловила. И резервы — были.

Теперь приходят оптимизаторы и говорят: «Что это такое? Зачем это нужно? Чем вы заняты, граждане? Средства прожираете?»

Это, между прочим, определенное свойство организма — «потенциал хищника». Они могут переварить то, что они хапнули. У них есть четкое видение, великолепная реактивность, мощная мускулатура. Но все это носит специализированно-приватизационный характер. В науке это называется «элита первоначального накопления». Если первоначальное накопление криминальное, то это элита криминального первоначального накопления.

А такая элита отбрасывает все, что находится за обозначенными мною рамками (увидеть, проанализировать, прыгнуть, хапнуть, утащить, съесть). Естественно, отбрасывается мораль. Но отбрасывается и долговременная стратегическая ответственность, И уж тем более отбрасывается все, что говорится о какой-то абстрактной пользе — национальной и так далее.

Итак, вы имеете дело с успешным элитарием, прошедшим школу такого специфического отбора и обнаружившим некий резервный ресурс. Элитарий спрашивает: «А почему этот ресурс нельзя хапнуть?»

Ему отвечают, что резервный ресурс существует на всякий случай, исходя из каких-нибудь резервных надобностей.

Элитарий просто смеется и говорит: «Да пошли вы! Резервные надобности — это придумал „совок“. А мы теперь живем хорошо и будем жить еще лучше. Будем жить здесь и сейчас».

Жила-была (она в итоге сохранилась) некая крупная больница, находившаяся в пределах Москвы, не буду говорить какая. У этой больницы было то, что «прихватизатор» не может оценить, — нематериальный ресурс: традиции, специалисты, школа. Все это в глазах приватизатора никакой цены не имеет.

А что имеет цену? Что он видит? Он видит большую территорию в пределах города, хорошо озелененную — цветочки пахнут, деревья растут. И он быстро соображает, сколько на этой территории можно построить коттеджей, по какой цене их можно продать и сколько можно хапнуть.

Вот у вас есть какая-то Академия, и у нее есть что-то, что обладает определенной нематериальной резервной ценностью. Например, люди с особым типом интеллекта, у которых есть колоссальный опыт, заслуги и все прочее. Что это такое для «прихватизатора»? Ноль. Это для него не существует. Для него существуют дома, финансирование и прочие «вкусности». Говорить с прихватизатором о гуманитарном потенциале, о нематериальном активе, об интеллектуальном капитале — это все равно, что взывать к крокодилу, чтобы он проявил особый гуманизм по отношению к антилопе, которую тот собирается съесть.

Поэтому всё, что не обладает для прихватизатора ценностью, будет уничтожаться во славу прихватизации. То есть во славу грубейших, примитивнейших материальных приобретений, к которым элита все и сводит. Она ради завоевания этих приобретений может проявить и тонкость, и ум, и мужество, и какой-то энергетический потенциал. Но только ради приобретений. Это регресс, понимаете? Вот с чем мы имеем дело, а вовсе не со слабостью.

Приватизатор не трус. Он совсем не трус. Он не испугался бы силового наезда конкурента. Но он отбросил за ненадобностью все высшие функции. А отбросив их, он без понятия по поводу того, на что можно ответить только с помощью этих функций. У него их нет. Поэтому он пугается всего непонятного. А непонятно ему все, что находится за пределами примитивной материальной выгоды.

И вдруг обнаруживается, что есть какая-то беда.

Абрахам Даниельсон Хондиус. Волк нападает на собак. 1672

https://rossaprimavera.ru/article/fa3ddb27

В лучшем случае он будет временно оседлывать тех, кто может работать качественно, в виде такого мелкого начальника. Но поскольку эти люди по определению должны располагать человеческим достоинством наряду с профессиональными качествами, то они будут тихо уходить, поскольку, как ни странно, для таких людей есть куда. Хотя бы на собственный огород. Или же они будут ломаться. А в сломленном состоянии они не могут обеспечивать то, что призваны обеспечить. Вот ведь в чем трагедия.

Эта сломленность еще опаснее, чем действия так называемой административной системы. Которая по отношению к советской стала резко хуже (по поводу советской рекомендую посмотреть фильм Хейфица «Дорогой мой человек» с Баталовым в главной роли) и безумно разрослась. Сегодняшняя отчетность, безумие этой отчетности не имеет никаких аналогов в советской эпохе. Это безумие увеличилось в сто раз, как увеличился и бюрократический аппарат, про который всегда говорили, что он раздут, а теперь он стал и иным по качеству, и гораздо более объемным, рыхлым, а также специфическим.

Эта система нагрузок не выдерживает. Она может существовать в относительно благоприятных условиях. Но как только возникает беда, винтики, из которых эта система состоит, обнаруживают свое человеческое содержание (как некоторые из них обнаружили свое содержание в октябре 1941 года). А обнаружив паскудное содержание, а именно трусость, доходящую до паники, вороватость и вопиющую некомпетентность, они систему разрушают.

Чем больше накапливается этого оскудения, этого маразма, а он в определенном смысле накапливается стремительно в условиях беды, тем больше наглеет система. Она становится и трусливее, и безумнее, и тупее, и разнузданнее. Она ничем не может управлять, но ей мнится, что она окончательно подомнет под себя ничтожное человечество, впавшее в маразм, вставит в него чипы, электронику, генетику, неизвестно что еще — и неизмеримо возвысится над презираемым быдлом. Вот тогда-то заживем!

Про одного министра одно высокое лицо говорило: «Мы спасаем его от мятежа против него». Спрашиваешь: «А кто мятежник?» Это высокое лицо отвечает: «Как кто? Его подчиненные — все».

Всюду это аутоиммунное заболевание. То, что Маркс называл превращенной формой. Бюрократия (и власть в целом) стремится превратиться, понимаете? Она стремится сделать так, чтобы кафедре не нужны были студенты, врачам — больные, военным чиновникам — армия, учителям — школьники. Вот это превращение, оно же назревает! И внутри него — эта мечта о чипах, электронике, паспортах, чем-нибудь еще. Делать ничего не могут, перепуганы насмерть, не понимают ничего. Как говорилось в советскую эпоху, «нужен интеллект от Баха до Фейербаха, а имеет место интеллект от Эдиты Пьехи до иди ты на три буквы»… Но Эдита Пьеха — это еще что-то. А теперь уже остались только три буквы.

Бормочут во сне про всё — про то, как «всех сметем», про то, как сейчас «всё закончится», про темные силы, которые нас злобно гнетут. По поводу всего этого бормочут во сне. И бегут при этом невесть куда, то есть в пропасть. Общественный сон — это то, что является главной опасностью, обнаруженной в рамках нынешней ситуации. Она обнажена «ковидом». Это заболевание. Эта штука пострашнее, чем COVID-19.

Я по памяти прочту Твардовского («Теркин на том свете»):

Вечный сон. Закон природы.

Видя это всё вокруг,

Своего экскурсовода

Теркин спрашивает вдруг:

— А какая здесь работа,

Чем он занят, наш тот свет?

То ли, се ли — должен кто-то

Делать что-то?

— То-то — нет.

В том-то вся и закавыка

И особый наш уклад,

Что от мала до велика

Все у нас руководят.

— Как же так — без производства,

Возражает новичок,

—Чтобы только руководство?

— Нет, не только. И учет.

В том-то, брат, и суть вопроса,

Что темна для простаков:

Тут ни пашни, ни покоса,

Ни заводов, ни станков.

Нам бы это всё мешало —

Уголь, сталь, зерно, стада…

— Ах, вот так! Тогда, пожалуй,

Ничего. А то беда.

Это вроде как машина

Скорой помощи идет (к вопросу о ковиде. — С. К.)

Сама режет, сама давит,

Сама помощь подает.

— Ты, однако, шутки эти

Про себя, солдат, оставь.—

Шутки! Сутки на том свете —

Даже к месту не пристал.

Никому бы не мешая,

Без бомбежки да в тепле

Мне поспать нужда большая

С недосыпу на земле.

— Вот чудак, ужели трудно

Уяснить простой закон:

Так ли, сяк ли — беспробудный

Ты уже вкушаешь сон.

Что тебе привычки тела?

Что там койка и постель?..

— Но зачем тогда отделы,

И начальства корпус целый,

И другая канитель?

Дальше этот «Вергилий», сопровождающий Теркина по аду, говорит, что невозможно ничего сделать, чтобы сократить, — надо увеличить. Создать комиссию по сокращению — значит увеличить численность бюрократии.

От иных запросишь чуру

—И в отставку не хотят.

Тех, как водится, в цензуру

—На повышенный оклад.

А уж с этой работенки

Дальше некуда спешить…

Всё же — как решаешь, Теркин?

Теркин что отвечает?

— Да как есть: решаю жить.

Это решение — решение жить — надо суметь принять. То есть проснуться.

В конце 1980-х годов один очень умный человек, с которым я беседовал в одной из горячих точек, сказал мне: «Это общество ням-ням, которое сможет зарезать один волк». Он имел в виду Александра Николаевича Яковлева.

Вы можете отменить все социальные практики человеческие или поселить в сознание людей страх перед осуществлением этих практик. Но что будет потом? Человек — животное социальное. Вам эту социальность разрушили до конца — что будет потом? Что такое жизнь в самоизоляции, в этом одиночестве, с постоянным страхом, как бы чего не вышло и как бы кто-нибудь из тех, кто рядом, вам бы вреда не принес? Вы не понимаете психологических, антропологических, экзистенциальных последствий?

И я был бы пижоном, если бы отказался их очень подробно обсудить.

Что такое NIH?

Это основной центр правительства США, отвечающий за исследования в области здравоохранения и медицины. Этот центр состоит из 27 институтов и исследовательских центров. Он финансируется правительством США. Годовой бюджет NIH исчисляется десятками миллиардов долларов. Подчеркиваю — миллиардов.

В NIH, наряду с институтами, обеспечивающими исследования в сфере стоматологии, черепно-лицевых травм, болезней пищеварительной системы и почек, кровеносных сосудов, легких и крови, неврологических заболеваний, лечения наркомании, артрита, исследований генома человека, входит Национальный институт аллергии и инфекционных заболеваний (National Institute of Allergy and Infectious Diseases — NIAID), руководимый небезызвестным Энтони Фаучи. Только один этот институт в системе NIH занимается тем, что касается COVID-19. Только он.

Задача Национального института аллергии и инфекционных заболеваний — проведение фундаментальных и прикладных исследований, позволяющих лучше понять природу инфекционных, иммунологических и аллергических заболеваний, а также разрабатывать методы излечения этих заболеваний.

Персонал будет вводить зараженных обезьян в рабочую зону рентгеновского аппарата, адаптированного для использования в условиях высокого биоконтроля. Сканеры позволяют осуществлять обзор динамики заболевания в диапазоне 360 градусов.

Чтобы собрать данные о стадиях инфекционного заболевания, ученые в других лабораториях обычно подвергают нескольких животных воздействию одного и того же патогена, а затем периодически убивают субъектов, исследуя трупы, чтобы составить график развития болезни.

Первое правило в любой битве — знать врага, и это ставит это внешне обычное офисное здание на передний край войны с невидимыми противниками, которые могут мутировать, становясь еще более мощными и опасными. Ярлинг, один из самых опытных охотников за вирусами в стране, не питает иллюзий относительно того, какие организмы одерживают верх: «Вирусы всегда на шаг впереди», — говорит он».

В 1942 году американцы окончательно убедились в том, что Япония, их главный противник в годы Второй мировой войны, на полную катушку раскручивает создание бактериологического оружия (доктор Менгеле отдыхал!). Убедившись в этом, американцы, еще не знавшие, чем кончится их атомный проект, решили запустить проект, аналогичный японскому.

Дело было при Рузвельте, который всегда ориентировался на ту или иную сильную личность, способную раскручивать опасные начинания.

В том, что касалось атомного проекта, речь шла о Роберте Оппенгеймере и его опекуне генерале Лесли Гровсе, военном руководителе программы по созданию ядерного оружия, этаком американском Берии.

В том, что касалось создания бактериологического оружия, администрация Рузвельта решила опереться на талантливого биохимика, работавшего в Висконсинском университете, основанном в 1848 году. Это очень крупный университет, расположенный в Мадисоне, штат Висконсин. Данный университет является государственным исследовательским университетом, он входит в число основателей

Ассоциации американских университетов, располагает миллиардными целевыми фондами, имеет очень высокую репутацию. Таково положение дел сейчас. Таковым же оно было и во времена, когда администрация Рузвельта решила доверить сотруднику этого университета создание американского биологического оружия.

Звали этого сотрудника Ира Лоуренс Болдуин.

Готтлиб ставил перед собой задачу сокрушения человеческой психики до такой степени, чтобы на ее обломках можно было создать что-нибудь новое.

Стивен Кинцер: «Готтлиб рассуждал так: прежде чем вложить в чей-то мозг новый разум, нужно как-то снести предыдущий, разрушить психику человека, его душу, организм, если получится. С чего начать? Есть ли эксперты в таких делах? Конечно! Врачи нацистских концлагерей, и те, кто занимался вивисекцией в Манчжурии. Вместо того чтобы повесить этих людей, мы решили принять их на работу. И они стали фундаментом американской программы по контролю над сознанием».

А Готтлиб мечтал о большем. Он прямо говорил, что его мечта — уничтожение человеческого разума и имплантирование на его место чего-то совершенно нового.

Почему Готтлибу понадобилось проводить какие-то опыты не над северокорейцами или даже американцами, а над своим коллегой Олсоном, — неизвестно. Но семья Олсона в этом убеждена. Еще раз процитирую Кинцера.

Стивен Кинцер: «Фрэнка Олсона мучила совесть. Летом 1953 года он поехал в Европу и увидел, как людей пытают, возможно, до смерти, ядами его собственной разработки. Его это очень беспокоило. Он решил, что с него хватит, и хотел уйти из ЦРУ. Через несколько недель после того, как он начал рассказывать об этом, он погиб, выпав из окна 13 этажа. Лишь спустя 22 года семье Олсона сообщили, что это было не просто самоубийство из-за депрессии. «Мы должны признаться, что тайно давали ему ЛСД. У него был наркотический психоз, которому мы поспособствовали».

Президент США Джеральд Форд тогда пригласил к себе его семью, чтобы принести извинения. Такого раньше не бывало. Однако сейчас семья считает, что даже обстоятельство с ЛСД — лишь часть очередной попытки скрыть информацию. И что Олсон не совершал суицид ни по одной из предполагаемых причин. Его вытолкнули из окна».

Семья Олсона убеждена, что он был убит. В какой-то момент сын Олсона приехал к Готтлибу. Видит: батюшки! Экологический рай! Готтлиб сидит, доит коз. Между ними состоялся примерно такой диалог.

Сын Олсона говорит Готтлибу: «Не пора ли рассказать об этом? Все-таки я сын, отца жалко. Ну скажи правду-то!»

Готтлиб ему в ответ: «Хочешь козьего молока? Пей — и гуд бай! Нашел, кого раскалывать. Не меня».

В 1970 году президент Ричард Никсон, человек глубоко недооцененный, приказал всем центрам, занимавшимся биологическим оружием, уничтожить свои запасы токсических веществ. Почему Никсон издал такой приказ, неизвестно. Как это связно с его импичментом — тоже неизвестно. Но то, что Никсон приказал завязать с биологическим оружием, опасаясь его применения в рамках проектов того типа, которыми занимался Готтлиба и другие — это неоспоримый факт.

Обычные военные и цэрэушники выполнили приказ президента. Но не Готтлиб, который не для того создавал свою замечательную коллекцию токсинов, чтобы отдать ее по приказу какого-то Никсона. Нет, он эту коллекцию вывез и спрятал. Считается, что в 1975 году она все же была уничтожена, что приехали спецкоммандос и все-таки взяли Готтлиба за горло. После этого Готтлиб вместе со своими более удачливыми, чем Олсон, коллегами типа Болдуина дожил аж чуть ли не до ста лет.

https://rossaprimavera.ru/article/29f5cc0f

Да, я завидую возможностям самых выдающихся образовательных заведений Соединенных Штатов, Великобритании или Западной Европы в целом. И мне бы хотелось, чтобы в моем отечестве, раз уж оно выбрало для себя определенную дорогу, подобных возможностей было еще больше. Поэтому, когда я эти возможности рассматриваю, я делаю это не так, как делалось в журнале «Крокодил», где была рубрика «Их нравы» («О, ужас! Как они там всем ворочают!»). Я про другое. Про то, что не грех бы было присмотреться и поучиться чему-то из того, что есть там. Я имею в виду проблемы элитного образования, воспитания и так далее.

Да, я считаю, что можно завидовать тому, как именно организована в Соединенных Штатах Америки так называемая «Лига плюща», в которую входят восемь лучших частных американских университетов, расположенных в семи штатах на северо-востоке страны.

Высшая тройка этой лиги — Гарвардский, Принстонский и Йельский университеты. Это самые богатые из частных американских университетов. И нам для понимания контекста необходимо установить — насколько богатые.

Есть такое понятие: эндаумент — целевой капитал некоммерческой организации, в том числе университета, переданный в доверительное управление для получения дохода, используемого для финансирования уставной деятельности. Эндаумент — это, между прочим, дело древнее, существующее со времен платоновской Академии. Платон наделил целевым капиталом свою знаменитую Академию, закрытую после девятисот лет существования в VI веке нашей эры императором Юстинианом.

Ну так вот, эндаумент Гарвардского университета, входящего в «Лигу плюща», на 2019 год составлял 38,3 миллиарда долларов. Эндаумент Йельского университета в том же 2019 году составил 29,3 миллиарда долларов.

Сходными возможностями обладают и другие из восьмерки самых престижных американских университетов, входящие в «Лигу плюща», они же «плющи».

Но есть и другие американские университеты, находящиеся не на северо-востоке, а в других частях Америки. И их возможности вполне сравнимы с возможностями «плющей».

А, во-вторых, безусловно, имеет место эффект подражательности. США копируют Великобританию во всем, что касается воспроизводства элиты, они подражают ключевым британским образовательным центрам, методам преподавания в этих центрах, способам селекции элиты, которые веками осуществляла британская аристократия. Одновременно, конечно, американцы и терпеть не могут Великобританию с момента Войны за независимость. И это очень устойчивая тенденция.

Но это такое ревнивое фырканье. И оно является малой и слабо ощутимой частью в отношениях США и Великобритании. А главной и наиболее декларируемой частью этих отношений является американская подражательность. Плюс британская покорность в том, что касается следования формальному курсу США. Плюс британское очень тонкое и хитрое манипулирование этим курсом. Подростку надо говорить: «Да-да, мы с тобой! Мы пойдем туда, куда ты захочешь! Но ты не задумывался, куда лучше пойти? Ой, а тут преграда! А давай-ка лучше сюда». Так что это все осуществляется в полной мере.

Ну так вот, аналогом американской «Лиги плюща» является британская группа университетов, именуемая группой «Рассел». В эту группу входит 24 самых престижных университета Великобритании, включая знаменитые Оксфорд и Кембридж.

И вновь мы имеем дело с огромными целевыми фондами и предельно цепким замыканием на данное интеллектуальное сообщество всего, что касается финансирования тех или иных исследований. Там ведь вопрос не только в том, что у них есть фонды. У них есть гранты, у них есть линии финансирования. У них есть заказы и много чего еще. Это огромная финансово-интеллектуальная, финансово-политическая, финансово-социальная, финансово-антропологическая, в конце концов, машина, которая производит то, с чем мы потом имеем дело. То есть тут опять в принципе речь идет не о миллиардах и не о десятках миллиардов, а о сотнях миллиардов долларов. То есть о тех деньгах, которые уже вполне себе пахнут властью. При том что власть — это всегда нечто большее, чем деньги.

Мы убедились вновь на ковидной истории, что там, где власть, — там колоссальное финансирование в моменты кризисов. А там, где власти нет, — там банкротства и скупка собственности тех, кто не причастен к власти, теми, кто к ней причастен. Мы же убедились в этом опять, мы убеждались в этом и в предшествующие годы. Lehman Brothers проиграл, а Goldman Sachs выиграл. Почему? Понятно, почему. Одним помогли, потому что те были вписаны во власть, а другие оказались от власти чуть дальше. И им не помогли. Вот и всё. Это проблема жизни и смерти.

Более того, Имперский колледж Лондона входит не только в достаточно широкую группу «Рассел». Он входит в так называемый «золотой университетский треугольник». Два угла этого треугольника — город Кембридж с его Кембриджским университетом и город Оксфорд с его Оксфордским университетом. А третий угол — Лондон, в котором находится три колледжа Лондонского университета и тот Имперский колледж Лондона, который я не могу не обсуждать в связи с экстазами вокруг ковида. Потому что он крайне важен именно в связи с этими экстазами, и я это докажу. При этом Имперский колледж в данном «золотом треугольнике» имеет отдельное значение. Иначе он бы не выделился из совокупности лондонских суперпривилегированных колледжей. А он выделился.

В 2019 году Имперский колледж Лондона занял восьмое место в списке двухсот лучших университетов мира. Так что это совсем не маленькая величина в том, что касается святая святых группы престижных образовательных заведений, формирующих элиту.

А теперь необходимая, хотя, на первый взгляд, и не очень обязательная деталь.

В июне 2004 года при Имперском колледже Лондона открылась собственная Бизнес-школа, которая была названа в честь некоего Гарри Танаки. Кто такой Гарри Танака? Это японец, родившийся в США во время Второй мировой войны. Гарри Танака появился на свет в концентрационном лагере, устроенном американцами для всех японцев, которых угораздило проживать на их территории. Образование Танака получил сначала в Массачусетском технологическом институте, а затем в том самом Имперском колледже Лондона, ради понимания роли которого я отвлек внимание зрителя от COVID-19, обсуждая «Лигу плюща», группу «Рассел» и «золотой треугольник».

Там же, в Имперском колледже, Андерсон получил в 1971 году степень доктора. Областью его исследований стала паразитология, его диссертация называлась «Количественное экологическое исследование гельминтов леща обыкновенного».

Получив в 1971 году ученую степень, Андерсон стал научным сотрудником фирмы IBM по биоматематике в Оксфорде и проработал там до 1973 года.

Ну, прежде всего, это именно та организация, которая в 2017 году, наряду с фондом Билла и Мелинды Гейтс, консорциумом ряда государств и так далее, вошла в число сооснователей той самой CEPI, которая нас интересует больше всего. Вот мы и добрались до CEPI, одним из учредителей которой стал этот Wellcome Trust. Почему нас так особенно интересует CEPI? Потому что именно CEPI была заранее вменена роль главного создателя вакцины против COVID-19. Про это говорили, как про «дважды два — четыре». Еще самого ковида фактически не было, а роль CEPI уже была определена.

Но мы не разберемся с CEPI до тех пор, пока не проступит на нашей переводной аналитической картинке вся совокупность далеко идущих хитросплетений, сопровождавших появление CEPI.

Ради создания такой многофакторной переводной картинки сто́ит набраться терпения и заняться соучредителями CEPI, такими как Wellcome Trust.

Wellcome Trust стал единственным акционером холдинга Welcome Foundation. Согласно решению сэра Генри, фонд Wellcome Trust должен был заниматься медицинскими исследованиями на прибыль от принадлежащего ему фармацевтического бизнеса.

А дальше все стало развиваться следующим образом.

На протяжении первых двух десятилетий, вплоть до 1952 года, Wellcome Trust существовал достаточно скромно. А вот в период с 1952 по 1986 год он сумел нарастить объем в пятьдесят раз — с 10 до 500 миллионов фунтов стерлингов. В значительной степени такой скачок был связан с тем, что Wellcome Trust финансировал создание новых лекарств, и ряд его инвестиций оказались успешными.

В 1986 году холдинговая компания Welcome Foundation выходит на фондовый рынок под названием Wellcome PLC. Напомним, что до этого момента единственным акционером Welcome Foundation был благотворительный фонд Wellcome Trust.

Но в 1986 году Wellcome Trust продал 25% принадлежавших ему акций в холдинговой компании Welcome Foundation. В 1992 году было продано еще 35% акций. А в 1995 году Wellcome Trust продал оставшиеся у него 40% акций Wellcome PLC фармацевтической компании Glaxo. В результате образовалась компания Glaxo Wellcome, и Wellcome Trust получил часть акций этой компании.

Скандал фактически начал сам Андерсон, заявив, что его коллега по имени Сунетра Гупта, получившая должность в Оксфорде, якобы получила эту должность благодаря неподобающим отношениям с Полом Харви — преемником Андерсона на посту заведующего кафедрой зоологии Оксфордского университета.

Неизвестно, хотел ли Андерсон скомпрометировать Харви и добиться его отставки с тем, чтобы самому вновь занять этот пост, или же он был движим иным мотивом. В любом случае результатом его выпада против Гупты и Харви стали два внутренних расследования.

После этого скандала в журнале Nature вышла статья, где говорилось о необходимости реформы управления Wellcome Trust, чтобы повысить его прозрачность:

«Фонд Wellcome Trust по праву может претендовать на роль спасителя британской биомедицины. Без его щедрости Британия к концу 1990-х годов наверняка превратилась бы во второсортную биомедицинскую державу. Вместо этого лаборатории, получающие финансирование от Wellcome, развивали науку, а то, что Wellcome Trust сделал упор на повышение зарплат и возможность карьерного роста для исследователей — пристыдил правительство Великобритании, которое начало действовать.

…некоторые из друзей Wellcome Trust призывают его рассмотреть вопрос о проведении внутренних реформ для защиты своей репутации. В некотором смысле Wellcome Trust становится жертвой своего собственного успеха. Благодаря практичному управлению инвестициями, возможность расходования средств и влияние Wellcome Trust феноменально выросли за последние восемь лет. Но управляющие структуры и процедуры, которые подходили для благотворительной организации среднего размера, могут оказаться неуместными для бегемота, который — работая с правительством как равный партнер — помогает определять направления политики страны в области науки».

Nature Medicine утверждает, что внутренние расследования раскололи Оксфордский университет. «Было несколько разрушительных голосований, — вспоминает Нил Фергюсон, работавший тогда под началом Андерсона на кафедре зоологии в Оксфорде. — Кафедра зоологии вынесла Рою вотум недоверия, в то время как большинство сотрудников Центра поддержали его — атмосфера была ужасной».

Как сообщила 2 сентября 2000 года газета The Guardian, вместе с Андерсоном ушли профессор Брайан Спрэтт, специализирующийся на бактериальных инфекциях, и профессор вирусологии Джофф Смит. Эти профессора и Андерсон увели 80 ученых из Оксфорда в Лондон. А вместе с ними «уплыли» и гранты на сумму семь миллионов фунтов стерлингов от Wellcome Trust. «80 человек пробьют огромную брешь в репутации Оксфорда и в доходах от исследований», — сказал один из ушедших.

Отголоском этого давнего конфликта стало нынешнее острое соперничество между исследовательской группой Оксфорда, ключевым участником которой является профессор теоретической эпидемиологии Сунетра Гупта, и группой Имперского колледжа Лондона, лидерами которой являются Фергюсон и Андерсон.

Обе группы создали модели для прогноза развития ситуации с ковидом. И эти модели имеют принципиальные отличия.

Прежде всего, Имперский колледж вводит разные коэффициенты летальности для разных возрастных групп населения ̶ от 0,002% (двух тысячных процента) для детей младше 10 лет до 9,3% для людей старше 80 лет.

Оксфордская модель использует гораздо меньшее значение коэффициента летальности при заражении — 0,14%.

Кроме того, Оксфорд и Имперский колледж ищут ответы на разные вопросы.

Модель Имперского колледжа отвечает на вопрос, каким образом стратегия смягчения и стратегия подавления повлияют на кривую эпидемии COVID-19.

А Оксфордская модель отвечает на вопрос: «Является ли COVID-19 уже распространенным среди части населения?»

Ответ оксфордских исследователей такой: «Продолжающаяся эпидемия в Великобритании и Италии началась как минимум на месяц раньше, чем была официально зафиксирована первая смерть, и уже привела к накоплению значительного массива коллективного (стадного) иммунитета в обеих странах».

Соответственно, в модели Оксфорда нет того алармизма, который присутствует в модели Фергюсона — Андерсона.

https://rossaprimavera.ru/article/6efd5f7b

Всё, что касается первых точных оценок размеров вспышки, мы уже обсудили. Могу дополнительно сообщить, что на том же сайте Имперского колледжа Лондона 10 февраля, то есть за два дня до упоминания о вакцине профессора Шаттока, говорилось о том, что на основе данных, полученных в провинции Хубэй, летальность ковида равна примерно 18 %. Сквозь зубы указывалось также на то, что у путешественников она ниже. Но если взять летальность в 18%, а ее не было нигде — ни в Хубэе, ни в других местах (Nature Medicine 19 марта 2020 года сообщает, что летальность в КНР 1,4 %) — то можно многое предсказать. Какое это имеет отношение к нормальному прогнозу?

Но не это главное. А то, что в качестве спасителя упомянут некий профессор Шатток, который вот-вот создаст вакцину. И все произойдет тогда, как в голливудских фильмах. Герой находит и колет нечто в себя или в своего приятеля и в себя, они что-то делают — что-то смешивают и так далее, и весь умирающий мир вдруг вздрагивает и начинает выздоравливать, выздоравливать, выздоравливать. И все смеются и кушают гамбургеры, и поют Happy Birthday to You. И все становится хорошо.

Вот это спасение должен обеспечить профессор Шатток из того же Имперского колледжа Лондона. Фергюсон и Андерсон раскручивают панику, а Шатток говорит о том, что он будет спасать. А организация одна и та же. И связана она с Wellcome Trust и так далее.

Шатток известен своими исследованиями по микробицидам. Он профессионал, нет вопросов — в достаточно узкой и важной сфере. Микробициды — это средства местного действия, которые в виде геля или крема применяются до сексуального контакта для предотвращения инфекций, передающихся половым путем. Ничего здесь не хочу девальвировать. Он понимает, что такое микробициды.

Институт иммунологии в Ла-Хойя, северо-западном районе калифорнийского города Сан-Диего, был создан в 1988 году. Президентом и основателем института был японец, доктор Макото Нонака.

А первым научным директором института был тоже японец, доктор Кимисигэ Исидзака — выдающийся японский иммунолог, сын японского генерала, ушедшего в отставку в 1933 году. То есть задолго до краха Японии.

Кимисигэ Исидзака получил докторскую степень в 1948 году в Токийском университете. То есть он не Танака. Он родом не из Соединенных Штатов, он родом из Японии.

До 1962 года он работал в японском Национальном институте здоровья на кафедре серологии, где возглавлял отдел иммуносерологии, то есть исследований, касающихся диагностической идентификации антител в сыворотке крови.

С 1957 по 1959 год доктор Исидзака работал научным сотрудником в Калифорнийском технологическом институте.

В 1962 году Кимисигэ Исидзака и его жена Теруко Исидзака — столь же выдающийся иммунолог, как и ее муж, — переехали в Америку по предложению некоего Сэма Буканца. При содействии этого Сэма Буканца они стали работать иммунологами в медицинской школе университета штата Колорадо, расположенном в городе Денвер.

В 1967 году, работая в этом университете, Кимисигэ Исидзака и его жена Теруко открыли антитело класса иммуноглобулин Е.

В 1989 году Кимисигэ Исидзака, проработав более 20 лет в различных медицинских центрах США, стал научным руководителем Института аллергии и иммунологии в Ла-Хойя.

В 1990 году он занял пост президента этого института.

Исидзака вышел на пенсию в 1996 году и вернулся в Японию (тосковал по ней), где работал почетным директором Института иммунологии в университете Ямагата.

Ну, а третья организация, которая может нам о чем-то поведать в том, что касается господина Шаттока, — это Имперский колледж Лондона. Извините, что так часто повторяю это название. Но, как говорят в таких случаях, из песни слова не выкинешь.

Шатток работает в Имперском колледже Лондона с 2011 года. В ноябре 2013 года он выиграл грант на проект ДНК-вакцинации, который финансируется все тем же Фондом Гейтсов. Вот что написано на сайте Имперского колледжа Лондона по поводу этого достижения господина Шаттока: «Группа профессора Шаттока отвечает за проект ДНК-вакцинации, который направлен на применение новейших технологических достижений в области ДНК-вакцинации и иммунного мониторинга, как на одноклеточном, так и на молекулярном уровне, с тем, чтобы дать возможность детального зондирования развивающихся реакций вакцинных индуцированных антител».

С 2017 года Шатток является профессором кафедры медицины Имперского колледжа Лондона.

На сайте Академии медицинских наук Великобритании сказано, что Шатток «был пионером в разработке того, как использовать как лекарственные препараты, так и пассивные антитела для предотвращения передачи ВИЧ, сначала показав, что они работают в моделях in vitro, а затем переведя на клинические испытания. Такой перевод требует широкого международного сотрудничества, и он был лидером в их создании, стимулируя разработку профилактических вакцин на основе лекарственных средств, в частности создав и направляя европейскую сеть передового опыта по вакцинам и микробицидам, которая координировала финансируемые ЕС исследования в 40 учреждениях».

С 2020 года Шатток координирует Европейскую инициативу по вакцинации против СПИДа. На сайте этой инициативы указано, что она представляет собой «консорциум, возглавляемый Имперским колледжем Лондона», что этот консорциум «объединяет ученых из 22 учреждений, объединяя их знания и опыт для разработки новых вакцин-кандидатов, которые могут быть использованы для испытаний на людях в течение пяти лет».

Мой метод заключается в том, чтобы построить систему, где есть много элементов и много факторов. И если в числе факторов, наряду с Фортом Детрик и так далее, существует японский фактор, я обязан его выделить, а не демонизировать.

Я с глубочайшим уважением отношусь к Японии, к ее культуре. У меня есть старая дружба с японскими представителями театрального мира. Я всегда внимательнейшим образом относился к японской традиции — что вовсе не исключает моего омерзения по отношению к японским зверским опытам в сфере создания биологического оружия и геноцида, осуществлявшегося японцами так же, как и нацистами. Но это же не значит, что я не люблю Шиллера или Германию. Ровно то же самое касается Японии.

Но главное, поймите еще раз, в картине есть много элементов, они важны, и связи между ними важны. Если вместо этого выхватить один и начать его тыкать в нос, будет черт-те что, сапоги всмятку. Если не указать на него, будет пустота.

Поэтому я сейчас буду говорить о японском факторе — не о японском заговоре, и не о японском демонизме, а об одном из факторов, который, несомненно, существует.

Кто такой Гари Танака, ставший основателем бизнес-школы Имперского колледжа Лондона? Это японец, родившийся в США, работавший в сфере инвестиций в интернет-компании, отсидевший срок за мошенничество и продолживший вместе со своими сыновьями определенную деловую активность, касающуюся в том числе и разного рода инвестиций в наукоемкую продукцию. Есть этот Танака, он не выдуман? Да. Должна за него отвечать великая японская культура и великая японская нация? Конечно, нет. Это бред. Но он есть или нет? Он есть.

Этот Танака никак не связан с Имперским колледжем Лондона, а также с теми представителями этого колледжа, которых я все время обсуждаю (Фергюсон, Андерсон и так далее)? Он с ними никак не связан? Так не бывает.

А что такое «Абдул Латиф Джамил» (Abdul Latif Jameel) — компания, с которой связан все тот же Имперский колледж Лондона и лично господин Фергюсон? Что это за компания? Это какой-то особо удачный дистрибьютор японской фирмы «Тойота», не так ли? Этот дистрибьютор никак не связан с Танакой? Нужно совсем не знать Японию, чтобы представить себе такую несвязанность.

А что такое Институт иммунологии в Ла-Хойе, с которым связан Шатток, который сидит в Имперском колледже Лондона? Это институт, созданный коренными японцами, приехавшими в США. Это институт, завязавший прочные связи с одной из крупнейших японских фармацевтических компаний. И что, эта компания никак не связана с другими японскими начинаниями, которые я рассматриваю? Она никак не связана с шестнадцатью японскими фармацевтическими гигантами, которые на паях с Гейтсами и Национальными институтами здравоохранения США создали платформу для разработки вакцин, именуемую Глобальный фонд инновационных технологий здравоохранения (Global Health Innovative Technology Fund, GHIT)?

Такая несвязанность крупнейших начинаний, занятых одним и тем же и кооперирующихся в одной и той же сфере, просто невозможна. Условно говоря, по 10 лет сидят в одной комнате, занимаются одним и тем же, все время друг с другом обсуждают совместные проекты, выпускают совместные продукты — и никак друг с другом не связаны? Так не бывает.

Говорит ли это о каком-то заговоре? Ни боже мой! Это говорит ровно о том, на что я указал. И если бы меня попросили что-то конкретизировать, то я ответил бы словами Льва Николаевича Толстого, сказавшего, что конкретизировать написанное им в романе «Анна Каренина» он может одним способом — снова написав этот роман.

7 июня 2020 года Имперский колледж Лондона сообщил, что создал совместно с гонконгской компанией Morningside Venture Capital новое предприятие VacEquity Global Health (VGH). Миссия этого предприятия — быстрая разработка и производство вакцины от коронавируса в больших количествах для всего мира. Вакцина будет иметь умеренную цену и будет доступна даже беднейшим странам.

Компания Morningside Venture Capital была основана в 1986 году семьей Чан из Гонконга. Она является ведущим мировым инвестором в области естественных наук.

В 2014 году братья Ронни и Джеральд Чан пожертвовали 350 миллионов долларов Школе общественного здоровья Гарвардского университета. В знак признательности за столь щедрый дар университет присвоил Школе общественного здоровья имя Чан Цзенси — отца братьев Чан — китайского предпринимателя, переехавшего в Гонконг в 40-е годы ХХ века и основавшего здесь в 1960 году компанию по недвижимости Hang Lung Group.

Помимо предприятия VGH, Имперский колледж Лондона и Morningside Venture создали еще одно предприятие — VaXEquity (VXT). Задача VXT — разработка технологии самоусиливающейся РНК для лечения не только COVID-19, но и других заболеваний. Как сообщает Имперский колледж, «два новых предприятия опираются на многолетние разработки профессора Робина Шаттока, который впервые создал технологию самоусиливающейся РНК».

Что такое технология самоусиливающейся РНК? Как не раз пояснял сам Шатток, его группа применила абсолютно новый подход к созданию вакцины. Этот подход заключается в том, что на основе генетического кода вируса искусственно создается РНК, содержащая последовательность аминокислот от белка-шипа, как у SARS-CoV-2, и от фермента, который позволяет быстро делать копии самой этой РНК. Попадая в клетку, эта РНК размножается и клетка на ее основе начинает производить белок-шип, который потом попадает на поверхность клетки. Организм начинает вырабатывать антитела на этот белок. Полученные таким образом антитела будут реагировать на такой же белок у SARS-CoV-2 сразу после попадания вируса в организм и не дадут ему эффективно размножаться.

В том же сообщении от 7 июня 2020 года на сайте Имперского колледжа Лондона утверждается, что подход группы Шаттока позволяет получать вакцину от любых болезней в рекордные сроки и делает ее производство очень дешевым: после того как РНК синтезирована, она сама быстро размножается в клетках, что позволит рекордно быстро произвести миллионы доз вакцины.

15 июня 2020 года группа Шаттока объявила о начале испытаний вакцины на людях, поскольку проведенное тестирование вакцины на животных доказало ее безопасность и привело к выработке антител к коронавирусу. Как указано на сайте Имперского колледжа, дальнейшие испытания вакцины — с участием уже шести тысяч человек — запланированы на октябрь 2020 года. Если эти испытания на людях будут успешными, вакцина Имперского колледжа может быть распространена в Великобритании и за рубежом в начале 2021 года.

Концепция CEPI была описана гораздо раньше официального объявления о ее основании (которое было сделано в январе 2017 года в Давосе). Эта концепция была изложена в 2015 году в июльском номере журнала The New England Journal of Medicine.

Статья называлась «Создание глобального фонда по разработке вакцин». Соавторами статьи выступили британский исследователь Джереми Фаррар, директор знакомого нам Wellcome Trust, американский врач-терапевт Стэнли Плоткин (один из разработчиков вакцины от кори) и американский эксперт по инфекционным заболеваниям Адель Махмуд (разработчик вакцин против вируса папилломы человека и ротавируса).

CEPI была основана в январе 2017 года в Давосе правительствами Норвегии и Индии, а также Фондом Билла и Мелинды Гейтс, фондом Wellcome Trust и Международным экономическим форумом в Давосе.

CEPI получила финансовые инвестиции от правительств Австралии, Бельгии, Канады, Дании, Эфиопии, Финляндии, Германии, Японии, Королевства Саудовской Аравии, Нидерландов, Норвегии, Великобритании и Швейцарии, а также от Фонда Билла и Мелинды Гейтс и фонда Wellcome Trust. Еврокомиссия также предоставила значительные денежные взносы для поддержки своих проектов через ее механизмы.

CEPI также получает пожертвования от частных компаний и лиц через Фонд солидарности по борьбе с COVID-19 при ООН для поддержки усилий по разработке вакцины от COVID-19.

Ну, а теперь по поводу того, почему мне вдруг вспомнилось это самое «опять дача?», сказанное когда-то моей маленькой дочерью. Потому что исполнительным директором организации CEPI выступает Ричард Хэтчетт. И я вправе сказать «опять Хэтчетт?» Потому что это тот самый Ричард Хэтчетт, который входил в созданный много лет назад мозговой центр Рамсфелда, занятый всеобщей карантинизацией, невозможной или представлявшейся невозможной человечеству до того, как этим занялся Рамсфелд с помощью Хэтчетта и других. Притом что, напоминаю, эта карантинизация должна была осуществляться в ответ на применение биологического оружия Китайской Народной Республикой против Соединенных Штатов Америки.

В первых сериях этой передачи я уже обратил внимание зрителя на то, что глобальные карантины — штука беспрецедентная. И что сама модель таких карантинов была впервые разработана недавно — в начале XXI века.

Вы еще не забыли компанию GSK, которая превратилась в фармакологического гиганта, тесно связанного с тем Wellcome Trust, который вручил Хэтчетту мандат исполнительного директора CEPI, этого спасителя человечества от COVID-19?

Ну так вот, 7 февраля 2020 года было объявлено, что CEPI начинает сотрудничество с GSK с целью консолидации глобальных усилий по разработке вакцины против нового коронавируса 2019-nCoV. Круг замкнулся. Спасать будет CEPI, Шатток и другие. Но делать это будет GSK.

Вкратце напоминаю, что оборот GSK в 2019 году составил 33,8 миллиардов фунтов стерлингов, или 43 миллиарда долларов. А операционная прибыль GSK в 2019 году составила 9 миллиардов фунтов стерлингов, или 11 миллиардов долларов.

Что объем инвестиций GSK в исследования и разработки составил порядка 4,3 миллиарда фунтов стерлингов, или более 5 миллиардов долларов.

Что GSK разрабатывает 39 перспективных лекарств и 15 перспективных вакцин. А одну — суперперспективную, ради которой вы должны сидеть по домам.

Сообщив об этом, передаю слово господину Хэтчетту, который является — напоминаю об этом еще раз — исполнительным директором CEPI лишь потому, что ему такой мандат вручил Wellcome Trust, прочно связанный с компанией GSK.

Вот что на сайте GSK говорит по поводу счастливого бракосочетания CEPI и GSK Ричард Хэтчетт (лучше него никто не скажет): «Получение доступа к ведущей в мире технологии адъювантов GSK является огромным шагом вперед в разработке вакцины против нового коронавируса 2019-nCoV. Соединение адъювантных (то есть ориентированных на комплекс веществ, повышающих иммунный ответ, в том числе и при вакцинации. — С. К.) систем GSK с финансируемыми нами передовыми технологиями потенциально может обеспечить доступность большего количества вакцины за счет уменьшения дозы вакцинного антигена, необходимой для защиты. Такая „экономия антигена“ поможет поставить большее количество доз вакцины, увеличивая количество людей, которых можно защитить».

6 марта 2020 года Ричард Хэтчетт в эфире телеканала Channel 4 News заявил, что с 1918 года — со времени эпидемии испанского гриппа — не было вируса, который бы сочетал в себе два качества: столь высокую заразность и столь высокую летальность.

Хэтчетт: «Я не думаю, что это сумасшествие — проводить аналогию между этой ситуацией и Второй мировой войной».

Корреспондент: «Многих людей может удивить, если не оскорбить, что Вы это сравниваете со Второй мировой войной… Вы пользуетесь этими военными метафорами, вы это представляете чем-то очень страшным. Но у вас ведь материальный интерес — напугать людей, чтобы получить инвестиции на вакцину. Что вы на это ответите?»

Хэтчетт: «Я работаю в сфере готовности к эпидемиям уже 20 лет. И могу сказать абсолютно бесстрастно, не поднимая градус и не применяя гиперболы, — это самое страшное заболевание, с которым я сталкивался за всю свою карьеру. Это включает Эболу, БВРС (MERS) и SARS. Оно страшное из-за комбинации заразности и летальности, во много раз превышающей грипп».

https://rossaprimavera.ru/article/b930446e

22 апреля 2020 года The New York Times напомнила, что идея социального дистанцирования как меры немедикаментозного вмешательства при борьбе с эпидемией впервые была озвучена в Национальной стратегии по борьбе с пандемическим гриппом (2006 год) и указала имена Картера Мехера и Ричарда Хэтчетта в качестве основных авторов идеи социального дистанцирования, согласно которой жильцы одного дома будут выходить гулять в одно время, руки за спину, а жильцы другого дома в другое время — и тоже руки за спину.

Вот что сообщила The New York Times: «Доктор Хэтчетт и Мехер предложили, чтобы американцы в отдельных точках могли бы вернуться к подходу самоизоляции, который впервые широко был применен в Средние века. То, как эта идея — родившаяся из просьбы президента Джорджа Буша по обеспечению лучшей готовности нации к следующей вспышке заразной болезни — стала сердцем национального руководства по ответу на пандемию, является одной из нерассказанных историй коронавирусного кризиса». Или коронавирусного безумия, как я говорю.

«Когда они (Хэтчетт и Мехер. — С. К.) представили свой план, высокие чиновники, которые, как и другие в США, привыкли опираться на фармацевтическую индустрию с ее растущим ассортиментом новых лекарств против новых медицинских вызовов, встретили его со скептицизмом и долей насмешки».

Затем события переносятся в Чикаго. В городские больницы Чикаго начинают поступать больные с симптомами, напоминающими грипп, причем за сутки их число увеличится в несколько раз.

Согласно сценарию, диагноз, поставленный местными врачами, подтверждают специалисты расположенного в Атланте Центра контроля и предотвращения эпидемий. Выясняется, что чикагцы подверглись атаке с применением биологического оружия — неизвестного вируса — еще три дня назад: таков инкубационный период заболевания. Население Чикаго охватывает паника. Чикагские власти раздают лекарства обезумевшим толпам.

Между тем в канадской провинции Британская Колумбия и в канадском городе Ванкувере внезапно вспыхивает эпидемия похожей на грипп болезни, завезенной пассажирами, прибывшими из чикагского международного аэропорта.

На сайте Global Security учение TOPOFF 2 названо самым крупным и наиболее всеобъемлющим учением по борьбе с терроризмом, когда-либо проводившимся в Соединенных Штатах.

Хотелось бы особо подчеркнуть, что бюджет этих самых Национальных институтов здравоохранения не просто огромен. Он еще и вырос за последние 20 лет в два с половиной раза. В 1999 году бюджет NIH составлял $15,5 млрд, а к концу 2018 года его раздули до $37 млрд.

Такая оригинальная деталь. В январе 2008 года Хэтчетт стал дьяконом пресвитерианской церкви в Бредли Хиллз в Бетесде, штат Мэриленд. Мы вновь утыкаемся в ту конфессиональную тему, которой пришлось заниматься в связи с Редфилдом, Шеппардом Смитом, вице-президентом Пенсом и, как говорилось в советскую эпоху, другими официальными лицами.

На сайте Лондонской школы гигиены и тропической медицины указывается следующее: «В BARDA (то есть в отделе передовых биомедицинских исследований и разработок министерства здравоохранения и социальных служб США. — С. К.) доктор Хэтчетт руководил программами по разработке медицинских контрмер против химических, биологических, радиологических и ядерных угроз, пандемического гриппа и новых инфекционных заболеваний и руководил разработкой вакцин, терапевтических средств и средств диагностики для ряда новых вирусов или помогал в этой работе, включая вирусы гриппа H3N2v (гонконгский грипп) и H7N9 (птичий грипп), MERS (ближневосточный респираторный синдром), лихорадки Эбола и Зика».

С апреля 2017 года Хэтчетт является исполнительным директором CEPI. Понятно, кто нас спасает? Уважаемые граждане, вас будут спасать комплексно. Не только через вакцинацию, но и через нее тоже.

Одновременно Хэтчетт входит в правление CEPI — коллегиальный орган управления, в котором представлены инвесторы, наблюдатели и ключевые специалисты в различных областях, связанных с деятельностью CEPI.

Члены правления делятся на две группы — с правом голоса и без права голоса. Исполнительный директор в правлении права голоса не имеет.

Сам Венкайя нам все расскажет. Вот что говорит Венкайя: «Пятнадцать лет назад в ответ на угрозу птичьего гриппа H5N1 моя команда в Белом доме разработала Национальную стратегию борьбы с пандемическим гриппом. Мы осознали, что миру придется пройти первую волну пандемии и, возможно, вторую волну без вакцины.

Под руководством доктора Ричарда Хэтчетта и Картера Мехера мы работали с разработчиками моделей заболеваний и ключевыми заинтересованными сторонами над созданием стратегии скоординированных вмешательств на ранних этапах (выделено мною. — прим. С. К.), таких как закрытие школ и социальное дистанцирование, для отсрочки и снижения пика заболеваемости и сокращения общего числа заболевших».

«Вы, парни, смеялись надо мной, когда я кричал о закрытии школ. Теперь я кричу: закрывайте колледжи и универси­теты», ― написал Мехер группе «Крас­ный рассвет», сообщает газета.

В данном случае газета именует «Красным рассветом» некую цепочку или цепочки писем, организованные главным медицинским сотрудником департамента внутренней безопасности доктором Дуэйном Канива и близкими к нему кругами медицинских экспертов и друзей. Их число в итоге выросло до нескольких десятков. «Красный рассвет», как сказал доктор Канива, был предназначен для обмена информацией между коллегами, отвечающими за COVID-19. Это такая спецсвязь, которая называется «Красный рассвет». При этом коллеги господина Канива были врачами из различных ведомств, включая Пентагон и Департамент внутренней безопасности. Коллеги постепенно раздражались всё более от того, что Трамп не ловит мышей и не вводит крайних мер.

Значит, эти эксперты разбросаны по разным ведомствам и университетам и собраны в месте под названием «Красный рассвет». Теперь их инструктирует Мехер. Он говорит: «Занижайте-занижайте параметры, всё равно ситуация будет плохой. И еще не то придется делать. Это я вам говорю. Я знаю, что говорю. Я все это разрабатывал. Я главный по разработке. Цыц!»

Как сообщает The New York Times, Мехер еще 28 января (цитата) «предупредил, что Всемирная организация здравоохранения и Центр контроля и профилактики заболеваний „запаздывают“ с ответом на новый коронавирус». А вот цитируемая The New York Times выдержка из письма Мехера от 28 февраля: «Я думаю, эти данные достаточно точны, чтобы убедить людей, что это все станет совсем плохим, и нам потребуется применить полный набор средств (точечное многоуровневое сдерживание, TLC)».

Требование, чтобы все носили маску, — это требование № 1.

«Тканевая маска не обеспечивает существенной защиты человеку, носящему ее, но она может помешать зараженному человеку передать COVID-19 другим. Эпидемиологи называют это контролем источников. Центры по контролю и профилактике заболеваний CDC уже рекомендовали гражданам использовать маски для лица и опубликовали инструкции, как самому изготовить маску, но этого недостаточно. Нам нужна директива, а не просто рекомендация, чтобы каждый носил маску из ткани в общественных местах. Это может существенно сократить заражение в сообществах, одновременно позволяя людям выходить из дома. Это также решило бы острую проблему передачи вируса людьми, у которых нет симптомов».

Есть симптомы, нет симптомов — носи маску!

«Несколько производителей одежды начали производство тканевых масок, чтобы каждый мог иметь их. Универсальный источник контроля может быть очень эффективным слоем швейцарского сыра, который позволил бы нам смягчить другие, более ограничительные меры».

Далее Венкайя описывает требование № 2:

«Проводить тестирование людей. Поскольку мы ослабляем социальное дистанцирование, способ предотвратить вспышки — это быстро найти людей с вирусом и прекратить дальнейшее распространение через тестирование, отслеживание контактов, изоляцию и карантин. Это требует доступности тестирования везде, причем результаты должны быть готовы в течение часов, а не дней.

Чтобы это работало, тестирование должно быть доступно, когда и где людям это нужно. Будут играть роль центры для обслуживания автомобилистов в машинах или передвижные лаборатории, но мы также должны обеспечить тестирование людей, так же, как мы делаем это с услугами каршеринга и доставкой еды. Наем и подготовка рабочей силы позволят расширить отделы общественного здравоохранения с нехваткой кадров и вернут людей к работе. Работники с медицинским образованием могут собирать образцы при поддержке армии немедицинского персонала с соответствующими средствами индивидуальной защиты для безопасного отслеживания контактов и предоставления рекомендаций по добровольной изоляции и карантину. Технологические платформы, которые приводят в действие гигантскую экономику, могут быть перепрофилированы и растиражированы, чтобы сделать это возможным по всей стране.

Самым важным фактором, способствующим своевременному тестированию, станет широкая общественность, чей вклад и чувство личной ответственности могут обеспечить проведение тестирования, когда оно необходимо. Было бы идеальным, если бы люди шли на тестирование в тот момент, когда у них появляются симптомы, так же рефлексивно, как они используют термометр, если у них лихорадка.

И если у них есть COVID-19, то, изолируя себя и прося свои контакты добровольно изолироваться, они могут помочь им стать конечным звеном цепи передачи, а не просто звеном в ней».

https://rossaprimavera.ru/article/0291f221

Должен ли мой детальный анализ большой коронавирусной игры, ведущейся на глобальном уровне, дополняться столь же детальным разбором нашей внутриполитической ситуации?

По мне, так в этом нет особой необходимости. И не только потому, что, как говорил Козьма Прутков, «нельзя объять необъятное». Но и потому, что развертывание коронавирусного экстаза на нашей территории в целом и в особенности в городе Москве шло прямо по сценариям, написанным в том штабе, который управляет глобальной коронавирусной игрой. Так что, разбирая большую мировую игру, мы за счет одного этого уже точнее понимаем, что происходит в нашем отечестве.

Впечатляет то, что распоряжения глобального штаба, разыгрывающего коронавирусную карту, выполнялись не только нашими руководителями, которых можно упрекнуть в их избыточной податливости по отношению к международным веяниям, этому неотменяемому до сих пор наследству прежней постсоветской эпохи.

Крупных отклонений от выполнения директив глобального штаба, ведущего коронавирусную игру, фактически не было.

Поведение Лукашенко или руководства Швеции не опровергает того, что почти все выполнили распоряжение глобального штаба.

Всегда остаются небольшие государства, которые по тем или иным причинам могут позволить себе не вовлекаться в навязанную миру глобальную игру. Например, во Второй мировой войне Швейцария не участвовала. Много было бы толку, если бы она участвовала? Нет. Правда? А не участвуя, она была выгодна. Да и в ходе холодной войны не все страны вошли в один из двух враждующих военно-политических блоков. Многие оставались как бы вне этой игры, именуя себя то нейтральными, то неприсоединившимися, и извлекали из этого большие выгоды.

Чуть позже я обсужу поведение немногочисленных некрупных строптивых государств, которые то ли с согласия глобального штаба, то ли в пику его решению не присоединились к коронавирусному экстазу. Но всем, кто следит за происходящим, понятно, что такие немногочисленные и некрупные строптивцы являются исключениями из разряда тех исключений, которые подтверждают правила, а не отменяют их. Только так, а не иначе.

Но мы уже проиграли одну холодную войну. И если проиграем вторую, то, как я уже сказал и буду повторять неоднократно, на нашей безгосударственной территории развернется полноценный геноцид, а не европеизация жизни. Так что проигрывать эту войну совсем уж нельзя. И первую-то холодную войну нельзя было проигрывать. А уж эту тем более. И потому я вправе задать несколько вопросов.

Первый вопрос. Является ли наша экономика экономикой холодной войны?

В Советском Союзе была своя фармацевтика. Ее пустили под нож, потому что нужно было глобализироваться и участвовать в международном разделении труда. Да и вообще — «не до жиру, быть бы живу, не надо выпендриваться». Какова теперь наша фармацевтика? Она готова к серьезному вызову? Или кто-то считает, что вызов не будет серьезным? Будет, будет! А вся наша промышленность в целом, пищевая например, тоже к этому готова? Мы не являемся государством, освободившимся во имя вхождения в мировое сообщество, в «цивилизованное сообщество», от обременения под названием «экономическая самодостаточность»? Мы не являемся государством, открывшим свои ворота очень разным транснациональным компаниям и впавшим от этого в неописуемый восторг? «О, как у нас всё хорошо! Все флаги в гости будут к нам! Давайте, заходите!»

Кстати, неужели кому-то кажется, что открыв таким образом ворота, любуясь тем, как эти компании разворачиваются и набирают мощь, можно иметь внутреннюю элиту вообще свободной от лоббизма в интересах этих компаний? Это же мировая практика!

Второй вопрос. Есть ли у нас элита для холодной войны? Дело ведь не только в лоббизме. Дело во всем наследстве предыдущей эпохи, когда всерьез считалось, что твои позиции в стране определяются твоими позициями в западном мире. И это суждение имело необратимые последствия. Например, в качестве заключаемых браков младших отпрысков, мест проживания семей, структуры бизнеса, а главное, структуры мышления. Мы будем приводить нашу элиту в соответствие с поправками к Конституции? Поправки к Конституции трудно внести, но можно. И слава богу, что внесли. А в соответствие с этим будет приводиться очень инерционная общественная ткань, элитная прежде всего, да и не только?

Третий вопрос. У нас есть идеология для холодной войны? У Советского Союза была. Теперь это будет какая идеология?

Четвертый вопрос. Эту идеологию искренне готов отстаивать актив наших больших средств массовой информации?

Пятый вопрос. У нас есть интеллигенция для холодной войны? Не отдельные интеллектуалы с определенным мировидением, а именно интеллигенция как целое? Мы знаем, как ее быстро вырастить? Как придать ей соответствующую убедительность, наступательность, солидарность и все прочее? Современность…

Шестой вопрос. Мы обладаем совокупностью информационных возможностей, правильное использование которых нейтрализует работу того, кто находится с нами в отношениях холодной войны? У нас есть интернет холодной войны? На всех уровнях — и на уровне наполнения, и на уровне инфраструктуры. Наши возможности в том, что касается интернета и прочего, соизмеримы с тем, что касается возможностей противника? Мы хотим менять это положение? Каким образом, в какие сроки?

Седьмой вопрос. Мы готовы нейтрализовать процессы, которые при переходе к полноценной холодной войне начнутся в тех сегментах нашего общества, которые наиболее подвержены влиянию нашего противника? Я когда-то называл это «глобиками». Это ведь не только элита.

Восьмой вопрос (наиболее важный в контексте всего, чему посвящен данный сериал). У нас есть все, что необходимо для полноценного ответа на биологическую войну?

Девятый вопрос. Можно ли выиграть холодную войну, не превращая общество потребления, которое создавалось десятилетиями, в совсем другое общество? Какое?

Десятый вопрос. Немногочисленные консервативные элиты Запада и мира будут нам аплодировать, но у нас есть несколько поясов безопасности и надежных союзников, готовых вместе с нами вести холодную войну? Они у нас были, худо-бедно. Теперь они у нас есть?

Я мог бы задавать вопросы и дальше, но я остановлюсь на этой ключевой десятке.

Но я не хочу пустых надежд в духе пушкинского «ах, обмануть меня нетрудно, я сам обманываться рад». Слишком уж велика цена такого обмана.

И все время говорилось (в частности мне Михаилом Сергеевичем Горбачевым): «Не надо драматизировать». Надо! Надо драматизировать! Паниковать не надо, истерик закатывать не надо, преувеличивать неблагополучие не надо. А драматизировать, то есть развеивать триумфаторский туман, надо, и в этом обязанность аналитика. Иначе место драмы и драматизации займет такая трагедизация, что даже не хочется об этом думать.

Российская власть справедливо считает, что она может не особенно тревожиться по поводу нынешних общественных умонастроений, которые, и впрямь, во-первых, вялые, во-вторых, противоречивые и, в-третьих, в каком-то смысле бесхозные. Все правильно. Нынешние общественные умонастроения именно таковы.

Но власть делает грубейшую ошибку, полагая, что эти умонастроения не обладают опасной динамикой. Да, они при нынешнем их состоянии относительно безопасны. Но ограничиваться констатацией лишь нынешнего состояния могут только временщики. А нынешняя российская власть себя никоим образом не расценивает как власть временщиков и не заявляет: «После нас хоть потоп». Она же себя совсем иначе расценивает, по принципу «всерьез и надолго». Нынешняя российская власть в своих собственных глазах является квинтэссенцией мудрости и прагматизма, которые якобы диктуют ей необходимость так называемого ситуационного реагирования. Подчеркиваю — не характерного для временщиков безразличия к будущему (мол, «после нас хоть потоп»), а прагматической выжидательности: мол, «когда это будущее оформится и станет настоящим, тогда мы и будем на него реагировать. А покамест кто его знает, каким оно будет. А ну как кто-то нас им стращает, а на самом деле имеет свои корыстные интересы. А ну как кто-то торгует страхом и так далее».

И совершенно непонятно тогда, как такой эзотерический уклон может сочетаться с политической практикой, в основе которой пренебрежение не только к «Сказке о золотом петушке», но и отвержение тех мудрых поучений, которыми пронизаны и «Сказка о рыбаке и рыбке», и «Песнь о вещем Олеге». Ведь пушкинские уроки, о которых я говорю, ну никак не сочетаемы с яростно отстаиваемым нашей элитой принципом сугубо ситуационного реагирования. Суть которого в том, чтобы забить болт на будущее («Мало ли что случится!») и реагировать только на настоящее.

Но ровно на то же самое (вспомните: всё, что есть в виде опыта у политика, — это история) рассчитывали и в 1905 году, и в 1907-м, когда разгоняли Думу, и в 1914-м, когда начинали войну, и в 1916-м, когда говорили «не надо драматизировать», и, наконец, в 1991 году.

Вообще же данное большинство склонно терпеть власть не потому, что обладает рабской натурой. А потому, что считает своим даже самое несовершенное государство и очень боится его потерять. А после событий 1991 года проявляет особую осторожность в вопросе о том, как бы не сковырнуть государственность вместе с властью. Оно же чувствует, что у него рыльце в пушку, что оно тогда-то одно от другого не отделило.

Никакой любви к нынешней власти у этого большинства нет и в помине. Это касается всех действующих лиц без исключения. Их покамест терпят во избежание худшего. Но не надо обольщаться этим «покамест». Мышей ловить надо, пока не поздно! И приводить что-то в соответствие с чем-то. Каждый день.

Данное большинство буквально взбесили и изменения сроков выхода на пенсию, и карантинные злоключения. В оценке этих злоключений данное большинство будет полагаться не на интернет, в котором будут сформулированы мнения даже симпатичных ему экспертов, и уж тем более не на телевидение. Оно будет привычным для него образом ориентироваться на так называемые кухонные разговоры, включающие не только беседы с близкими людьми на кухне, но и бухтеж в курилках во время перерывов, а также бухтеж во время праздничного изготовления шашлыков, а также бухтеж во время телефонных разговоров и так далее.

Повторяю, данное большинство является чрезвычайно рыхлым, преисполненным частных противоречий, крайне слабо организованным, не слишком продвинутым в аналитическом плане, до крайности аполитичным, совершенно внепартийным и невероятно трудно мобилизуемым. Но если оно начнет шевелиться — не бежать галопом, а шевелиться, — всё остальное может застыть и ждать, когда шевеления прекратятся.

Данное большинство сильно потеряло доверие к Путину. Что касается всех других политических игроков высшей лиги, то они этому большинству просто отвратительны — и пусть они об этом знают.

Но большинство в ответ на эту решительность глухо и ненавидяще рычит. И это не бессильный рык. Это так называемые гроздья гнева. Нужно заткнуть уши, закрыть глаза, страшно дистанцироваться от этого большинства, полностью обусловить себя мнениями близкого тебе меньшинства, чтобы не видеть, и не слышать, и не понимать, чем это чревато.

Конечно, всё не сводится к большинству. Есть элиты, есть очень активное и многочисленное прозападное либеральное меньшинство. И до момента активного шевеления большинства именно эти силы будут определять политический рельеф. Но только до этого момента. До этого момента, слышите?

С одной стороны, ты постоянно видишь все приметы исчерпанности, чуть ли не вырождения. Тебе не нужно для этого сложных умопостроений. Тебе надо постоять у окна минут 40 и увидеть, что клубится на улице.

А с другой стороны, после твоих спектаклей в фойе часами стоят молодые люди, стремящиеся обсуждать очень сложные проблемы, не имеющие вдобавок никакого прагматического характера. И ты твердо знаешь, что подобные интеллектуальные собеседования достаточно массового характера — не с десятью людьми, а с сотней — уже невозможны даже в относительно живой Южной Европе, то есть в Испании, Португалии, Италии, Греции, на Балканах. А уж в Германии, во Франции, в Великобритании, Швеции, Норвегии и так далее, это уж тем более невозможно. Да и вообще непонятно, где такие обсуждения возможны, кроме России.

Оголтелое отречение от всего этого во имя невесть чего, при том что это «невесть чего», видимо, имеет существенное отношение к разнообразию среднекачественных шмоток, было ужасной ошибкой, породившей чудовищные последствия.

Совершив эту ошибку в состоянии некоего угара и помрачения, страна фактически потерпела поражение в холодной войне. Это кто-то здесь может говорить, что это не так. А за рубежом все убеждены в том, что это именно так. Повторяю, кто-то это может отрицать, но такое отрицание по большей части имеет невротический характер. «Нет, нет, нет! Мы всё сами сделали, сами! Во имя светлого будущего!» А невротик всегда отрицает нечто почему? Потому что он избегает правды. Эта правда причиняет ему избыточную боль. И, избегая боли, он начинает врать себе и другим.

Россия, во-первых, потерпела поражение в холодной войне, а во-вторых, потерпев это поражение, она была порабощена победителем. Победитель понимал, что побежденную Россию надо погрузить в глубокий сон. И что в противном случае победа над ней может оказаться не окончательной. А он стремился к окончательной победе. Ему это было необходимо.

Значит, он должен был навязать России глубокий сон. А такой глубокий сон может быть навязан побежденной стране только в одном случае — если поражение удается поселить внутрь каждого из граждан страны. Тогда поражение начнет разлагать души людей и лишать их духовной силы.

Причем совсем не трудно соорудить нечто наподобие эстафеты пораженчества. Эстафеты поколений, я имею в виду. Отчаявшиеся родители начинают пить, дурить, растлеваться — и всем этим воздействуют на детей. Дети приумножают пораженческие «забавы» родителей, придавая этим «забавам» еще более жесткий и деструктивный характер. Вот вам и эстафета поколений. Думаете, кто-нибудь не мог сообразить, что это должно быть именно так?

Так это и случилось. Или, точнее, так и было организовано.

Судьба подарила мне возможность неоднократных откровенных бесед со многими интересными людьми, явным или неявным образом влиявшими на происходящее.

Одним из таких людей был выдающийся израильский разведчик Рафи Эйтан. Он был знаменит тем, что выкрал из Латинской Америки нациста Эйхмана и привез его в Израиль, где Эйхмана и повесили. А еще Эйтан был знаменит тем, что создал свою агентуру в США. И его агент, аналитик военно-морской разведки Джонатан Поллард, был осужден в США за шпионаж в пользу Израиля и просидел в американской тюрьме 18 лет. Рафи Эйтан стал фактически персоной нон грата в Соединенных Штатах. И одновременно одним из ближайших друзей и деловых партнеров Фиделя Кастро.

Рафи Эйтан поделился со мной однажды своими незамысловатыми, но очень важными соображениями по поводу имперскости. «Вот смотри, — сказал он мне, — какой-нибудь американский цэрэушник приезжает в Латинскую Америку на пару лет. Потом перекочевывает на Ближний Восток. Потом еще куда-нибудь. И нигде не задерживается. А если задерживается, то рассматривает это как огромную неудачу. А англичанин как сядет на стул в своем кабинете, находящемся в какой-то стране, так с этого стула и не встанет, пока его зад и стул не приобретут одну и ту же форму. И он не будет переживать по поводу того, что торчит на одном месте десятилетиями».

Сообщив мне об этом, Рафи сделал глубокую паузу, а потом сказал: «Империя — это когда хотят знать».

Такова моя абсолютно искренняя оценка произошедшего. Она не имеет никакого отношения ни к провластно-охранительному экстазу триумфаторскому, ни к бессмысленному либеральному скепсису. Я с горечью лицезрю и этот экстаз по поводу коронавирусной «мудрости», и некий административно-пиаровский экстаз по поводу голосования. Но при этом я считаю, что государство принадлежит не Путину, Мишустину, Собянину и другим. А всем гражданам России.

Да и вообще, возможно ли существование крупного государства при условии, что стратегическое содержание власти будет меняться раз в восемь лет вместе с приходом нового лидера? Да-да, это возможно, но только в одном случае — если стратегическое содержание власти будет крайне мало связано со сменой лидерства. Если эта смена лидерства будет развлечением, а стратегическая игра будет вестись ниже или сбоку, или в тени и на несменяемом уровне. Так эта игра и ведется, и осуществляется так или иначе оформленным ядром господствующего политического класса. Подчеркиваю — не самим политическим классом, а так или иначе оформленным ядром этого класса.

Я говорил и повторю еще раз, что в политологии такую силу, играющую вдолгую, именуют ядром господствующего класса. Оно-то и препятствует многократным переизбраниям лидеров, потому что ему нужна анонимная долгоиграющая власть.

Как справедливо говорят сегодня, политиков мы хоть избираем, а вот этого Гейтса — нет. А делает он, что хочет.

Скажут: «А вот вы тут сказали про пособников Запада. Так вот эти и есть пособники Запада, что показал коронавирус. А вдобавок еще и воры. И так далее». Давайте я несколько слов скажу про этих самых воров-то.

Страну сбросили в криминальный капитализм в 1993 году, поддержав курс Ельцина на «построение капитализма за пять лет». Причем в стране, советское прошлое которой определяло полное отсутствие некриминального первоначального накопления капитала.

Поддержав это, поддержали и другое — курс того же Ельцина на вхождение России в так называемое мировое, то есть западное сообщество. То есть на построение так называемого периферийного, неоколониального капитализма. Не только криминального, но и неоколониального капитализма третьего и четвертого мира.

Вот что лежало на весах на референдуме 1993 года. Вот что решалось тогда. И эти весы в определенную сторону склонил общественный выбор. В итоге страну сбросили и в регресс, и в так называемый криминальный элитогенез. И то, и другое длится десятилетиями.

Когда в таких условиях кто-то из элиты или ее обслуги начинает кричать про другого «вор, вор, вор!» и тыкать пальцем в зачастую далеко не выдуманные эксцессы, то это выглядит очень комично. Чья бы корова мычала, а твоя бы молчала.

Знакомые мне западные эксперты (тот же Стивен Коэн, например) прямо говорили о том, что Демократическая и Республиканская партии США поделили между собой глобальный рынок нелегальной торговли оружием. И что неприятности того же Бута связаны не со спецификой его деятельности, а с тем, что определенные западные политики (называются конкретные имена) подрядили его для нелегальной продажи оружия на тех территориях, где они в силу своей партийной привязки не имеют права работать. Они имели право на все эти — уж, конечно, ужасно не воровские — типы работы на Ближнем Востоке, а они сунулись в Африку. А туда они соваться не имели права. Потому что у них такая партийная привязка, что не имели права туда соваться. И это говорил Стивен Коэн. И не он один.

В таком грубом приближении, философском, политологическом и абсолютно не юридическом, можно сказать, что банды — это неотменяемая реальность нашего элитогенеза. И что обсуждать надо не то, кто именно интегрирован в эти банды, а кто нет. Обсуждать надо то, каковы банды и чем они отличаются друг от друга. И кто во что именно интегрирован. Причем на каких основаниях, каким способом и так далее.

Давно пора прекратить позорные перестроечные вопли об очищении элиты. Эти вопли всегда были лживыми. Потому что очищаться хотели от тех, кто никакого отношения к криминальной грязи не имел. И таких было немало.

Специалисты, занимающиеся прикладной теорией элит, знают, что такие очистители от криминальной грязи, как Гдлян и Иванов, уничтожали представителей рашидовской группировки и связанных с ними цеховиков, ну уж никак не брезгуя помощью настоящих стопроцентных воров в законе. И прекрасно понимая, что они осуществляют эти зачистки в интересах этих воров и их высоких комитетских покровителей.

Но, повторяю, в советской элите еще были совсем некриминальные люди. Как консервативные, так и либеральные. Возможно, такие люди есть и сейчас, но их намного меньше. И их позиции ослаблены до предела.

А значит, с поправкой на малые, хотя и существенные, величины, бандитизм — это наше элитное постсоветское «почти все».

Настоящее же ядро сформировалось в результате борьбы наших спецслужб с правящей коммунистической партией. У которой в момент апогея этой борьбы тоже было рыльце в пушку. Но спецслужбы хотели освободиться от партии в силу ее неотменяемой причастности к определенной идеологии. Спецслужбы же хотели не идеологической унылой однопартийности, которая связывала руки, ограничивала наживу, и мало ли еще что делала — защищала социальные низы в определенном смысле. Спецслужбы хотели матричной многомерной спецуправляемости, именуемой демократией. То есть того, что партии будут разные, а привязка у них будет в равной степени спецслужбистская.

Скинув партию под лозунгами «Партия, дай порулить!», «Даешь рынок и демократию!», «Даешь свободную политическую конкуренцию!» и так далее, спецслужбы оседлали процесс.

Я имею в виду некое ядро спецслужб, разделенное на несколько групп. Или «внутренних партий».

Вот эти-то внутренние партии и рулят процессами как напрямую, так и через сугубо криминальные институты. А бюрократия на подхвате.

Я очень хорошо относился, например, к руководителю нашей внешней разведки Леониду Владимировичу Шебаршину. Я знал его по советскому периоду. Тогда он был просто тонким, порядочным насквозь и очень профессиональным человеком. Причем нестандартно интеллигентным, что мне было тоже до крайности симпатично. Что произошло потом — не знаю. Хочу верить, что Леонид Владимирович таким оставался до своего смертного часа.

Но когда Леонид Владимирович вдруг сказал публично, что его этика — профессионализм, я был вынужден отреагировать. Потому что профессионализм спецслужбистов типа Шебаршина — этикой быть не может. Профессионализм этих людей заключается в том, чтобы убивать лучше нормальных бандитов, и их этому учат. Вскрывать сейфы лучше нормальных домушников, их этому тоже учат. В том, чтобы использовать людские пороки — опять-таки более эффективно, чем обычные бандиты. И так далее. Поэтому от бандитов таких людей (я имею в виду не скучную бюрократию, а людей дела) отличает не профессионализм, а служение.

Его объективная основа, повторяю еще раз, в том, что если институты рушатся, неформальные связи только усиливаются. Должностная иерархия исчезает с обрушением институтов, а записные книжки остаются. И побратимство остается. Потому что опасность сближает. А люди, которых я обсуждаю, ну никак не лишены смелости и волевой хватки.

Ну, и что же порождается крушением институтов при сохранении неформальных связей? То самое, что мы имеем в ядре нынешней элиты. Эти самые внутренние партии.

А какая-то часть сплачивается более активно. И ждет, что будет дальше. Это ожидание не носит пассивного характера. Люди присматриваются, осторожно участвуют в игре, которую ведут оборзевшие так называемые «либеральные олигархи», в прошлом имевшие ту или иную агентурную привязку. Эти олигархи в принципе к сплочению не способны. А команда в итоге кроет класс.

Конечно же, речь идет о прагматической государственности, лишенной сверхдержавных идеологических заморочек.

Конечно же, доминирует нежелание портить отношения с победителями в холодной войне.

Конечно же, очень хочется вписаться в западный мир на равных правах с другими государствами. Поди ж ты, плохо — оказаться на равных правах с Францией, Германией! И сформировать единую Европу при явном преобладании своего ядерного оружия. Да эти люди и их начальники всю позднесоветскую эпоху только об этом и мечтали! И потому и скидывали КПСС. Кто-то хотел в Европу вцепиться посильнее, а кто-то считал допустимым создание единого атлантического пояса — войти в НАТО, обняться и с Европой, и с США.

Вот в чем мы реально живем. И эта жизнь есть наказание за апрельский референдум 1993 года. Именно тогда некая поселившаяся внутри общества, а не элиты только порча толкнула это общество в определенную сторону. Внутренне меняясь, что-то смутно осознавая, общество продолжает двигаться в ту же сторону на протяжении всех последовавших за тем апрелем десятилетий. И тут что 1990-е годы, что 2000-е, что 2010-е.

Двигаясь в эту сторону, общество слабеет и разрушается. Оно еще не умерло, но поскольку двигается в эту сторону, оно чудовищно повреждено. И либо данное повреждение будет вылечено, либо общество будет, двигаясь туда же, повреждаться все больше. И тогда оно будет добито до конца.

https://rossaprimavera.ru/article/a5f2fb7f

Вылечить повреждение общества, о котором я говорю, нельзя собственно политическими методами. Его можно вылечить только на социальном и культурном уровне. Вот это и называется — проснуться. И не будет никакого просыпания, пока атомизация не прекратится, и люди не начнут из растерянно-обалдевших атомов превращаться в какие-то молекулы, отнюдь не только семейные. А потом в какие-то молекулярные цепочки. А потом во что-то еще большее. Вот пойдут эти процессы в обществе, начнут они приобретать существенный характер, будут они основаны на социально-культурных опамятованиях — вот тогда изменится и политика.

Я твердо верю в свою формулировку, согласно которой нынешняя Россия — это насквозь гнилое, очень проблематичное по своему состоянию бревно, которое запирает ту дверь, в которую ломятся силы ада. И это запирание двери возникло тогда, когда уже казалось, что Россия ни на что не способна — в таком она униженном состоянии. А вдруг «ставить из себя» стала она, а не Китай.

А вся наша нынешняя элита не хочет никаких альтернативных заморочек. Она не хочет идентифицировать себя ни с какой альтернативой нынешнему мировому процессу. Она от этого устала. «Это всё советские штучки, социализм, то-сё, пятое-десятое… Хватит! И КПСС не надо. Живем, когда на нас наезжают — огрызаемся, на них наезжаем и ситуационно реагируем. А перейти в этот формат мы не хотим». Никто не хочет — ни самые патриотические из представителей этой элиты, ни тем более другие.

Ни Путин, ни силовики, которые многим видятся в качестве самого консервативного, а значит прогосударственного и антизападного крыла нашей элиты, не хотят и не могут отвязаться от глобального тренда… Мне, с одной стороны, нравится консервативное название «мировой процесс». А с другой стороны, я понимаю, что этот процесс уже не вполне исторический и, наверное, лучше называть его глобальным трендом. Но как кому нравится. Для меня это одно и то же.

Так вот, никто из нашей элиты не готов встать и во всеуслышание заявить не «руки прочь от нас», не «правда наша такова», а «мы — носители миссии, альтернативной нынешнему глобальному тренду, и миссия эта такова».

Нет желания перейти в идеологоцентрическое общество. Нет желания вспомнить про все эти миссии. Нет желания развернуться снова во всю сверхдержавную мощь. Потому что, как только такие желания возникают, одновременно возникает страшная боль от того, что ты же все это имел — и слил. И что теперь ты будешь это все возвращать на сокращенной территории, при кошмарных потерях, в совершенно другом обществе. Больно это. Это так больно, что лучше не доопределяться, лучше что угодно говорить по частностям, только бы этого не сказать.

Этого не говорят хотя бы потому, что такое отвязывание требует сущностной идеологии. Глубокой, страстной, убедительной, угаданной внутри этого пока что спящего общества. А вся та элита, которую я описал, замешана на ненависти к идеологии, которая была абсолютной прерогативой той КПСС, которую спецслужбисты ненавидели яростно и не без определенных оснований. Идиосинкразия к КПСС, а значит, к идеологии у этой элиты, с этим ее прошлым, с этой ее идентичностью — в крови. Плюс боль по поводу утерянного.

Кроме того, любая идеология ограничивает возможности ситуационного маневрирования. Ты будешь сразу опознан. «А, у тебя такая идеология? Значит, ты пойдешь туда».

«Нет уж, — говорит эта элита, — мы будем маневрировать. Россия очень слаба и выжить может только в отсутствие каких-либо ограничений на маневрирование. Вот куда хотим, туда и повернем».

И, наконец, объективно на сегодняшний день нет никакой возможности — услышьте меня! — объединиться с кем-то на основе альтернативной мироустроительной идеологии. Или того, что я называю альтернативным глобальным трендом. С кем вы будете объединяться на этой основе? Это не значит, что этого не должно быть. По мне, так можно оказаться в одиночестве, и все равно лучше это сделать, чем не делать. Но вы понимаете, какой это сильный аргумент? С кем вы будете в этом объединяться?

И тут есть важнейшие обстоятельства. Китай не хочет подобной альтернативности. И уж тем более — Индия. Не хочет этой альтернативности большая Азия и прежде всего — Китай. Китай этого не хочет. Он хочет выиграть в рамках существующего глобального тренда. Услышьте меня, потому что это определяет всё, включая этот ковид и наше будущее. Китай хочет выигрывать в рамках существующего глобального тренда. Он не хочет выдумывать новый и заявлять, что он является носителем этой альтернативы. Он, когда ему надо, что-то говорит про социализм или про то, что он не достроен. Но он работает в рамках существующего глобального тренда. Это устойчивое желание всей китайской элиты.

Макс Бекманн. Идеологи. 1919

И Индия не хочет присоединяться к каким-то альтернативным трендам. Может, она отчасти была готова к этому в разгар советской эпохи, да и то не слишком. Но не сейчас. Индия хочет реально, чтобы американцы использовали ее так же, как они использовали Китай, то есть сильно укрепили. «Пусть они нас укрепят, — говорит индийская элита, — а потом посмотрим».

Я повторяю, что стопроцентных доказательств нет. Есть две равноценные позиции. Согласно одной — он искусственен, а согласно другой — нет. И каждый день те или иные нобелевские лауреаты, те или иные авторитетные медики, те или иные влиятельные представители политических сил говорят, что коронавирус искусственен. Это тут же начинают яростно опровергать.

Еще раз объясняю. Китай хочет стать первым в рамках существующего глобального тренда. И ради этого он готов к очень сложному диалогу с США. А особенно с американскими демократами, которые отстаивают нужный Китаю глобализм. Китай совершенно не против, чтобы Трамп полетел вверх тормашками. Возможно, что позиция Китая изменится. Что он сообразит, что на него давят нешуточно. Но эта позиция Китая неизменна (а китайское общество очень инерционно, и элита тем более, и консервативно) с конца 1980-х годов, со времени утверждения модернизационной стратегии Дэн Сяопина. Китайцы очень не любят менять стратегии.

Китай твердо вознамерился вписаться в глобализацию и выиграть глобализационный тренд. Он не протестует против глобализационного тренда. Он не говорит, что это Антихрист. Он играет по правилам этого тренда во всем — в цифровизации, в вакцинации, в карантинизации, в свободе мировой торговли, в свободе передвижений — во всем. Потому что ему это выгодно. Что именно сделает Китай, когда победит в рамках данного глобального тренда, и может ли он победить в этих, ему навязанных рамках, — это отдельный вопрос.

Но уж что никогда не волновало никакую китайскую элиту, так это некое наращивание несвободы рядовых китайцев. Эта несвобода, обоснованная Конфуцием и многими другими, записана в китайском культурном коде и связана со многим. Между прочим, в том числе и с цикличностью, лежащей в основе всей китайской метафизики и всей китайской культуры. Китайское общество может вбирать прогресс и побеждать. Но оно не хочет истории, в ядре своем ее не хочет, потому что считает, что все циклично, и это правильно.

У китайского руководства есть возможность как угодно запереть свое население на любой карантин, причем «на раз», и население это поддержит. У китайского руководства есть и эта поддержка, основанная на том, что в Китае живут китайцы, и административные возможности в виде суперпартии и всего остального. А у нас нет ни одного, ни другого.

Что устраивает Собянин в Москве? Он хочет быть прямо в тренде, ориентируясь на то, что в мире происходит. И знает он про этот тренд не понаслышке. Потому что тот мир, который я описываю, очень плотно интегрирован на уровне элиты. Но Собянина даже не интересует, насколько правы те, кто устраивают ковидный экстаз. Он просто видит, что это очень могучие мужи («могутные», хочется сказать), вполне понимающие, каков глобальный тренд, сами его организующие. И все, что он хочет, — это им подражать, быть правовернее этого «папы римского». И это называется политический мимезис.

А вот то, как именно он этому подражает, — зависит от его компетенции, его бюрократии, имеющейся у него административной инфраструктуры и инфраструктуры медицинской (которую он же сам обкорнал), его экспертного окружения, которое сует ему сразу же доклады Фергюсона и других, и его возможности понять что-нибудь в происходящем. Понять, понимаете? Понять — это значит, даже не имея компетенции (а откуда ей взяться?), разобраться в том, кто эту компетенцию имеет и на кого надо ориентироваться. Всего этого страшно мало. А политический инстинкт подсказывает, что вялость проявлять нельзя, а административный раж — можно и должно. И он умеет его проявлять. Вдобавок есть святая вера в то, что свет идет оттуда, и если там что-то делают, то у них есть на это основания, и надо делать то же самое. Все остальное от лукавого.

Собянин маневрировать не будет, он будет прямо в «десятке». Что сказали на Западе — то и делаем здесь. Мощно, дружно, вперед! Руки за спину, гуляем по очереди! И так далее.

Путин будет играть в пределах того же глобального тренда. Но с оговорками (как и Трамп). Собянину хотелось сыграть с еще меньшими оговорками, но не напрягая Путина. Когда Собянин понял, что уже его напрягает, он взял под козырек. Но это два политика, которые в одну и ту же игру хотят играть с большими или меньшими оговорками.

Всё, что может быть, — это сказать прямо: игра в коронавирус (не важно даже, искусственный или естественный) — это часть ужасного глобального тренда, в который вписываться нельзя. Мы в него не вписываемся, и предлагаем миру другой тренд, на свой страх и риск.

Но пока на горизонте нет даже признаков чего-то подобного. А без этих признаков все будет ковидной игрой с большими или меньшими оговорками. Мягче, жестче, но то же самое.

В последний раз об альтернативной игре всерьез говорилось на каком-нибудь XIX съезде КПСС (не на XXV), да и то с ялтинскими оговорками. С тех пор никто про это не говорил с настоящей убежденностью. И в этом трагедия человечества. И уж меньше всего это можно требовать от элиты, которая хочет того или иного вхождения собственной страны в западную цивилизацию.

Повторяю еще раз: пока что есть определенный глобальный тренд и альтернативой ему не пахнет. Наша элита (в том виде, в каком она существует и в каком она была создана за все постсоветские десятилетия, да и позднесоветские тоже), ориентируется на этот тренд. Пока есть только этот тренд, и наша элита ориентируется на него, с оговорками или без, будет происходить то, что происходит.

В силу своей прагматичности наша элита до сих пор уверена, что западная тоже прагматична. И что с ней поэтому можно договориться. Откуда такой пиетет перед тем же Киссинджером? Он для нашей элиты являлся воплощением прагматичности и договороспособности. Но к власти-то на Западе рвутся вовсе не киссинджеры.

Наша элита этого не понимает. Она будет меняться только под огромными давлениями. Только тогда тот сегмент этой элиты, который ориентирован на вхождение в Запад по частям, отпрыгнет так, как отпрыгивали в конце перестройки советники Горбачева, швыряя ему на стол свои удостоверения. Только тогда начнется массовый элитный исход. Он начнется в окрестности катастрофы, при ее очевидности и по соответствующей западной отмашке. И вот тогда либо жуткий проигрыш, либо какие-то новые перспективы. Все остальное — частности.

А с Ельциным что происходило? Я представителям нашей технической интеллигенции говорил: «Ну посмотрите на него, ну я его знаю по горкому. Ну что вы в него вцепились? Ну что вы в нем нашли?» Сон на бегу… «Ельцин — наш спаситель!»

А что, с Горбачевым не это происходило? Не орали: «Горби, Горби!»? А потом не начали орать: «Пятнистый!»?

Да это же постоянно происходит! Это же ужас какой-то! «Не смейте лишать нас наших иллюзий!»

«Никогда не прощу Кургиняну, что он оказался прав», — говорил один из таких спящих, когда в Донецке всё стало совсем очевидно.

Начнется в условиях мощной ковидной истерии исход из мегаполисов, начнут люди думать о том, как им свою жизнь обеспечивать вместе с другими родственными душами, начнется расширение этого круга родственных душ дальше собственной семьи, начнется какая-то гомогенизация отношений и в семье, и за ее пределами — вот тогда и большая политика начнется.

Наш олигархат и Давос Гейтса — это единое целое. И наш олигархат прочнейшим образом связан с тем сегментом элиты, который ориентирован на «вхождение в Запад по частям». То есть на капитуляцию перед Западом. И на то, чтобы продолжить эксплуатацию разделенной России уже в качестве стопроцентной колониальной администрации.

«Мы будем там администрацией. Пусть колониальной, пусть Россию разделят, но такие люди, как мы, понадобятся».

Чем являются многие лекарства, о которых говорят, что они наши? Это в лучшем случае дженерики. Поэтому давайте исходить из необходимости строить другое будущее и одновременно соотносить настоящее с тем, что мы имеем. Перефразировав Сталина, можно сказать, что «у меня для постсоветских граждан, проголосовавших за Ельцина на референдуме 1993 года, других элит, кроме нынешних, нэт».

Кто на сегодняшний день является приобретателем неких новых возможностей, дарованных ковидным экстазом?

Ну, например, это Джо Байден, который в результате ковидного экстаза сильно обогнал Трампа. И при раскрутке следующих волн этого экстаза может выиграть у Трампа. Цена этого выигрыша — триллионов пятьдесят, если не больше.

Как мы видим, данные обоих конкурирующих агрегаторов по динамике рейтингов Трампа и Байдена — очень похожи. Рейтинг Байдена в течение 2020 года всегда опережал рейтинг Трампа, но за последние несколько месяцев заметно серьезное и решающее нарастание отрыва Байдена от своего конкурента.

Трамп проигрывает в любом варианте. Если он закрутит гайку под названием «новая волна ковидного экстаза», то на него обрушится критика противников, обвиняющих его в том, что он это плохо делает. Но если он начнет сопротивляться новой волне ковидного экстаза, то его сметут. Потому что противники обвинят его в том, что он погубил огромное количество людей.

О том, что весь глобальный тренд — гадость, а ковидные дела — часть этого тренда и особо ядовитая гадость.

Но это не Трамп, не Си Цзиньпин, не Путин. Пока что это никто. И все ориентируются, во-первых, на внутренние обстоятельства, а во-вторых, на внешние, потому что ко внутренним все не сводится, и нужно проводить определенную внешнюю политику. Иначе говоря, определенным образом позиционировать себя по отношению к так называемому глобальному тренду. Он-то и есть основной герой данной истории.

Реагируя на такую позицию неизбежности, Александр Блок писал в своей замечательной поэме «Возмездие»:

Что ж человек? — За ревом стали,

В огне, в пороховом дыму,

Какие огненные дали

Открылись взору твоему?

О чем — машин немолчный скрежет?

Зачем — пропеллер, воя, режет

Туман холодный — и пустой?

Этот вопрос ребром стоял и во времена Блока, понимавшего, что отсутствие соразмерности человеческого развития и технического прогресса порождает гибель цивилизации, а не переход в новую фазу.

Рем Колхас, Маделон Вризендорп. Проект «Город плененного земного шара», Нью-Йорк, аксонометрия. 1972

Что знаменует собой самоизоляция? Огромное увеличение степени прикованности к интернету. К тому, что я когда-то в одной из своих работ назвал уже даже не виртуальным миром, а «Виртуальной Землей» или «Виртлендом».

Дистанционное образование порождает еще большую прикованность к тому же Виртленду. Причем речь идет о прикованности простейшей и очевиднейшей.

Необходимость заказывать себе всё необходимое в условиях дистанцирования приводит к тому же самому. Заказывай через Виртленд.

Изменение образа жизни приводит к тому же самому. Теперь живи в Виртленде. Уткнись в компьютер и не дыши. Или дыши ровно.

То есть самый очевидный главный выгодоприобретатель от ковидного экстаза — Виртленд.

А тут еще данные, собираемые бюрократией для того, чтобы карантинно окормлять граждан. Куда они поступают? В Виртленд.

Что такое бюрократия? Государство маломощно по отношению к Виртленду.

Принадлежит ли России «Яндекс» — это отдельный вопрос. Но то, что этот «Яндекс» — кроха по отношению к мировому Виртленду, очевидно. «Яндекс» — это даже не сотая, это тысячная часть Виртленда. У «Яндекса» капитализация порядка десяти миллиардов, а совокупная капитализация Виртленда — многие триллионы. И, повторяю, чей он, этот «Яндекс» — это отдельный вопрос.

Посмотрите, кто бешено обогатился за последние карантинные месяцы. Это прежде всего миллиардеры из Виртленда, занятые обхаживанием потребителя, которому навязан новый образ жизни, обслуживанием этих новых тенденций.

Может быть, ты бы и сходил в ресторан — приятно как-то и без Виртленда. Так ведь нельзя! Обращайся в Виртленд. И в магазин сходить нельзя. Обращайся в Виртленд.

Детей хочешь учить — обращайся в Виртленд.

Досуг тебе нужен — черпай его из Виртленда.

Хочешь знать о новых напастях — иди в Виртленд. А куда еще? Как говорил герой Достоевского, «коли идти больше некуда».

А что происходит в Виртленде? Он что, просто пассивно предоставляет услугу? Я, к примеру, не верю в скорое пришествие полного управления мозгами людей с помощью вживленной в них электроники. Это еще когда-нибудь наползет на человечество, но не прямо сейчас. Not yet, как говорят наши друзья-англичане.

А вот другая-то напасть — поблизости. Уже сейчас огромные ЭВМ с резко возросшими возможностями обрабатывают не только ту информацию, которую собирает государство (это часть вопроса). Крупнейшие хозяева Виртленда обрабатывали и будут обрабатывать в нарастающем количестве ту информацию, которую вы им адресуете. Вплоть до индивидуальной семантики, стиля жизни, психологических деталей и многого другого.

Конечно, это еще только одна из промежуточных стадий порабощения. Но наличие таких данных в огромном количестве, стремительно перерабатываемых, — это такая власть, что дальше некуда. И это все уже маячит на горизонте. Мы уже фактически в это влезли. А все остальное возникнет на других этапах развертывания того же глобального тренда, который нацелен на то, чтобы заволочь человека в предельно контролируемый Виртленд. И там человека сначала раздавить, а потом уничтожить.

Вот что такое всемирное абсолютное господство Виртленда как результат движения в направлении, задаваемом этим самым глобальным трендом, который не существует сам по себе, а находится в определенных когтях.

Но о когтях чуть позже. Сперва о Виртленде.

С одной стороны, человек начинает все больше приносить в дар этому самому Виртленду.

С другой стороны, человек будет меняться так, что он сможет все меньше сопротивляться Виртленду.

С третьей стороны, его всякого рода страхами будут загонять в Виртленд.

А с четвертой стороны, страхи будут размягчать мозг. А одиночество, навязанное страхами, разрушать душу.

Вывод один — нынешний глобальный тренд, он же «виртлендизация» — несовместим с человечностью. А раз так, то у нас есть полное право именовать его погибелью. А от погибели надо спасаться. В ней жить нельзя. Никакого другого взгляда на происходящее не может быть, коль скоро люди не негодуют по неким частным поводам (ну, хоть бы по поводу этого ковидного экстаза), а хотят разобраться с происходящим для того, чтобы проснуться.

https://rossaprimavera.ru/article/a1b61788

Дж. Дж. Гранвиль. «Этот протест был подавлен шумом частных бесед» из «Сцен из частной и общественной жизни животных». Ок. 1837–1847 гг.

В начале мне хотелось бы поделиться своими соображениями по поводу того, что связано с американской и в целом западной политкорректностью. Я достаточно хорошо знаком с тем, что это такое. И ответственно заявляю, что речь идет о такой цензуре и, главное, самоцензуре, по отношению к которой не только советские цензоры, но и самые оголтелые представители святой инквизиции являют собой образцы фантастической цензурной мягкости.

Западная политкорректность — это страшная вещь. Она делится на политкорректность всегдашнюю и политкорректность публичную. Кое-кто из западных интеллектуалов может порою за столом в узком круге сказать что-то стоящее, то есть выходящее за рамки политкорректности. Потому что в рамках политкорректности ничего стоящего сказать нельзя. Но даже такой западный интеллектуал, который на это способен в узком кругу, на публичном мероприятии будет нести пресную, занудную околесицу, не имеющую никакого отношения ни к реальности, ни к его собственной картине мира.

Воистину, это так. Но если бы все сводилось к этому.

Как только тот или иной западный интеллектуал выходит за рамки политкорректности, а такое порой случается, с ним происходит что-то нехорошее. Причем не только в социальном плане. Его, конечно, сначала превращают в изгоя. Но это социальная составляющая происходящего. А есть еще и психологическая.

Чаще всего у такого нарушителя публичной политкорректности на лице сразу появляется какая-то странная гримаса. Он перестает гладить брюки и чистить ботинки. Возникает ощущение, что он все время озирается по сторонам. И в этом состоянии он вместо пошлой банальности начинает изрекать нечто избыточно экзотическое, опять же, имеющее малое отношение к реальности и обязательно содержащее определенное количество научной неопрятности и недобросовестности.

При этом все это новое варево рассчитано на определенную аудиторию — очень низкокачественную.

Видимо (это моя смелая гипотеза), западное общество внутренне настолько несвободно, что политкорректность в нем сращивается со сферой фундаментальных человеческих табу, и нарушение политкорректности поэтому воспринимается нарушителем как право на потерю какой-то части неотменяемой человеческой организованности. Организованности мышления, эмоций, поведения и так далее.

Поэтому ориентироваться на высказывания тех, кто потерял политкорректность, очень трудно. Иногда они высказывают что-то стоящее, но вкупе с чем-то совсем негодным.

Ориентироваться на высказывания политкорректных господ тоже невозможно, потому что их высказывания бессодержательны.

Но в американском высшем интеллектуальном истеблишменте и в западном высшем интеллектуальном истеблишменте Европы есть определенное число людей, которым разрешают, — конечно же, оставаясь в чуть-чуть расширенных рамках политкорректности, — сохранять определенную содержательность.

Этим людям политкорректность как бы позволяют порою дозировано нарушать. И, в каком-то смысле, она за счет этого только укрепляется. Причем подобное дозированное нарушение разрешено немногим. Но к их мнению стоит прислушиваться, потому что, в отличие от совсем неполиткорректных господ, у них крыша не едет. То есть сохраняется полная адекватность, и при этом какое-то содержание есть. Причем, знакомясь с этим содержанием, ты понимаешь, что это содержание санкционировано западным высшим политическим классом. А аналитику важно понимать, что именно не только достоверно, но и санкционировано тем субъектом, который ты изучаешь.

В числе немногочисленных американских интеллектуалов, способных сообщить нечто содержательное, достоверное, респектабельное и в каком-то смысле санкционированное этим самым высшим политическим классом, важное место занимает господин Фрэнсис Фукуяма.

Именно этим он привлекает мое внимание. У Фукуямы в принципе не может поехать крыша, он не может проявлять недостоверность в том, что касается объектов его иссле­дований, находящихся в элите.

Он нестандартен, и эта нестандартность — или не до конца стандартность — санкционирована высшим западным политическим классом.

В своей книге «Америка на распутье» Фрэнсис Фукуяма весьма откровенно обсуждает историю возникновения американского неоконсерватизма. Того самого американского неоконсерватизма, важнейшие представители которого — такие, как Рональд Рейган, Джордж Буш — младший, Дональд Рамсфелд, Ричард Чейни, Пол Вулфовиц, Ричард Перл, Джон Болтон и другие — настаивали на необходимости некоего трансформирующего события, без помощи которого США не смогут укрепить свое господство в XXI столетии, а значит — потеряют это господство.

Городской колледж Нью-Йорка долгое время считался флагманским кампусом CUNY (City University of New York) — Городского университета Нью-Йорка.

Как сказано на сайте Городского колледжа Нью-Йорка, этот колледж (цитирую) «был основан как Свободная Академия города Нью-Йорк в 1847 году богатым бизнесменом и президентом Совета образования Таунсендом Харрисом, который потом установит дипломатические отношения между Соединенными Штатами и Японией».

Так сказано на сайте Городского колледжа. Таунсенд — очень интересная фигура, и когда-нибудь я ее отдельно смогу обсудить. Могу только сказать, что в Америке эта фигура подзабыта, а в Японии — нет. Это культовая фигура.

Городской колледж Нью-Йорка стал первым бесплатным общественным учреждением высшего образования в Соединенных Штатах Америки. Подчеркиваю — это не дорогой платный университет из числа тех, которые я обсуждал в одной из предыдущих серий, это бесплатное общественное учреждение (по крайне мере в те годы, о которых сейчас идет речь). При этом — учреждение весьма престижное.

Среди его выпускников — 11 лауреатов Нобелевской премии.

Значит, этих детей надо было, с одной стороны, дозировано допускать в элиту, в том числе и с помощью предоставления им бесплатного высококачественного обучения. А с другой стороны, за ними надо было особо следить. Потому что если мальчик из богатой семьи будет ориентироваться на интересы своего класса (явно, неявно, даже фрондируя), то мальчика из такой вот бедной семьи может поволочь куда угодно. И это недопустимо. Ты ему дал образование, а его поволочет не в ту сторону, и что дальше?

Сообщив нам о том, что корни неоконсерватизма восходят к этому колледжу и обучавшимся там малоимущим высокоперспективным еврейским детям, Фукуяма далее сообщает, что все эти дети были (цитирую) «выходцами из рабочего класса, из семей иммигрантов. Все они были студентами Городского колледжа, поскольку такие элитные университеты, как Колумбийский и Гарвардский, как правило, оставались для них недоступными».

Это Фукуяма констатирует. И ему в этом можно верить.

«Студенты Городского колледжа, — пишет Фукуяма, — были политизированы и тяготели к левым взглядам. Ложа 1 в кафетерии Городского колледжа Нью-Йорка был троцкистской, а Ложа 2 — сталинистской».

Значит, внутри такой Америки — такой, а не сегодняшней — берутся дети из бедных еврейских семей. Этим детям позволяют получить бесплатно высококачественное образование и при этом им разрешают создавать сталинистскую и троцкистскую ложи. То есть им позволяют двигаться в сторону некоей коммунистической идеологии. А сама Америка лютоантикоммунистична.

Уже Гувер вступает в свои права, идет охота на ведьм… Она еще не такая, как при Маккарти, конечно. Но она очень серьезная.

Для того чтобы окончательно убедиться в неправильности такого предположения (то есть убедиться в том, что Фукуяма ничего не искажает), надо ознакомиться с тем, что сообщает о самом себе и о неоконсерватизме в целом его реальный основатель — Ирвинг Кристол. Тот самый Ирвинг Кристол, портрет которого в 1979 году был помещен на обложку элитного журнала Esquire. А под портретом была надпись: «Основатель наиболее влиятельной политической силы в Америке — неоконсерватизма».

Коммунисты маршируют на первомайском параде в Нью-Йорке в 1935 году. (Фото: Дик Льюис)

В 1977 году этот основатель самой влиятельной американской политической силы по фамилии Кристол публикует в The New York Times свои воспоминания. Знаете, как они называются? Они называются «Воспоминания троцкиста».

Престарелый и преуспевший Кристол с тоской смотрит на студентов его родного колледжа, обучающихся в нем в конце 1970-х годов. И сравнивает этих студентов с теми представителями первой секции (Фукуяма называет ее первой ложей) Городского колледжа Нью-Йорка, которые в 1930-е годы сочетали в себе безденежность, бесшабашность и высочайшие интеллектуально-политические амбиции.

Ну, как же все измельчало и раздобрело, вздыхает Кристол, вспоминая свою давнюю голодную, яркую, бесшабашную троцкистскую молодость.

Об этой своей молодости Кристол без каких-либо обиняков сообщает следующее: «Я окончил Городской колледж весной 1940 года, но больше всего гордился тем, что был активным членом Социалистической лиги молодежи». То есть, говорю от себя, троцкистского Четвертого интернационала.

Далее Кристол сообщает:

«У меня нет никаких сожалений об этом эпизоде моей жизни. Присоединиться к радикальному движению для молодого человека — это все равно что влюбиться. Можно потерять невинность, но опыт любви столь ценен, что ты никогда в ней окончательно не разочаруешься».

Значит, «тебя ж, как первую любовь, России сердце не забудет». Значит, это первая любовь, и сердце ее не забывает… А в каком смысле?

Далее Кристол сообщает:

«По правде говоря, мой юношеский радикализм был не просто частью моей жизни в колледже. Он был всей моей жизнью. Если я покинул Городской колледж с гораздо лучшим образованием, чем у выпускников других, более сильных колледжей, то это потому, что мое участие в радикальном политическом движении свело меня с людьми и идеями, которые побуждали меня действовать, думать и спорить с яростной энергией .

Мы были элитой — немногими счастливцами, избранными Историей, чтобы вести товарищей в светлое будущее.

Секция № 1 располагалась в столовой Городского колледжа, обширном пространстве на первом этаже, которое даже мне, выходцу из трущоб, представлялось особенно грязным и зловонным местом .

Здесь были секции католиков, сионистов, ортодоксальных евреев, чернокожих, спортивных команд. Но для меня важны были только Секция № 1 и Секция № 2, секции антисталинистов и сталинистов. Именно между ними разгорались словесные битвы .

Секция № 2, самая многочисленная среди политических секций, могла мобилизовать для своих протестных выступлений всего человек 400–500 из 20 000 студентов (речь идет о сталинистской секции. — С. К.). Наша Секция № 1 (троцкистская. — С. К.) насчитывала около 30 «постоянных членов», и мы были счастливы, если на свои акции нам удавалось собрать человек 50–100 .

Все, что «случалось» в кампусе, определялось ими — завсегдатаями Секции № 2 (сталинистской. — С. К.) — или нами (троцкистами. — С. К.) .

Господи, каким мрачным сборищем они выглядели!»

Это Кристол говорит о сталинистах. И добавляет:

«Никто из них так ничего и не добился в жизни… Из членов Секции № 2 мне запомнились только два человека. Один стал ученым в крупном университете. А второго звали Юлиус Розенберг». Имеется в виду американский коммунист, обвиненный в передаче СССР американских ядерных секретов и казненный в 1953 году.

Вот как плохо все было со сталинистами! Никто никуда не продвинулся. А вот троцкисты — другое дело.

«Выступающие, вроде Макса Шахтмана, лидера троцкистов США, или Гаса Тайлера из Социалистической партии, могли спорить с высочайшим моральным, интеллектуальным и риторическим вдохновением в течение двух, трех, даже четырех часов .

Никогда в жизни больше не видел и не слышал ничего подобного».

Макс Шахтман был одним из тех троцкистов, которые после 1940 года заявили, что империалистическая политика сталинской бюрократии делает невозможной даже критическую поддержку СССР в его противостоянии с западными странами. И на этом Шахтман стоял твердо. «На том стою, и не могу иначе».

Шахтман вместе с другими представителями подобной позиции, именовавшейся «третьим лагерем», утверждал, что капитализм и сталинизм одинаково чужды социализму (то есть он отваживал от сталинизма тех, кто был недоволен капитализмом). И что сталинизм (как считал Шахтман) — это проявление бюрократического коллективизма, не имеющее никакого отношения к социализму, и даже более страшное в качестве препятствия на пути к социализму, чем капитализм.

Согласитесь, что такая позиция вполне могла понравиться американскому правящему капиталистическому классу.

Эту позицию Шахтмана поддержала вдова Троцкого Наталья Седова.

Лев Троцкий, Наталья Седова, Фрида Кало и Макс Шахтман в Мексике. 1937

Теперь о Гасе Тайлере. Этот левак яростно восставал против создания антифашистского единого фронта СССР и буржуазных стран, утверждая, что антифашистские капиталистические страны ничем не отличаются от фашистских. Он был автором резолюции, осуждавшей коллективную безопасность.

А как вы думаете, Гитлеру, Гиммлеру, Риббентропу и другим было не в жилу, что есть такой Гас Тайлер, который говорит, что коллективную безопасность надо разрушить? Он, видите ли, еврей, и разрушает ее потому, что она содержит в себе много буржуазности…

Да плевать фашистам, почему он ее разрушает! Главное, что если этой коллективной безопасности нет, то можно отвадить этот западный мир от хотя бы слабой поддержки СССР.

Конечно, Кристолу удобнее считать, что у троцкистов и сталинистов был разный умственный уровень.

Один из чернокожих активистов движения BLM (Black Lives Matter, «Жизни черных важны») на акции протеста 23 июня 2020 года в парке Линкольна в Вашингтоне, округ Колумбия, заявил:

«Эта статуя воплощает факт того, что мы свободны только тогда, когда решат белые. И это неправда. Мы стоим здесь на украденной земле. Эта земля не является вашей землей, белые люди! Так что вы не можете указывать мне, могу ли я снести эту статую».

(Статуя, которую протестующие требуют снести, изображает отменившего рабовладение в США президента Авраама Линкольна и освобожденного чернокожего раба, преклонившего колени в знак благодарности.)

Фукуяма, признавая, что неоконсерваторы впоследствии далеко ушли от троцкизма, настаивает, что они унаследовали от троцкизма несколько методологических принципов.

Согласно этому пониманию, первый из троцкистских по сути принципов, которые неоконсерваторы сохранили, сменив троцкизм на неоконсерватизм, — это примат идеологии над всем остальным. Не прагматизм какой-то, не реализм, а ультраидеологизм. Плюс необходимость идеологической борьбы, отказ от которой неминуемо, по мнению неоконсерваторов (уже охарактеризованных авторитетным изданием как самая главная часть американского политического класса), породит крах американской супердержавы.

Неоконсерваторы говорят: «Если мы откажемся не только от идеологии, но и от идеологической непримиримой борьбы, американская супердержава рухнет. Да здравствует идеология и непримиримая идеологическая борьба!» И пусть идеология уже не троцкистская, а другая — принцип примата идеологии над всем остальным, принцип идеологической борьбы остается у неоконсерваторов прежним. То есть, по сути, троцкистским.

Так считает Фукуяма. А значит, и американский правящий класс. Это ценное признание, не так ли?

Второй методологический принцип, который Фукуяма считает троцкистским наследством неоконсерваторов, — это необходимость мессианства. Ну, пусть не троцкистского, а другого. Без мессианства сверхдержава обойтись не может, утверждают неоконсерваторы.

Значит, не только идеология и идеологическая борьба, но и мессианство. Град на холме должен нести всему миру некую абсолютную и обязательную весть.

Кстати, про то же самое говорит Дмитрий Саймс, нынешний издатель основанного Ирвингом Кристалом журнала National Interest. Саймс настаивает на «неотроцкистской вере неоконсерваторов в перманентную революцию (пусть даже демократическую, а не пролетарскую)».

Саймс не любит неоконсерваторов. Он — человек, который хочет идентифицироваться как реалист. И потому заявляет, что краеугольным камнем внешней политики США «должна являться такая традиционная американская ценность как благоразумие», а вовсе не эта самая (цитирую Саймса) «неотроцкистская вера в перманентную революцию».

Смотрите, сколько уже сказано ими.

Идеология превыше всего, über alles.

Идеологическая борьба превыше всего.

Идеологическая борьба должна быть доведена до мессианства.

Мессианство должно продвигаться беспощадно и неукоснительно.

Третий принцип, который, по мнению Фукуямы, неоконсерваторы унаследовали от троцкистов, — необходимость движения через хаос к наисвирепейшему порядку. То есть к такому порядку, который по своей свирепости даст сто очков вперед проклинаемому троцкистами сталинизму.

Движение через хаос. Мессианство через хаос. Рано организовывать новый мировой порядок, сначала новый мировой беспорядок, управляемый хаос. Кто это говорит? Фукуяма. Про кого он говорит? Про неоконсерваторов. Кто они? Ведущее звено американского политического класса.

Красивая картина?

https://rossaprimavera.ru/article/142c8a01

Макс Пехштейн. И сила / и / слава. 1921

В 1920 году Троцкий настаивал в своей статье «Профсоюзы и милитаризация труда» на том, что сохранение за рабочими свободы передвижения, как и иных свобод — выбора места работы и так далее, — несовместимо с начальной стадией коммунистического строительства.

Ну и почему тогда надо сохранять свободу передвижения неразумным массам в условиях карантина?

Почему бы не организовать специальные зоны изоляции больных ковидом, дабы они и других не заражали, и пользу приносили, например, вкалывали в трудовых армиях? Прокаженных ведь в древности отделяли, помещая в Долину смерти. Почему бы этим опытом не воспользоваться, если в сердце жива первая любовь — троцкистская?

Четвертый принцип, который, по мнению Фрэнсиса Фукуямы, взят неоконсерваторами из их троцкистского прошлого, — недопустимость какого-либо договорного или иного равноправия между мессианской сверхдержавой и другими странами во всех вопросах построения их отношений.

Вот что утверждает Уильям Кристол, сын Ирвинга Кристола и наследник данного безусловного гуру неоконсерватизма. Настаивая на необходимости задействования американской мощи для сокрушения недемократических режимов, Уильям Кристол приводит примеры Филиппин, Индонезии, Чили, Никарагуа, Парагвая, Тайваня, Южной Кореи для того, чтобы обосновать эффективность свирепых насильственных действий в Ираке. Даешь чилийский или индонезийский вариант для Ирака!

Не останавливаясь на этом, он говорит о необходимости борьбы с коммунистической олигархией в Китае, поскольку успешной оказалась борьба с гораздо более сильной советской номенклатурой. Даешь советскую перестройку для Китая! Вы понимаете, что если троцкизм в сердце сохранен и если сталинский СССР — это не коммунизм, то уж сегодняшний китайский коммунизм — это тоже не коммунизм. И вполне его можно назвать препятствием на пути к социализму большим, чем американский капитализм.

Далее Уильям Кристол говорит о том, что американская миссия только начинается в Багдаде, но она является на самом деле знамением начала новой исторической эры (чем не троцкизм?), которая определяется необходимостью абсолютной победы США в XXI столетии, абсолютной гегемонии США в XXI столетии.

Страдая по поводу неоконсервативного триумфа в американской политике (а он страдает по этому поводу), Фрэнсис Фукуяма говорит, что этот триумф породил страшное преувеличение силы, в первую очередь военной, как средства достижения целей американской нации.

Фукуяма, иронизируя, пишет: «Если из инструментов у тебя только молоток, то все проблемы выглядят как гвозди».

Но это же Фукуяма пишет! Это пишет сам класс его рукой. Конечно же, другая его часть. Которая говорит о неоконсерватизме: это страшно разрослось, это нас оттеснило, боже!..

Будущее человечества — вот что интересует неоконсерваторов, по мнению Фукуямы. Это, и только это. А вовсе не какое-то там благо американского народа.

Господство — самоценно. А что это такое? Это воля к власти. Это как раз и есть квинтэссенция ницшеанства и определенной модификации нацизма. Более того, для всех этих сил — чем более свирепые формы будет принимать господство, тем лучше. И тем в большей степени содержанием становится само господство, а не то, ради чего оно осуществляется.

Моральные издержки в данном случае не имеют никакого значения. А раз так, то напрашиваются очень мрачные аналогии. Недаром сын Ирвинга Кристола Уильям настаивает: «Проблема мира состоит все же не в том, что США и неоконсерваторы продолжают развязывать войны, чтобы помешать деспотам. Проблема все же в том, что мы если уж и ведем такие войны, то слишком мало…»

Но тут он о «деспотах». А Рамсфелд не о деспотах, он говорит: даже если за исламский режим в Ираке будет большинство, — будем мочить так же, как в случае деспота.

Но так ли велико влияние неоконсерваторов на сегодняшнюю Америку? Ведь пока что власть вроде бы находится в руках господина Трампа, который к неоконсерваторам не относится. Скорее, со всеми оговорками, он принадлежит к палеоконсерваторам. Позиции Трампа по многим вопросам диаметрально противоположны позициям неоконов. Но власть Трампа или, точнее, его президентство, вовсе не отменяет для него необходимости опираться хотя бы на всех без исключения сенаторов и конгрессменов, входящих в его родную Республиканскую партию. У Трампа нет своей победившей партии. А в этой Республиканской партии, на которую он должен опираться — на всю целиком, потому что демократы против него, — неоконов предостаточно.

То направление, которое сейчас называют неоконсервативным, в 1970-е годы (не в 30-е, не в 40-е, а в 70-е. В 30–40-е оно зарождалось) завоевало определенные позиции сначала в Демократической партии США. Это было связано с тем, что бо́льшая часть демократов не поддержала войну во Вьетнаме, а та часть, которая эту войну поддержала, смогла обособиться и сформироваться в виде какого-то, поначалу не слишком авторитетного, слагаемого внутри Демократической партии.

В 1990-х годах это сплетение привело к тому, что неоконсерваторы, перекочевав из Демократической партии, где они оставили свои «закладки», превратились в самую серьезную фракцию внутри Республиканской партии США.

При этом для неоконсерваторов одинаково неприемлемы и американские демократы, такие как Клинтон и Обама, и неудобные, чрезмерно прагматичные, национально ориентированные «палеоконсерваторы» типа Трампа. Мы вновь сталкиваемся с так называемым третьим путем.

Знаете, что такое «третий путь»? Не капитализм, не социализм… а что? Тот или иной нацизм.

Мы сталкиваемся с тем самым «третьим путем», который предлагали идеологи фашизма, наиболее близкие к троцкизму. А такие были. Было симпатизировавшее троцкизму крыло нацистской партии, которое потом было выведено из-под удара и начало раскрутку неонацизма.

Но имеет ли оно какое-то отношение к ковиду? Да, имеет — поскольку неоконсерваторы с самого начала XXI века, повторяю, стали всё более настойчиво говорить о необходимости глубочайшей трансформации мира — а иначе господство Америки не удержишь. А также о том, что для такой трансформации необходимо некое специальное суперсобытие, которое они называют трансформационным. Вот то, что позволяет говорить о наличии неоконсервативного «коршуна», держащего в своих когтях «цыпленка» под названием «глобальный тренд», а также его порождение — ковид.

А коль скоро неоконсерватизм является помесью троцкизма (или неотроцкизма) с неонацизмом, то кто на самом-то деле этот коршун? Это неоконсерватизм или неонацизм? И куда это поволочет глобальный тренд? В какое трансформационное событие? Ковидное — или еще более свирепое? А ковида мало?

Рамсфелд разъясняет Кингу: «Я сказал им (имеются в виду конгрессмены. — С. К.) на завтраке в 8 утра, что когда-нибудь в следующие два, четыре, шесть, восемь, десять, двенадцать месяцев в мире произойдет событие, которое будет достаточно шокирующим, чтобы еще раз напомнить людям, как важно иметь сильное, здоровое министерство обороны, которое… способствует миру и стабильности в нашем мире. Именно это и лежит в основе мира и стабильности.

И кто-то вошел и вручил записку, в которой говорилось, что самолет только что врезался во Всемирный торговый центр. И мы прервали встречу, и я пошел, чтобы получить сведения от ЦРУ».

Далее Рамсфелд описывает, как затряслось здание Пентагона, как он помогал людям с носилками и так далее.

Выслушав все это, Кинг говорит: «Я знаю, что мы вышли из отведенного времени, но Гарри Харт (американский политик, которого скомпрометировали, заставив отказаться от президентских амбиций. — С. К.) сказал, что он ожидает этого, его комиссия раньше говорила, что это произойдет; вы сказали буквально пророческие вещи в то утро».

И Рамсфелд говорит: «Да».

Итак, в этом интервью Рамсфелд вспоминает о том, что утром 11 сентября 2001 года в ходе разговора с делегацией конгресса он произнес слова о грядущем событии, которое будет настолько шокирующим, что люди захотят, чтобы их защитила сильная американская армия. Этого само по себе недостаточно для далеко идущих выводов. Но это необходимо рассматривать в случае, если дело не ограничивается таким высказыванием Рамсфелда. А оно и впрямь таким высказыванием не ограничивается.

В апреле 2003 года министерство обороны США, руководимое Рамсфелдом, выпускает доклад под названием «Инструкция по планированию трансформации» (Transformation planning guidance).

Этот доклад представляет собой серию выступлений ответственных лиц разного калибра.

Вступительное слово произносит сам министр обороны Дональд Рамсфелд. Вот первые слова из этого его выступления:

«Некоторые верят, что в разгар опасной войны с терроризмом США не должны думать о преобразовании наших вооруженных сил. Но я уверен в обратном. Именно сейчас наступило время что-то менять. Война с терроризмом — это трансформационное событие, которое взывает к нам, чтобы мы переосмыслили свою деятельность и поставили это переосмысление в основу действий».

Вот где вводится термин «трансформационное событие», оно же потом именовалось «событием достаточно шокирующим, чтобы напомнить людям…» и так далее. Но пока трансформационное событие трактуется лишь как вызов, требующий перестройки министерства обороны. Что, кстати, тоже существенно. Но это только проба пера.

Обобщая свои летние исследования 2003 года, министерство обороны США в мае 2004 года выпускает доклад под названием «Роли и миссии министерства обороны в национальной безопасности».

В этом документе говорится о том, что (цитирую) «Комиссия по готовности и быстрому реагированию на чрезвычайные ситуации считает, что обстановка в сфере национальной безопасности изменилась достаточно, чтобы министерство обороны взяло на себя более активную роль в обеспечении готовности к чрезвычайным ситуациям и реагировании на них. Политики, предписывающие роль министерства обороны в обеспечении готовности к чрезвычайным ситуациям внутри страны и реагировании на них, просто не отвечают той угрозе, с которой сегодня сталкивается нация. Разработка модели, подходящей для сегодняшних угроз, повлечет за собой переосмысление отношений, политик и процедур. Министр обороны назвал войну с терроризмом «трансформационным событием». Комиссия соглашается с этим, и часть преобразований министерства обороны должна заключаться в том, чтобы принять эту новую миссию. Бо́льшая роль Департамента в обеспечении внутренней готовности и реагировании, по-видимому, без проблем подпадает под мандат федерального правительства, изложенный в Конституции Соединенных Штатов. В разделе 4 статьи IV Конституции говорится, что «Соединенные Штаты гарантируют каждому штату в этом союзе республиканскую форму правления и защищают каждый из них от внутренних беспорядков, сопровождающихся насилием».

Федеральное правительство уже предприняло важные шаги в знак признания этой новой обстановки безопасности. В рамках министерства обороны было создано новое боевое командование, Северное командование, чтобы: «…проводить операции по сдерживанию, предотвращению и пресечению угроз и агрессии, нацеленных на Соединенные Штаты, их территории и интересы в рамках определенных зон ответственности; по указанию президента или министра обороны оказывать военную помощь гражданским властям, включая операции по управлению последствиями».

Я уже говорил о том, что именно это Северное командование должно в особых условиях взять на себя функции по управлению страной, заменив выборную американскую власть. Теперь все могут убедиться в том, как именно связано такое возможное преобразование власти, при котором конституция побоку, с трансформационным событием, о котором ранее сказал министр обороны США Дональд Рамсфелд.

Но еще намного важнее то, кто именно является сопредседателями комиссии, сделавшей подобный доклад, в котором нашлось место и трансформационному событию, и Северному командованию. Рамсфелд это вступительное слово произносит на соответствующем заседании. А кто сопредседатели комиссии, сделавшей этот доклад? Один из сопредседателей — отставной генерал Майкл Уильямс, служивший ранее в морской пехоте США и на момент этого доклада возглавляющий Институт управления логистикой. А другим из сопредседателей этой комиссии (в докладе которой сказано о трансформационном событии и Рамсфелде, и Северном командовании, и всем прочем) является кто? Доктор Ричард Хэттчет, чья роль в коронавирусном экстазе мной подробно обсуждена в седьмой части этого цикла, опубликованной в № 389.

Ну, а теперь обратимся к докладу, вышедшему до тех событий 11 сентября 2001 года, которые пророчески предвидел Рамсфелд. Этот, чуть более ранний, доклад выпущен организацией «Проект нового американского века» (Project for the New American Century, PNAC). В числе политиков, создавших эту организацию, и будущий министр обороны Дональд Рамсфелд, которого мы обсуждаем, и будущий вице-президент США Ричард Чейни, и известная украинская русофобка-бандеровка Пола Добрянски (с приветом от Всемирной антикоммунистической лиги), и Фрэнсис Фукуяма (чтобы понять, какой тут симбиоз), и очень активный Пол Вулфовиц — в будущем заместитель министра обороны Рамсфелда, который покруче Рамсфелда.

В докладе под названием «Перестройка обороны Америки — стратегия, силы и ресурсы для нового столетия» (имеется в виду доклад этого самого сообщества «Проект нового американского века», которое чуть позже, через год, станет властью), вышедшему, подчеркну еще раз, в сентябре 2000 года, то есть аж за год до события (оно же — удар по «близнецам»), которое Рамсфелд и Ко мечтали сделать трансформационным, говорилось следующее: «Кроме того, процесс трансформации, даже если он принесет революционные изменения, вероятно, будет долгим без какого-либо катастрофического и катализирующего события — как, например, новый Перл-Харбор».

Подчеркну (чтобы не слиться в едином экстазе с маргинальными конспирологами), что здесь не говорится напрямую, что нужен новый Перл-Харбор. Здесь всего лишь говорится о том, что без нового Перл-Харбора, названного катастрофическим и катализирующим трансформационным событием, трансформация может затянуться на долгое время. А если время будет слишком долгим? А если все никак не вытанцовывается и не вытанцовывается господство в XXI веке? А если время упущено? Мы (США) его теряем, а Китай наступает. Что тогда?

Согласитесь, нет безумцев, которые могут напрямую сказать: нам нужно катастрофическое трансформационное событие. И что вообще Перл-Харбор — это затея Рузвельта. Об этом говорится шепотом, по сговору. Но это нереспектабельная точка зрения.

Далее в этом докладе говорится: «Хотя процесс трансформации может занять несколько десятилетий, со временем искусство ведения боевых действий в воздухе, на суше и на море будет значительно отличаться от сегодняшнего, и „боевые действия“, вероятно, будут происходить в новых измерениях: космос, „киберпространство“ и, возможно, мир микробов (выделено мною. — С. К.). Бои в воздухе больше не будут вестись пилотами, сидящими в истребителях, проникающих в воздушное пространство противника, но будет доминировать скрытный беспилотный аппарат большой дальности. На суше столкновение массивных бронетанковых войск может быть заменено набегами гораздо более легких, скрытных и „информационноемких“ сил, дополненных парками роботов, некоторые из которых достаточно малы, чтобы помещаться в карманах солдат. Контроль над морем может в значительной степени определяться не флотами кораблей и авианосцев, а наземными и космическими системами, заставляющими флот маневрировать и сражаться под водой. Сам космос станет театром военных действий, поскольку страны получат доступ к космическим возможностям и станут полагаться на них; кроме того, различие между военными и коммерческими космическими системами — боевыми и небоевыми — станет размытым. Информационные системы станут важным центром атаки, особенно для врагов США».

И, наконец, в докладе сказано главное: «А также будут применяться передовые формы биологической войны, которые могут „нацеливаться“ на конкретные генотипы, могут превратить биологическую войну из сферы террора в политически полезный инструмент».

https://rossaprimavera.ru/article/339c7a95

При этом Monsanto стремилась не только контролировать семена трансгенных культур, но и оказаться важным игроком в том, что касается семян обычных так называемых традиционных культур. Глобальные данные за 2017 год показывают, что у Monsanto самая большая доля глобального рынка семян — 34%, или больше одной трети от первых 20 компаний. На втором месте DuPont (E. I. du Pont de Nemours and Company) с 25%, у Syngenta менее 9%, у Bayer чуть больше 5%.

Но знаменита Monsanto именно трансгенными культурами. Кстати, в 2013 году Monsanto объявила, что она будет увеличивать свое присутствие на Украине. И выполнила свое обещание в том, что касается наращивания производства семян кукурузы на территории данного государства. В 2015 году контроль Monsanto над украинским рынком семян кукурузы вырос с 20% до 30%.

Повторяю, Monsanto, по некоторым оценкам, является самой злой и ненавидимой корпорацией в мире. Вне конкуренции в этом. Она по социологическим опросам более ненавидима, чем Федеральная резервная система США, Halliburton (Чейни), McDonald’s и другие самые одиозные компании. Всех их ненавидят, но Monsanto — больше всех остальных. Уже прошло несколько всемирных акций «Остановите Monsanto», «Stop Monsanto».

Monsanto известна не только по семенам, из которых взойдет завтрашнее растение под названием «бесконечная болезнь человечества», против которой бесконечно будут бороться фармакологические компании, включая ту же Monsanto. Monsanto известна еще и по вьетнамской войне, в ходе которой войска США распыляли над вьетнамским мирным населением ядовитую смесь, которая была настолько ядовита, что действовала и на солдат американской армии, входивших в джунгли. Смесь эта называлась Agent Orange. Производилась она Monsanto. Западные СМИ утверждают, что и через сорок лет после окончания войны этот Agent Orange вызывает генетические мутации вьетнамских детей. Я лично видел во время поездки во Вьетнам результаты этих мутаций.

Поглощенная Monsanto компания G. D. Searle & Co. известна тем, что сумела впарить огромное количество очень вредных внутриматочных спиралей.

Известно также, что Monsanto является лидером по загрязнению диоксинами.

Известно и то, что Monsanto привлекалась к ответственности в связи с тем, что производимое ею вещество алахлор вызывает отравления, головные боли и другие тяжелые негативные реакции.

Monsanto известна также в связи со сбросом отходов в американские реки.

Я могу часами перечислять зафиксированные преступления Monsanto, а также то, как именно эта компания орудовала на территории России. Ведь вряд ли кто-то считает, что Monsanto не действует на нашей территории.

В связи с Monsanto разыгрывалось очень много скандалов. И я не могу остановиться на всех. Потому что все остальные меркнут перед Agent Orange, диоксинами и прочим.

А теперь главное. В 2010 году Билл Гейтс приобрел 500 тысяч акций Monsanto. И вот тут я спрашиваю: если человек хочет по тем или иным причинам продвигаться в качестве благодетеля всего мира, спасителя и прочее, то есть быть белым и пушистым, зачем он приобретает в таком количестве акции одной из самых одиозных компаний? Даже не одной из самых — самой одиозной. Он зачем себя с ней вот так связывает? Ведь речь идет об очень очевидной связке.

Производство проблематичных вакцин — а оно вот-вот начнется — сплетается воедино с производством проблематичной генно-модифицированной продукции. «Это вроде как машина „скорой помощи“ идет — сама режет, сама давит, сама помощь подает».

После того, как вокруг птичьего гриппа был раскручен экстаз, аналогичный тому, который раскручивается вокруг ковида, активы Рамсфелда и компании взлетели. Но для того, чтобы они взлетели, нужен был экстаз. А экстаз раскручивали Фергюсон и другие. Это закон биржевой игры. Кого интересует это в крайних вариантах, может прочитать замечательное произведение Джека Лондона «Поселок Тру-ля-ля». Вот это — «поселок Тру-ля-ля».

Вечером 31 января 2020 года компания Gilead Sciences сделала заявление о том, что (цитирую) «Gilead работает с органами здравоохранения в Китае над проведением рандомизированного контролируемого исследования, чтобы определить, можно ли безопасно и эффективно использовать ремдесивир для лечения 2019- nCoV. Мы также ускоряем проведение соответствующих лабораторных испытаний ремдесивира против 2019- nCoV».

После этого сообщения акции компании Gilead Sciences подскочили в цене на 14% сразу.

А то меня все спрашивают: «А где тут Китай? А что Китай?» Милые, глобальный тренд — это не хухры-мухры. Кто вписывается, тот соответственно и крутится.

Короткая справка. Антивирусный препарат ремдесивир существовал до COVID-19. Он не является вакциной в том смысле, что не способствует выработке иммунитета, он работает вместо иммунитета. С началом эпидемии Gilead Sciences предлагала всем протестировать свой препарат как средство от коронавируса. Испытания показали, что этот препарат сокращает время лечения. При этом он никак не влияет на смертность, в отличие от найденного британцами гормона. Но Управление США по контролю качества пищевых продуктов и лекарственных препаратов на основании проведенных Национальными институтами здравоохранения (NIH) клинических испытаний препарата поспешило одобрить ремдесивир в экстренном порядке (запретив исследования того же гидроксихлорохина) с тем, чтобы сделать обязательным при лечении средних и тяжелых случаев именно ремдесивир).

Разбираясь с Monsanto, мы наталкиваемся на весьма занятные обстоятельства. Это по известной поговорке «чем дальше в лес, тем больше дров».

Специализацией Monsanto (при том что эта самая Monsanto считается одной из самых зловещих корпораций мира) является агрохимия и биотехнологии для сельского хозяйства.

Monsanto была основана в 1901 году.

А в 2018-м ее приобрела компания Bayer. Запомните — Bayer.

Основателем Monsanto был некий Джон Френсис Куини, который начал делать бизнес буквально с нуля (обожаю такие варианты) и умер в 1933 году. Компания была названа по фамилии жены Куини — Ольги Монсанто.

Дело Куини-старшего продолжил его сын Куини-младший, Эдгар Монсанто Куини. Эдгар Монсанто Куини руководил компанией Monsanto с 1928 года, получив на это мандат от своего отца. При нем компания превратилась в мощное предприятие с глобальным присутствием. А ее активы выросли с 12 до 857 миллионов долларов. Эдгар Куини-младший умер в 1968 году и был похоронен рядом с отцом — Джоном Куини-старшим.

В 1936 году (значит, при этом самом Куини-младшем) Monsanto приобрела некую фирму Thomas and Hochwalt Laboratories. Приобретение было связано с тем, что Monsanto заинтересовали разработки Чарльза Аллена Томаса и его коллеги Кэрола Хохвальда.

Вот тут-то мы и сталкиваемся не просто с криками о зловещих происках Monsanto. Ведь кричать могут и конкуренты. Нет, мы сталкиваемся с весьма далекими от агрохимии и биотехнологий, а также фармацевтики аспектами деятельности Monsanto. Очень важными для понимания и того, что это за Monsanto, и того, что именно происходит с ковидом.

Дело в том, что Чарльз Аллен Томас был не просто известным химиком и бизнесменом. Он был еще и достаточно важной, чуть ли не ключевой, фигурой в Манхэттенском проекте, к которому присоединился в 1943 году, будучи в то время директором Центрального исследовательского отдела Monsanto. Таким образом, Monsanto связана не только с ГМО и не только с Гейтсом. Она связана с созданием американской атомной бомбы.

После того как Monsanto приобрела фирму Чарльза Аллена Томаса, этот самый Томас стал одним из работников Monsanto. И сделал в Monsanto феноменальную карьеру. Он возглавил Monsanto, став сначала ее президентом в 1950 году, а потом побыв еще и председателем совета директоров с 1960 по 1965 годы. Так что Monsanto сильно связана с Томасом.

Сам же Томас с 1943 по 1945 год координировал в рамках Манхэттенского проекта все, что связано с очисткой и производством плутония.

Томас был не одним из рядовых участников этого проекта. Он был сопредседателем Манхэттенского проекта наряду со знаменитым Робертом Оппенгеймером.

Позже Томас курировал еще и всё, что связано с очисткой полония (перед этим плутония, а теперь полония) и использованием полония вместе с бериллием в рамках Дейтонского проекта, который являлся частью Манхэттенского проекта и был ориентирован на определенный, особый тип ядерного оружия, в котором был нужен этот самый полоний. Так что никакого «или-или» — или биология, или ВПК — в случае Томаса не существует. И это касается отнюдь не только самого Томаса.

Томас ушел в отставку в 1970 году. К этому моменту объем продаж возглавляемой им Monsanto вырос с 857 миллионов до 1,9 миллиарда долларов.

Управление Monsanto не помешало Томасу стать одним из создателей и ключевой фигурой DARPA (Defense Advanced Research Projects Agency, Управление перспективных исследовательских проектов министерства обороны США) — американского военного агентства, занятого всеми новыми технологиями, включая биологическое оружие.

Кстати, существует некий «закон Монсанто», посвященный проблеме экспоненциального роста использования биотехнологий. Согласно этому закону, мы все вскоре будем питаться только генно-модифицированной продукцией, создаваемой разного рода монсантами, и лечиться от результатов потребления этой продукции лекарствами, производимыми этими же монсантами.

Связь Monsanto с американским ВПК не сводится к участию Томаса в создании атомной бомбы и производству вещества Agent Orange. Monsanto теснейшим образом связана с американским ВПК, а значит, и со всем, что касается американского биологического оружия. Но и к биологическому оружию военный профиль деятельности Monsanto не сводится. К примеру, Monsanto прославилась как ключевой производитель используемого в военных целях белого фосфора.

В 2015 году Monsanto пыталась приобрести своего швейцарского конкурента в сфере агробиотехнологий — компанию Syngenta. Но эта сделка не состоялась.

Дальше начались достаточно невнятные многоходовки, осуществляемые при всех мощных слияниях. Они закончились тем, что в сентябре 2016 года фирма Bayer объявила о своем желании купить Monsanto за 65 миллиардов долларов.

Разрешение на такую покупку было получено в 2018 году. Сделка была завершена 7 июня 2018 года.

Bayer — это немецкая фирма, основанная Фридрихом Байером и Йоханом Фридрихом Вескоттом в 1863 году. И поначалу знаменитая производством синтетических красителей.

В 1899 году компания, уже обзаведясь подразделением по производству лекарств, начала производить известный байеровский аспирин.

Зарубежные активы Bayer были конфискованы в рамках репараций после Первой мировой войны. Активы Bayer в США перешли к некоей компании Sterling Drug, предшественнику компании Sterling Winthrop.

Отношения между фирмой Bayer и этим американским фармацевтическим гигантом отнюдь не сводились к вторичности фирмы Bayer. Наступит время, и фирма Bayer захочет купить фирму Sterling Winthrop. И даже сумеет купить часть этой фирмы. Но примечательность фирмы Bayer не в этом.

А в том, что в 1925 году произошло объединение шести крупнейших химических корпораций Германии, в число которых входила и фирма Bayer. И это объединение шести крупнейших химических корпораций Германии получило зловещее название: концерн I. G. Farbenindustrie.

Кстати, зачинателем создания I. G. Farbenindustrie был некий Карл Дуйсберг, руководивший фирмой Bayer в самом начале XX века. Дуйсберга впечатлили концерны, которые он увидел, находясь в командировке в США, и он решил, что подобный концерн необходимо создать в Германии.

Но удалось создать I. G. Farbenindustrie только в 1925 году за счет слияния фирмы Bayer, фирмы BASF и ряда других химических гигантов.

В наблюдательный совет созданной I. G. Farbenindustrie вошел тот самый Фриц Габер, который не только создал химическое оружие (вот есть Манхеттенский проект и создатели атомного оружия, а химическое оружие создал некий Фриц Габер), но и руководил его использованием под Ипром. Там немцы использовали хлор как ядовитое вещество, способное благодаря своей высокой плотности концентрироваться низко над землей. В результате химической атаки, руководимой Габером, погибло 5 000 французских солдат и 15 000 французских солдат получили тяжелые ожоги. Производство данного отравляющего вещества было организовано Габером на предприятиях фирмы BASF, с которой он был тесно связан.

Позже Габер был удостоен Нобелевской премии «за синтез аммиака из составляющих его элементов».

Главой наблюдательного совета Bayer в 1956 году стал Фриц тер Меер, который был приговорен Нюрнбергским трибуналом к 7 годам заключения, однако вышел на свободу досрочно, в 1950 году.

Далее компания Bayer стала бурно развиваться.

Bayer с давних пор работает в России.

Ее оборот в 2018 году составил 39,6 миллиарда евро. Чистая прибыль — 1,7 миллиарда евро.

Фармацевтическая часть Bayer сильно укрепилась после того, как в 2006 году Bayer поглотила компанию Schering AG. Это было на тот момент крупнейшим поглощением в истории Bayer.

Макклой — фигура, заслуживающая отдельного рассмотрения. Он успел побывать и президентом Всемирного банка, и верховным комиссаром США по Германии, и председателем рокфеллеровского Chase Manhattan Bank, и председателем Совета по международным отношениям. Он был одним из наиболее известных советников всех президентов США от Франклина Рузвельта до Рональда Рейгана. Но даже обсуждение фирмы Bayer и I. G. Farbenindustrie в целом не является целью данного исследования.

И уж тем более я не могу себе позволить подробное обсуждение личности Макклоя, хотя Макклой и заслуживает подобного обсуждения.

Макклой — фигура, заслуживающая отдельного рассмотрения. Он успел побывать и президентом Всемирного банка, и верховным комиссаром США по Германии, и председателем рокфеллеровского Chase Manhattan Bank, и председателем Совета по международным отношениям. Он был одним из наиболее известных советников всех президентов США от Франклина Рузвельта до Рональда Рейгана. Но даже обсуждение фирмы Bayer и I. G. Farbenindustrie в целом не является целью данного исследования.

И уж тем более я не могу себе позволить подробное обсуждение личности Макклоя, хотя Макклой и заслуживает подобного обсуждения.

Дело в том, что Макклой настоял на помиловании Зандбергера и других, прежде всего, потому, что на этом настоял некий американец Уильям Лангер, сенатор от штата Северная Дакота.

Лангер обосновывал свою позицию тем, что в Северной Дакоте много избирателей немецкого происхождения и что суд над кем-либо, кроме высших нацистов, противоречит американской правовой традиции и помогает коммунизму.

Сам Лангер был противником не только вступления США во Вторую мировую войну, но и участия США в Организации Объединенных Наций.

Лангер настаивал на том, что американские немцы не поддерживают преследование таких людей, как Зандбергер.

https://rossaprimavera.ru/article/aa1654b7

Название этого доклада Имперского колледжа Лондона — «Влияние немедикаментозных вмешательств на снижение смертности от COVID-19 и спроса на медицинскую помощь». В докладе говорится, что «у каждого подхода есть свои серьезные проблемы. Мы считаем, что оптимальная политика смягчения последствий (сочетающая домашнюю изоляцию в случае подозрения на заражение, домашний карантин тех, кто живет в одном доме с подозреваемыми, и социальное дистанцирование пожилых людей и других людей, наиболее подверженных риску тяжелого заболевания) может снизить пиковый спрос на медицинскую помощь на 2/3, а смертность — наполовину. Тем не менее смягченная эпидемия, скорее всего, все же приведет к сотням тысяч смертей и к тому, что системы здравоохранения (прежде всего отделения интенсивной терапии) будут многократно перегружены. Для стран, которые могут столкнуться с этой проблемой, стратегия подавления (то есть чрезвычайных карантинных мер. — С. К.), является предпочтительным вариантом».

Значит, даже Имперский колледж Лондона, который завышает все оценки в 10 раз (это уже все в мире обсуждают), говорит о том, что смертность за счет карантина может быть снижена вдвое, а не в 10 раз. И явным образом подчеркивает значение сокращения нагрузки на медицинскую помощь как главное основание для введения чрезвычайных карантинных мер. А на сколько на самом деле чрезвычайные карантинные меры снизили смертность? Если Имперский колледж Лондона (который всегда, повторяю, завышает свои оценки весьма и весьма существенным образом) говорит, что наполовину может быть снижена смертность, то на сколько на самом деле? На четверть? На 10%? Вообще не снижена? Или — крайний вариант, на котором я совсем не настаиваю, — наоборот, повышена общая смертность, потому что нарушили работу системы здравоохранения в целом? Создали смертность за счет того, что перестали обращать правильное внимание на другие заболевания. Ведь об этом кто только не говорит — и ВОЗ, и в ООН разные комитеты, и отдельные авторитетные медики, и те, кто обеспокоены ростом голодных смертей в результате ковидного экстаза… Всех и не перечислишь.

Генеральный секретарь ООН считает, что нужен контролирующий орган, который мог бы расследовать распространение инфекционных заболеваний. Как Вы прокомментируете эти слова?

И. В. Никулин: Все 90-е годы существовала так называемая трехсторонняя рабочая группа: Россия, США, Великобритания. Эта группа разрабатывала механизмы контроля. Меня тоже привлекали несколько раз к участию в этой группе. Она реагировала на все случаи. Допустим, когда где-то произошла непонятная вспышка инфекционного заболевания, туда выезжают эксперты и выясняют, в чем дело. Эта группа вполне хорошо себя зарекомендовала.

Но в 2001 году американцы и британцы отказались подписать итоговый протокол по мерам контроля над биологическим оружием, фактически после этого рабочая группа прекратила свое существование. Также в 2001 году планировалось создать ОЗБО — организацию по запрещению биологического оружия.

И, конечно, ситуация с пандемией коронавируса подталкивает к созданию подобной организации, потому что для большинства специалистов в мире очевидно, что вирус имеет лабораторное происхождение. Потому что 7 разновидностей одного и того же вируса одновременно самозародиться в разных концах планеты не могли. А никакого природного очага нет, поэтому распространялся он, по-видимому, искусственно.

И отсюда совершенно разные подходы к реализации задачи контроля. То есть если этот вирус естественный, надо найти природный очаг и его мониторить — следить за ним. А если он искусственный, то надо мониторить лаборатории, которые занимаются такого рода опасными исследованиями. Это два принципиально разных подхода.

Я считаю, что вирус именно искусственный. »

Советник Кофи Аннана, специалист, всю жизнь занимавшийся биологическим оружием, входивший в комиссию ООН по биологическому оружию, так считает. Я привожу чужое мнение, а не свое.

Вот что говорит этот авторитетный специалист:

»

И. В. Никулин: Все исследования и испытания химерного вируса на мышах, как указано в статье в журнале Nature, были выполнены в Университете Северной Каролины (США). Сегодня ясно, что для проведения таких испытаний нужно было иметь мышей, восприимчивых к химерному вирусу.

Клетками-мишенями для созданного химерного вируса стали клетки, имеющие на своей поверхности белок-фермент АСЕ 2 (русское название — ангиотензин — превращающий фермент, регулирующий кровяное давление, или АПФ). Такой фермент имеется на поверхности клеток эпителия дыхательных путей, кишечника, кровеносных сосудов и некоторых других органов человека. Природные мыши таких клеток не имеют, а значит, не могут быть восприимчивы к химерному вирусу. Но технологии современной молекулярной биологии позволяют создать т. н. (мне очень нравится это слово. — С. К.) гуманизированных мышей, в геном которых введены фрагменты человеческого генома. Вот такие гуманизированные мыши будут заражаться химерным вирусом, т. е. будут пригодны для его испытаний. Следовательно, Университет Северной Каролины имел линии таких специально созданных гуманизированных мышей.

Далее следует напомнить, что коронавирусы SARS и MERS, способные поражать человека, имеют мишенью не упомянутый АПФ, а совершенно другой белок-фермент, сокращенно называемый ДПП4 (дипептидилпептидаза). Мутации вирусов, конечно, происходят, но никакая природная мутация не может изменить вирус настолько, чтобы он приобрел способность связываться с другой мишенью для проникновения в живую клетку. Авторы статьи в Nature прекрасно понимали, что для этого необходимо изменить структуру белка оболочки вируса.

Теоретические размышления привели их к выводу, что если в оболочку белка вируса SARS (белок S, кодируется участком генома 21563–25384 н. о.) ввести фрагмент белка, который они обозначают как SHCO14, то получившийся вирус (в статье он назван SARS-CoV–MA15) должен связываться с ферментом АПФ, т. е. получить новую мишень для проникновения в клетки человека. Оказалось, что такой прототип вируса уже сделан. Авторы статьи не указывают, кто и когда создал этот прототип, отмечают только, что они его купили в Bio Basic.

Для дальнейшей работы авторам потребовались клетки Hela (их предоставил Институт вирусологии, г. Ухань), клетки линии Vero E6 (их они купили в Институте инфекционных болезней Армии США), клетки ДВТ, экспрессирущие фермент АСЕ 2 (АПФ) — источник неизвестен, культуры клеток НАЕ (купили), представляющие собой высокодифференцированный эпителий дыхательных путей человека, и т. п.

Эти исследования и эксперименты включали наработку необходимого количества химерного вируса, наработку геномной РНК, осуществляемую сначала in vitro, а затем в клетках Vero E6, подтверждение связывания вируса с ферментом АПФ и проникновения его в клетки человека, проверку результатов на экспериментальных животных и т. п. Результаты работы теперь уже хорошо известны и широкой читательской аудитории. Они заключаются в том, что убедительно подтверждено проникновение химерного вируса в организм человека через новые клетки-мишени (путем связывания с ферментом АПФ) и активное (с высокими титрами) размножение в этих клетках, т. е. способность химерного вируса вызвать эпидемию.

Кроме того, позиция наших уважаемых специалистов, которые говорят о природно-очаговом характере инфекции, не выдерживает никакой критики, потому что природного очага нет. Вирус должен где-то жить. Он не может самостоятельно развиваться. У него должен быть организм хозяина, в котором он распространяется, потому что вирус сам по себе размножаться не может. Он размножается только в клетке. Причем, очевидно, что в клетке человека. Потому что ни в каком другом животном он не живет. Именно поэтому понадобились гуманизированные (очень мне это нравится. — С. К.) мыши.

ИА Красная Весна: Как, на Ваш взгляд, должна быть выстроена система мониторинга за биологическим оружием?

И. В. Никулин: Нужно создавать организацию, которая будет иметь мандат ООН. Если нам не удастся пробить это через Совет Безопасности, допустим, США и Великобритания наложат вето, значит, нужно создавать какую-то международную организацию или какое-то международное агентство, которое будет расследовать все случаи возникновения опасных заболеваний, нехарактерных для той или иной местности. Чтобы военные специалисты: вирусологи, микробиологи — выезжали на место и расследовали тот или иной инцидент.

Потому что вон в Грузии погибло около ста человек от американских экспериментов — и никакого международного расследования не было. Это вообще нонсенс для XXI века. На мой взгляд, такие вещи недопустимы.

Если не удастся пробить через ООН, несмотря на то, что генсек высказал такую же позицию, то создавать надо в рамках ОДКБ или в рамках БРИКС такую организацию. Сейчас уже более 10 миллионов заболевших, больше полумиллиона погибших. Это очень серьезная проблема. От нее уже нельзя отмахиваться.

ИА Красная Весна: Сейчас говорят о том, что появился некий помидорный вирус — новый штамм свиного гриппа.

И. В. Никулин: Это происходит оттого, что уже 20 лет идут эксперименты в различных закрытых лабораториях, и никто не знает, чем там занимаются реально.

Вот что испытывали американцы в Ухане? Это COVID-19, который был разработан давно. И то, что про этот вирус была опубликована статья в научном журнале, о которой мы говорили, на мой взгляд, случайность. Потому что большинство такого рода исследований не публикуются. И поэтому мы знаем, как этот вирус вообще появился.

ИА Красная Весна: Сейчас наша страна потихоньку выходит из эпидемии коронавируса. Какие, с точки зрения безопасности, на Ваш взгляд, мы допустили ошибки?

И. В. Никулин: Единственную большую ошибку за последние 10 лет допустило руководство нашей страны. Это — так называемая оптимизация здравоохранения. В принципе, если бы мы нашу систему здравоохранения сохранили полностью, то нас эта эпидемия затронула бы несильно.

У нас было 140 тысяч специальных инфекционных коек, но это были не просто койки. Это боксы, это 140 тысяч боксов с отдельным входом. Инфекционный бокс — это специальная палата, в которой одна койка, отдельный вход, предбанник и своя система вентиляции. У нас были десятки профильных институтов по вирусологии, у них были свои инфекционные отделения. У нас в каждой области, в каждом районе была своя инфекционная больница. Вот это все было уничтожено злой волей так называемого экономического блока, который тем не менее продолжает работать в нашем правительстве.

И сейчас те же люди, та же Голикова и та же Скворцова, которые провели всю эту оптимизацию, просят, чтобы государство еще там какие-то миллиарды на строительство новых больниц выделило. У нас в Москве стоит с десяток закрытых больниц, которые можно хоть сейчас задействовать. Вместо этого надо осваивать новые деньги и строить что-то еще. То они стадионы какие-то строят… эти стадионы очень опасны, потому что должен быть отдельный бокс, где могут находиться медсестра и врач. И отдельная палата с отдельной вытяжкой. Если этого нет, то больные будут заражаться друг от друга. Вот они там строят сейчас в «Крокус сити холл», еще где-то на стадионах — это неправильно совершенно. Это будет как на Diamond Princess, когда на корабле от одного заболевшего заразились практически все, по крайней мере больше половины пассажиров.

ИА Красная Весна: Насколько мне известно, в ковидные стационары, которые находятся под Петербургом и в Москве, отправляют зараженных с легкой формой. А в инфекционных больницах поддерживают зараженных со средней и тяжелой степенью. При выписке из больницы предлагают провести две недели в этих быстро возведенных обсерваторах.

И. В. Никулин: Наверное, такая практика имеет право на существование, но я думаю, что там большой риск, что люди перезаражают друг друга.

К сожалению, с точки зрения традиционной эпидемиологии и вирусологии, это в корне неправильно. Такие больные должны содержаться в отдельных палатах, с отдельным входом и с отдельной вентиляцией. Только так можно гарантировать, что они не будут заражать окружающих людей. »

То есть Никулин говорит (причем «к сожалению», оговаривая, что он этим очень обеспокоен и совершенно не собирается возводить оголтелую хулу) о том, что когда скучивают, то, может, лишние будут заболевания, или утяжеления лишние. Что у кого-то заболевание было совсем легкое, его с кем-то соединили — и станет тяжелое. То есть вопрос не только в том, кого спасли, а что еще сделали совсем другого. И все время он возвращается к этой проблеме — он называет ее «традиционной», эту эпидемиологию, классическую эпидемиологию и вирусологию, согласно которой нужны отдельная палата, отдельный вход, вентиляция, бокс, все прочее. «Только так, — повторю слова Никулина, — можно гарантировать, что они не будут заражать окружающих людей».

»

И. В. Никулин: Приведу пример. В 80-е годы была вспышка чумы в Ростове-на-Дону. Заболела лаборантка и ее мать. Они работали в Противочумном институте, отлавливали сусликов, которые являются природными распространителями чумы, и препарировали их, вскрывали, делали анализ и т. д. В сусликах определяют наличие Yersinia pestis — бактерии — возбудителя чумы. Если больше 2% сусликов заражены, то можно говорить о том, что возможна вспышка чумы. Если меньше, то, соответственно, это укладывается в рамки статистической погрешности, и эпидемии никакой нет и не предвидится.

И вот она, видимо, во время вскрытия, допустила ошибку. Она пролила часть этого раствора, в котором уже распространилась эта бактерия, на стол, протерла его физраствором и никому об этом не доложила.

Затем она поехала домой, переночевала, отработала смену. И на вторые сутки у нее уже появились признаки болезни. Ее, конечно же, сразу поместили в инфекционный бокс. В области была объявлена чрезвычайная ситуация, приехал главный санитарный врач, стали отслеживать все ее контакты. Выяснили, что мать еще заболела. Кроме того, всех, с кем она ехала в автобусе, посадили на карантин, и именно поэтому никто не погиб. Было всего задержано 15 человек, которые с ней близко контактировали, но уже по этому поводу был объявлен режим ЧС. Вот как действовали в Советском Союзе. Именно поэтому мы тогда избежали крупных вспышек инфекции. Ну, по крайней мере, за последние 50 лет.

Если бы мы действовали так же, как тогда, то и здесь всех приезжих распределили бы по боксам, и они б никого не заразили. А нужного количества боксов у нас не оказалось, потому что их закрыли, уничтожили, снесли, а помещения — продали. Вот в чем главная ошибка. Хотя, на мой взгляд, это было сделано сознательно. Оптимизация за последние 10 лет прошла в десятках стран мира одновременно, и это не случайно. Так что эпидемию готовили, к сожалению. »

Он говорит «к сожалению» и ссылаясь на то, что оптимизации шли одновременно во многих странах. А также доклад Фергюсона почему-то имел одновременно поразительное воздействие во многих странах, в числе которых наша.

»

ИА Красная Весна: А какие у нас оказались преимущества, сильные стороны в чем проявились, на Ваш взгляд?

И. В. Никулин: Сильные стороны в том, что мы все-таки сохранили систему здравоохранения, и даже несмотря на то, что многие институты были ликвидированы, специалисты-то остались. Поэтому все-таки мы гораздо лучше справляемся, чем США, которые оказались полностью к этой ситуации не готовы.

ИА Красная Весна: Вы не раз говорили о том, что пандемия коронавируса пошла не из Китая, а именно из США. Там находится очаг коронавирусной инфекции, из которого она пошла гулять по миру.

И. В. Никулин: Ну, по-видимому, так и есть. По крайней мере, судя по масштабам бедствия.

Первые сведения были в конце июля прошлого года. Был закрыт Форт Детрик, а он, я напоминаю, участвовал в разработке этого гибридного вируса, который включает в себя ген летучей мыши и вируса SARS человека. Там участвовало 4 университета, вот Форт Детрик — это чисто военный, крупнейший военно-биологический центр США, потом институт инфекционных заболеваний армии США в Вашингтоне, потом университет в Техасе и университет Северной Каролины. Из этих четырех — три университета чисто военные. Поэтому говорить о том, что это было какое-то мирное гражданское исследование — не приходится.

ИА Красная Весна: Вам что-нибудь известно о первом случае заболевания? Кто это мог быть?

И. В. Никулин: Форт Детрик в конце июля 19-го года был закрыт в связи с эпидемиологической обстановкой, вот с такой формулировкой. То есть похоже, что произошло внутрилабораторное заражение. К сожалению, такие случаи происходят время от времени. Среди заболевших было несколько американских военнослужащих. Как потом признал генеральный директор CDC, еще в августе у нескольких граждан был выявлен коронавирус, но тогда его еще не определили как COVID-19 определили просто как коронавирус.

Позже, уже где-то в конце августа, была публикация в New York Times о том, что в 20 штатах уже было 200 с чем-то заболевших. И уже несколько человек погибло, среди них были военнослужащие армии США. А 11 сентября даже президент Трамп проводил совещание по этому поводу. Ему назвали причину — болезнь вейперов, то есть болеют в основном те, кто курит электронные сигареты. Он тогда потребовал запретить продажу вейпов в США.

Кстати, несколько штатов прислушались к этому и действительно ввели запрет. Но уже тогда было выяснено, что среди заболевших многие не курили не только вейпов, но и обычных сигарет. Поэтому версия не получила подтверждения. »

Для меня и большей части обеспокоенных ответственных граждан России Игорь Викторович Никулин — это авторитетный специалист, к мнению которого необходимо прислушиваться. Да и за границей могли бы прислушаться к мнению человека, который был советником генерального секретаря ООН и членом комиссии ООН по биологическому оружию.

Он еще в 1991 году выдвинул версию об искусственном происхождении иммунодефицита.

Он в 1993 году был в рядах защитников Белого дома.

Все это не помешало Игорю Викторовичу занимать в ООН те посты, которые он занимал.

Но при этом Игорь Викторович в течение десяти лет был персоной нон грата в США (о ужас!).

https://rossaprimavera.ru/article/b85c3f3d

23 мая 2020 года Том Морган, корреспондент авторитетного британского издания The Telegraph, берет у Майкла Левитта интервью, которое The Telegraph немедленно представляет своим читателям.

Я считаю нужным ознакомить зрителей данной передачи с этим интервью, что называется, по полной программе.

Интервью выходит под заголовком: «Локдаун (то есть карантин. — С. К.) не спас жизни, а, возможно, погубил их, считает лауреат Нобелевской премии».

Журналист, берущий интервью у Левитта, сообщает читателю о том, что Левитт, в отличие от Фергюсона и его подельников, дал правильные оценки смертности от ковида в Великобритании и других странах. И что он дал эти оценки одновременно с Фергюсоном, то есть в марте 2020 года. И тогда же направил Фергюсону сообщение, в котором было сказано, что Фергюсон завысил оценку потенциальной смертности в 10 или 12 раз. Но почему-то были приняты оценки Фергюсона и Ко. Почему — не ясно.

Кто такой Фергюсон? Он никто по отношению к Левитту. Но если за ним стоит мощная группа и нужны его оценки, то примут его оценки. Ну так как — я пытаюсь злопыхательствовать, выдумывать? Или я указываю на странности, которые прямо говорят о том, что тем не менее всё это есть — и группы мощные, которые лоббировали Фергюсона, и предвзятость этих оценок? И то, что на них слишком быстро, безоглядно отреагировали, как реагируют только тогда, когда надо так отреагировать?

Журналист, берущий интервью у Левитта, сообщает также: «Профессор Левитт в настоящее время проанализировал данные из 78 стран, в которых было зарегистрировано более 50 случаев коронавируса. Его исследования доказали, что заражение вирусом никогда не достигнет экспоненциального роста, который одновременно предсказывали исследователи из Имперского колледжа».

Вы слышите? Его исследования — человека, который и в математическом прогнозе является авторитетом, который Нобелевский лауреат — его исследования доказали, что заражение вирусом никогда не достигнет роста по экспоненте, экспоненциального роста, который лег в основу прогнозов представителей Имперского колледжа и прежде всего Фергюсона. Никогда не достигнет того, что было взято за основу.

По поводу того, нужна ли была и в Великобритании, и в других странах эта самая изоляция, осуществленная в связи с ковидом, Левитт заявляет следующее: «Я всерьез могу предположить, что к тому времени, когда в Великобритании наконец-то была введена изоляция, вирус уже широко распространился. К этому моменту она уже могла оставаться открытой, как Швеция, и ничего бы не случилось».

Можно продлить список стран?

В своей оценке полезности изоляции Левитт проявляет то, что я бы назвал ядовитой сдержанностью.

«Нет сомнений, — говорит он, — в том, что с помощью изоляции можно остановить эпидемию, но это очень тупое и очень средневековое оружие (мне нравится словосочетание „средневековое оружие“. — С. К.), и эпидемию можно было бы остановить так же эффективно с помощью других разумных мер (таких, как маски и другие формы социального дистанцирования)».

Зачем нужна была эта изоляция?

В отличие от очень многих оппонентов Фергюсона, Левитт не называет Фергюсона авантюристом или преступником. Он просто констатирует: «Многое пошло не так, но я думаю, что главное — нам просто нужно было немного подумать и обсудить».

«Я думаю, — говорит Левитт журналисту, — что изоляция нанесет гораздо больший ущерб, чем смертность, которую эта изоляция снизит.

Когда я увидел брифинг (профессора Фергюсона), я был шокирован. У меня была стычка с ним, когда я на самом деле увидел, что данные по смертности у Фергюсона давались в перерасчете на год — и вдвое превышали нормальный уровень смертности. Я увидел это и сразу сказал, что это совершенно неверно. Я думаю, что Фергюсон завысил оценку в 10 или 12 раз. Мы должны были видеть по Китаю, что рост числа зараженных вирусом не является экспоненциальным (как говорит Фергюсон. — С. К.). С самого первого случая, который вы видите, экспоненциальный рост на самом деле очень сильно замедляется».

«Проблема эпидемиологов, — продолжает Левитт, — заключается в том, что они чувствуют, что их работа состоит в том, чтобы запугивать людей до изоляции, социального дистанцирования. Таким образом, вы говорите, что „будет миллион смертей“, а когда их всего 25 000, вы говорите: „Хорошо, что вы послушались моего совета“. Так было с лихорадкой Эбола и птичьим гриппом. Это просто (вы слушайте, что он говорит. — С. К.) часть безумия».

В интервью Майкл Левитт в основном говорит о результативности мер, порожденных оценкой Фергюсона. Но он не уклоняется от более общей оценки произошедшего.

«Я думаю, — говорит Левитт, — что настоящим вирусом был вирус паники».

А дальше — главное.

«По причинам, которые мне не были ясны, я думаю, что лидеры запаниковали, и люди запаниковали, и я думаю, что очень не хватило обсуждения».

Нобелевский лауреат, занимающийся наукой, естественными науками, имеет право сказать, что лидеры большинства государств запаниковали по причинам, которые ему не ясны.

Но нам-то надо обсуждать именно эти причины, не исчерпывая это обсуждение констатацией того, что причины нам не ясны, и все тут. Конечно, они нам не ясны. Но тем более для нас важно все, что позволяет хотя бы чуть-чуть уменьшить эту буквально трагическую неясность. И я так подробно цитирую Левитта, потому что он сдержан. Потому что он не говорит: причины злостные, страшные. Он говорит: неясно, почему они запаниковали. Я, типа, не политолог — не знаю. Произошла какая-то странность.

В завершение интервью Левитт говорит журналисту, который интересуется его отношением к вхождению в так называемую группу риска. Мне это просто нравится, я хочу, чтобы вместе со мной вы порадовались, как люди мыслят. Почти мой ровесник, он чуть старше меня:

«Мне, — говорит Левитт, — 73 года, и я чувствую себя очень молодым. Меня совсем не волнует риск. Когда вы стареете, риск умереть от болезней настолько высок, что пришло время покупать мотоцикл, кататься на лыжах!»

19 мая 2020 года страны — участницы Всемирной ассамблеи здравоохранения (руководящий орган Всемирной организации здравоохранения — ВОЗ) единогласно одобрили резолюцию, призывающую проанализировать действия международного сообщества в ответ на пандемию коронавируса COVID-19. В резолюции говорится о необходимости «как можно скорее и при взаимодействии со странами-участницами начать поэтапный процесс беспристрастной, независимой и всеобъемлющей оценки опыта, который международное сообщество извлекло при борьбе с COVID-19». Резолюция также призывает выявить происхождение вируса и обстоятельства заражения им людей.

Значит, они не выявлены? Так почему всякие официальные лица вопят, что нам всё известно? Кому известно? Что? Я привожу мнение шефов ВОЗ — Всемирная ассамблея здравоохранения, которая является руководящим органом Всемирной организации здравоохранения.

А 26 мая 2020 года CNN сообщает нам о том, что премьер-министр Великобритании Борис Джонсон в ходе переговоров с директором ВОЗ Тедросом Аданомом Гебреисусом подчеркнул важность проведения независимого расследования причин возникновения COVID-19.

Значит, этого расследования нет?

Значит, и Всемирная ассамблея здравоохранения, и премьер-министр Великобритании не считают, что причины возникновения ковида известны. А значит, ничего не известно. И как-то уж очень долго. При таких вложенных деньгах, при таком ажиотаже.

Значит, у слишком большого количества специалистов, институтов авторитетнейших есть как минимум сомнения по поводу причин возникновения ковида. Но если это так, то и природа ковида тоже не может быть названа абсолютно понятной. Тем более что заболевание проявляет совсем неожиданные свойства, о чем я уже говорил, и что хочу подчеркнуть еще раз. Казалось бы, просто вот так, до зарезу необходимо все подвергать сомнению, раз ситуация настолько неоднозначная и охарактеризована всеми в качестве таковой. Надо слышать уже не один голос, а много голосов. Надо на них реагировать. И я спрашиваю еще и еще раз: откуда берется то, что можно назвать «запретом на сомнение»?

Почему-то мне вспомнились в связи с этим вопросом о том, откуда берется запрет на сомнение, стихи Наума Коржавина, которые я сейчас прочитаю:

Наивность!

Хватит умиленья!

Она совсем не благодать.

Наивность может быть от лени,

От нежеланья понимать.

От равнодушия к потерям.

К любви… А это тоже лень.

Куда спокойней раз поверить,

Чем жить и мыслить каждый день.

Так бойтесь тех, в ком дух железный,

Кто преградил сомненьям путь.

В чьем сердце страх увидеть бездну

Сильней, чем страх в нее шагнуть.

Коржавин в оные лета адресовал все эти свои проклятья советскому коммунистическому фанатизму.

Что такое компания Moderna? Это американская биотехнологическая компания, занимающаяся разработкой лекарств и вакцин на основе работы с так называемой матричной рибонуклеиновой кислотой — мРНК.

В количественном составе белка и воспроизводящих его структур матричная РНК отнюдь не доминирует. Но именно она позволяет воспроизводить белок, передавая информацию от ДНК, этого хранителя кодов, — к собственно воспроизводящим структурам. Поэтому матричную РНК иногда называют информационной РНК. И если вы встретите не мРНК, а иРНК — то это то же самое.

Повторяю, основная функция матричной РНК заключается в том, чтобы передавать генетическую информацию от ДНК к месту синтеза белка. Поэтому матричная РНК, с одной стороны, переписывает информацию о первичной структуре белка с генома в процессе так называемой транскрипции, а с другой стороны, взаимодействует с аппаратом синтеза белка, так называемыми рибосомами, предписывая им то, что нужно для этого синтеза. Вы представляете себе, какова ее роль? Вот если вы с ней начнете что-то делать, вам понятно, на что это тянет? Это не наночипы в сознании, но в каком-то смысле это круче.

Сообщив эту краткую информацию, я вынужден заняться не увлекательными подробностями работы различных рибонуклеиновых кислот, чем в связи с ковидом я занимаюсь уже несколько месяцев, а гораздо более скучными вопросами, позволяющими раскрыть детали той затеи, которую по-настоящему могущественные силы поручили осуществлять господину Гейтсу и его, прошу прощения, подельникам.

Компания Moderna была основана в 2010 году.

Еще раз вчитайтесь во фразу Гейтса о поддержке им развития платформы РНК-вакцин в течение почти десятилетия.

Эта поддержка породила создание Moderna.

На сайте компании Moderna (а не в фантазиях конспирологов) прямо сказано: «Добро пожаловать в Moderna. Мы верим, что мРНК — это „программное обеспечение жизни“…»

Значит, работать предлагают с программным обеспечением жизни. Чьей? В том числе и людей.

Итак, Moderna занимается мРНК по заданию Гейтса и его могущественных компаньонов (Гейтс сам говорит о том, что поддерживает благодетельную фармакологию на основе мРНК — и сам самостоятельно, и при помощи знакомой нам CEPI, где укоренились разного рода любители трансформационных биологических событий).

Вот что говорит Гейтс: «Один, еще один последний способ — и он новый и многообещающий — это так называемая РНК-вакцина. С РНК и ДНК вместо того, чтобы помещать форму — вирус в клетку, вы помещаете инструкции в код, чтобы сделать эту форму. Так что фонд Гейтса совместно с большим числом партнеров рассматривают эти различные способы. Мы бы никогда не создали новую вакцину быстрее, чем за 5 лет. Однако это срочно и требует невероятного сотрудничества. 7 миллиардов людей должны получить ее. Но я уверен, что хотя бы один из способов создания вакцины даст нам ее в ближайшие 18 месяцев. И мы позаботимся о том, чтобы она была произведена в достаточном количестве и была доступна каждому человеку в мире. Вот как мы собираемся завершить эту пандемию».

И, опять же, не конспирологами, а создателями сайта Moderna сказано, что «миссия Модерны — выполнить обещание науки о мРНК создать новое поколение трансформирующих лекарств для пациентов».

Значит, они работают с мРНК, которая программно обеспечивает жизнь, ради того, чтобы создать трансформирующие лекарства. Не события, а лекарства.

А что такое трансформирующие (или трансформационные) лекарства, призванные кругом облагодетельствовать нашу с вами образину в XXI столетии?

Это не наночипы в сознании. Но, повторяю, это и гораздо реальнее, и намного круче.

https://rossaprimavera.ru/article/41ed8705

Между тем ковидная проблематика, как мы убедились, имеет именно такой судьбоносный характер. Это лежит на весах. Ну, а раз так, то придется заняться судьбоносными проблемами, лишь на первый взгляд являющимися узкопрофессиональными. Начнем сейчас с узкопрофессионального и тут же перейдем к чему-то резко более существенному и имеющему гораздо более общий характер. Но вначале вот это, узкопрофессиональное.

В 1987 году группа японских ученых, возглавляемая выдающимся молекулярным биологом Ёсиздуми Исино, столкнулась при изучении бактерии кишечной палочки (по латыни она именуется Escherichia coli — сокращенно E. coli) с тем, что в геноме этой бактерии есть повторяющиеся элементы, разделенные неповторяющимися последовательностями.

В 1989 году ученые, соратники Исино, опубликовали статью, в которой осмыслили существенность обнаруженного явления и его несводимость к тому частному случаю, который ими исследовался.

Микробиологи обсуждают, были ли тут японцы первооткрывателями или нечто аналогичное чуть раньше было обнаружено учеными из Калифорнийского университета в Беркли, работавшими вместе со своими шотландскими коллегами. Но все микробиологи согласны в том, что наиболее весомый вклад в изучение обсуждаемого нами феномена повторяемости внес испанский микробиолог Франсиско Хуан Мартинес Мохика.

Франсиско Мохика занимался не изучением генома бактерий кишечной палочки, как его японские предшественники, а изучением не имеющих ядра одноклеточных организмов, именуемых археями. Он изучал геном средиземноморских архей под названием Haloferax mediterranei. Галофераксы относятся к группе галофильных архей, которые формируют очень мощные популяции микробов в гиперсоленых средах, таких как части Средиземного моря или Мертвое море.

Изучая своих средиземноморских галофераксов, Франсиско Мохика установил, что они, как и изучаемые японскими коллегами кишечные палочки, содержат в геноме (который у них очень сильно отличается от генома кишечной палочки) сходные загадочные повторы. Мохика изумился этому. Мол, как же так, повторы-то совершенно сходные, а организмы очень разные.

Изумившись, Мохика предположил, что такие одинаковые повторы у очень разных микроорганизмов должны выполнять какую-то важную функцию. Он назвал эти повторы «короткие регулярно расположенные повторы» — short regularly spaced repeats (SRSRs).

Между тем ковидная проблематика, как мы убедились, имеет именно такой судьбоносный характер. Это лежит на весах. Ну, а раз так, то придется заняться судьбоносными проблемами, лишь на первый взгляд являющимися узкопрофессиональными. Начнем сейчас с узкопрофессионального и тут же перейдем к чему-то резко более существенному и имеющему гораздо более общий характер. Но вначале вот это, узкопрофессиональное.

В 1987 году группа японских ученых, возглавляемая выдающимся молекулярным биологом Ёсиздуми Исино, столкнулась при изучении бактерии кишечной палочки (по латыни она именуется Escherichia coli — сокращенно E. coli) с тем, что в геноме этой бактерии есть повторяющиеся элементы, разделенные неповторяющимися последовательностями.

В 1989 году ученые, соратники Исино, опубликовали статью, в которой осмыслили существенность обнаруженного явления и его несводимость к тому частному случаю, который ими исследовался.

Микробиологи обсуждают, были ли тут японцы первооткрывателями или нечто аналогичное чуть раньше было обнаружено учеными из Калифорнийского университета в Беркли, работавшими вместе со своими шотландскими коллегами. Но все микробиологи согласны в том, что наиболее весомый вклад в изучение обсуждаемого нами феномена повторяемости внес испанский микробиолог Франсиско Хуан Мартинес Мохика.

Франсиско Мохика занимался не изучением генома бактерий кишечной палочки, как его японские предшественники, а изучением не имеющих ядра одноклеточных организмов, именуемых археями. Он изучал геном средиземноморских архей под названием Haloferax mediterranei. Галофераксы относятся к группе галофильных архей, которые формируют очень мощные популяции микробов в гиперсоленых средах, таких как части Средиземного моря или Мертвое море.

Изучая своих средиземноморских галофераксов, Франсиско Мохика установил, что они, как и изучаемые японскими коллегами кишечные палочки, содержат в геноме (который у них очень сильно отличается от генома кишечной палочки) сходные загадочные повторы. Мохика изумился этому. Мол, как же так, повторы-то совершенно сходные, а организмы очень разные.

Изумившись, Мохика предположил, что такие одинаковые повторы у очень разных микроорганизмов должны выполнять какую-то важную функцию. Он назвал эти повторы «короткие регулярно расположенные повторы» — short regularly spaced repeats (SRSRs).

Итак, Мохика обнаружил в 1993 году наличие так называемых CRISPR-кассет, то есть блоков, состоящих из повторяющихся шпилек. Такие повторяющиеся CRISPR-кассеты чередуются так называемыми спейсерами, то есть уникальными, неповторяющимися вставками, каждая из которых имеет примерно такую же длину, как CRISPR-кассета.

К подобным кассетам примыкают кластеры совокупности генов, именуемые Cas.

Обнаружив все это, Мохика не удовлетворился частными сопоставлениями, а начал анализировать то, насколько общим является обнаруженное им CRISPR-Cas.

Начиная с 1995 года, Мохика раз за разом обнаруживал аналогичные загадочные повторы у самых разных микроорганизмов. Однако поначалу ему была непонятна функция этих повторов — что, собственно, они должны делать?

Работы Мохики вдохновили очень многих ученых на изучение того явления, которое, как выяснилось, носит далеко не частный характер.

В 2002 году голландские ученые сначала назвали обнаруженное общее явление повторов — CRISPR (помните, Янсен?), а потом указали на то, что к этим повторам примыкают ассоциированные Cas-гены, вот эти совокупности генов.

К 2005 году было доказано, что CRISPR-Cas имеет прямое отношение к иммунитету у одноклеточных.

В 2007 году были получены экспериментальные доказательства того, что обнаруженное CRISPR-Cas имеет решающую роль в иммунной системе бактерий.

В 2011 году было получено первое доказательство того, что система CRISPR-Cas может быть перенесена из одного организма в другой. И что при таком перенесении у организма, в который перенесена эта самая CRISPR-Cas, возникает иммунитет против определенных инфекций.

В 2012 году было уже напрямую сказано, что CRISPR-Cas — это новое слово в том, что касается (внимание!) редактирования любых геномов, включая геном человека.

Этим самым редактированием геномов занимались самые разные исследователи. Они предложили различные методы редактирования. И тут важно, какое именно место занимает CRISPR-Cas внутри всей этой совокупности методов редактирования генома.

В 2007 году Нобелевскую премию по физиологии и медицине получили американский генетик Марио Капекки, англо-американский генетик Оливер Смитис и английский генетик сэр Мартин Джон Эванс. Они получили эту премию за изобретение так называемого метода нокаутирования генов, одного из тех методов редактирования генома, которые совершенно необходимо обсуждать все в совокупности в связи с ковидом.

Что такое нокаутирование генов?

Нокаут — это метод молекулярной генетики, при котором из организмов удаляются или делают неработоспособными определенные гены.

Организмы, у которых удален определенный ген, называются нокаутированными. Широко исследуются, например, нокаутированные мыши. И поэтому нет оснований считать, что не может быть нокаутированных обезьян или людей. То есть существ, в которых удалены определенные гены.

Итак, Марио Капекки, Оливер Смитис и Мартин Эванс получили в 2007 году Нобелевскую премию за осуществление этого самого нокаутирования. И с этого началось развитие направления под названием «геномное редактирование» или «редактирование генома».

Для того чтобы осуществить нокаут, нужно сначала прицелиться, а потом нанести удар. В генетике такое прицеливание называется таргетинг генов или таргетирование — от английского слова target — мишень.

Для осуществления таргетинга стволовые клетки эмбриона подвергаются определенным воздействиям, а затем клетки с видоизмененным геном пересаживаются в бластоцисту, то есть в раннюю стадию развивающегося зародыша (это все очень важно, вы скоро увидите, что этим уже буквально занимаются). После чего и возникает химера с измененным целевым геном.

Хочу подчеркнуть, что тут никакой разницы между бластоцистой мыши или бластоцистой любого млекопитающего, включая человека, нет.

Не имея возможности перегружать эту статью подробностями, сообщаю, что обычные методы геномного редактирования связаны с очень сложными разрывами в ДНК — вот как это нокаутирование (надо что-то выбить и так далее). А технология CRISPR-Cas в ее различных модификациях (сейчас обсуждается технология применения CRISPR-Cas9) позволяет отредактировать геном гораздо более просто. Его можно нокаутировать — это сложнее, а можно CRISPR-Cas9 осуществить по отношению к нему — и будет проще. А редактирование все равно будет.

Такое редактирование на основе CRISPR-Cas9 впервые было осуществлено в 2012 году.

А вот в Китае в 2018 году редактирование генома на основе CRISPR-Cas9 было осуществлено очень лихо. Осуществил это редактирование китайский ученый из Южного университета науки и технологий в Шэньчжэне Хэ Цзянькуй. Не он был первооткрывателем возможности редактирования человеческого геномного материала в пробирках. Но он впервые такой отредактированный геном не уничтожил, как полагалось, а подсадил в бластоцисту реальной женщины.

Задачей ученого было отключение того самого гена CCR5, который связан с формированием белка, позволяющего вирусу ВИЧ попасть в человеческую клетку.

25 ноября 2018 года Хэ Цзянькуй сделал следующее заявление:

«Две прекрасные маленькие китайские девочки, которых назвали Лулу и Нана, пришли с плачем в наш мир пару недель назад здоровыми, как и другие дети. Грейс забеременела в результате обычной процедуры искусственного оплодотворения, лишь с одним отличием: сразу после того, как ее яйцеклетки были оплодотворены спермой ее супруга, мы ввели в клетки чуть-чуть белка и инструкции для редактирования генома. Когда Лулу и Нана представляли собой одну-единственную клетку, эта операция устранила портал, через который ВИЧ проникает в клетку, инфицируя людей. Я понимаю, что моя работа вызовет острую дискуссию. Но я верю, что семьи нуждаются в этой технологии, и за них я готов подвергнуться критике».

Вы понимаете, о чем идет речь? Речь идет о том, чтобы осуществить такое редактирование человеческого генома, с помощью которого человек (о, счастье!) уже не сможет заразиться СПИДом. Ну просто не сможет, и всё.

Но если можно осуществить такое редактирование генома, при котором человек не сможет заразиться СПИДом, то почему не попытаться осуществить редактирование генома, с помощью которого человек не сможет заразиться «ужасным ковидом»? Почему в итоге не превратить все человечество в людей, не способных за счет редактирования генома заболеть этим, этим, этим и этим. А потом еще и этим. А дальше — больше… Что произойдет при этом с человеком — отдельный вопрос. Главное, что он не заболеет и не заразит других.

Еще раз обращаю внимание зрителя на то, что когда неоконсерваторы говорят о трансформирующем или трансформационном событии, то они имеют в виду катастрофу, способную отредактировать исторический процесс в нужном для них направлении. Можно даже сказать — отредактировать исторический, социокультурный геном человечества. Таким событием может быть ковид или что-то другое.

Но когда говорят о борьбе с ужасными злоключениями, невесть откуда появившимися, на уровне не человечества, а отдельного человека, то совершенно ясно, что раньше или позже будет сказано о необходимости отредактировать каждый отдельный геном. И трансформационным событием будет названа такая редакция. С помощью чего? С помощью соответствующих лекарств, осуществляющих редакцию генома и потому имеющих название трансформирующие или трансформационные. И сколько бы ни лавировали творцы подобных лекарств, утверждая, что они всего лишь являются прорывными, спасительными, а трансформационными они их называют просто так, по случайности, суть данного «спасения» начинает выявляться все больше.

«Спасение» каждого отдельного человека, способное соткать из таких отдельных микроспасений спасение всего человечества, может осуществляться с помощью трансформации — уже не человечества, а сначала человека, а потом и человечества. Речь идет о трансформации человеческой биологической сути, то есть генома. А осуществлять это должны трансформационные или трансформирующие лекарства, без которых, как без воды, «и ни туды, и ни сюды».

А чего ж вы хотите? Болеть? Гибнуть? Других заражать? Нет, спасение найдено! Мы вас будем трансформировать, ваш геном. А что делать, скажут, если единственная возможность спасти вас от жутких заболеваний, невесть откуда появившихся, — это отредактировать ваш геном? Вы тогда заболеть не сможете. Может быть, вы еще чего-то не сможете, но это вопрос частный. Главное, что вы заболеть не сможете, и будете спасены. То есть окажетесь трансформированы за счет использования трансформационных лекарств и трансформационной медицины, которая залезет в геном.

Мне бы хотелось после такого принципиально важного отступления доразобрать историю с Хэ Цзянькуем и его спасительными трансформациями неких буквально генномодифицированных близнецов, которые должны были стать невосприимчивы к СПИДу.

Эти генномодифицированные близнецы появились на свет божий и получили имена Лулу и Нана. Их так и называют — отредактированные близнецы.

9 января 2019 года, через месяц с небольшим после того, как Хэ Цзянькуй объявил о своих экспериментах, телеканал «Звезда» сообщил о том, что он может понести тяжкое наказание за эти эксперименты: «В Китае смертельную инъекцию могут сделать человеку, чьего преступления никто даже не видел. Речь идет об ученом, которому удалось добиться рождения первых в мире генетически модифицированных детей».

Ранее, 27 ноября 2018 года, на «Первом канале» вышел репортаж о Хэ Цзянькуе и его экспериментах. В репортаже говорилось:

«На свет впервые появились генномодифицированные дети. Нигде в мире подобные опыты с людьми не разрешены, но все понимают, что рано или поздно наука перешла бы эту черту.

Хэ Цзянкуй: Мир пришел к стадии генной модификации эмбрионов. Если не я этим буду заниматься, то кто-то иной продолжит исследования.

Ведущая: Доктор Хэ исследования держал в тайне от научного сообщества. Университет доктора Хэ поспешил откреститься от него: мол, мы ничего и не знали. А власти КНР отреагировали так.

Официальное заявление Государственного комитета КНР по делам здравоохранения и планового деторождения: «СМИ сообщили о рождении генномодифицированных младенцев с иммунитетом к ВИЧ. Комитет пристально следит за этим фактом. Уже дано поручение Комитету по вопросам здравоохранения провинции Гуандун провести тщательное расследование этого эксперимента».

Сама технология редактирования генома, мягко говоря, не новая. Ее давно используют в селекции агрокультур, а в том же Китае с помощью этой технологии меняют ДНК животных».

30 декабря 2019 года «Вести» подытоживают: «Никто, в конечном счете, не знает, к каким дальнейшим мутациям может привести изменение или удаление одного-единственного гена».

Для генной модификации Хэ Цзянькуй использовал такой инструмент редактирования человеческого генома, как система CRISPR-Cas9, являющаяся своеобразными молекулярными ножницами, с помощью которых можно разрезать ДНК.

Видите, как все просто. Разрезал. Удалил ненужное. Подсадил что-то. Бац — вы спасены… От кого — от себя? И спасены ли?

28 ноября 2018 года на саммите генетиков в Гонконге Хэ Цзянькуй сетовал на осложнения, которые могут возникать при редактировании генома такими способами. Он, мол, хотел воссоздать такую мутацию в одном из генов, которая защитит от ВИЧ. Однако выяснилось, что эта мутация может повлечь изменения в других генах, где производить мутацию не предполагалось. В частности, он продемонстрировал на слайде, что у клеток, взятых у одной из девочек — Лулу — на стадии, когда это был еще эмбрион, произошла такая дополнительная непредусмотренная, «нецелевая» мутация.

Хэ Цзянкуй заявил: «Этот промах произошел в межгенной области. Хотя мы не можем подтвердить, было ли это унаследовано или произошло в результате редактирования. Согласившиеся на процедуру были проинформированы о риске существования одного потенциального промаха. И они решили провести имплантацию».

Многие представители научного сообщества выступили в адрес Хэ с резкой критикой. Ученые отмечают, что если посмотреть на данные, представленные Хэ, то видно, что он не создал мутацию гена CCR5, в точности повторяющую естественную, которая встречается в Северной Европе. Он создал некое подобие. К каким последствиям приведет этот «подобный» ген, не знает никто. Хэ не проверял на устойчивость к СПИДу ни Лулу, ни Нану, ни даже другие эмбрионы, отредактированные подобным образом. Так что есть ли эта устойчивость к СПИДу — неизвестно. А вот редактирование генома уже есть.

На саммите в Гонконге Хэ заявил, что только что передал свою статью, описывающую проделанную им работу, в научный журнал. Однако эта статья так и осталась неопубликованной. Тем не менее часть научного сообщества сумела с ней ознакомиться.

3 декабря 2019 года в журнале MIT Technology Review вышла статья Антонио Регаладо, который является в этом журнале старшим редактором по биомедицине. В статье Регаладо представлен анализ и критика неопубликованной статьи Хэ, которую Регаладо читал, а также приведены цитаты из этой статьи. В частности, в критической статье говорится, что, хотя члены команды Хэ ожидали, что (цитирую) «эти правки придадут устойчивость к ВИЧ, сводя на нет активность гена, они не могут знать наверняка, потому что правки „похожи“, но не идентичны дельте 32 CCR5, мутации, которая происходит в природе. Более того, только один из эмбрионов имел правки для обеих копий гена CCR5 (по одному от каждого родителя)». В случае другого эмбриона «был отредактирован только один [имеется в виду ген одного родителя], давая в лучшем случае частичную устойчивость к ВИЧ».

В статье приводится мнение исследователя Хэнка Грили, который заявляет по поводу эксперимента, осуществленного Хэ: «Успешность» здесь сомнительна. Ни у одного из эмбрионов не удалились все 32 пары оснований в CCR5 — мутация, известная по миллионам людей. Вместо этого эмбрионы/возможные дети получили новые вариации, последствия которых не ясны. Кроме того, что означает «частичная устойчивость» к ВИЧ? Насколько частичная? И было ли этого достаточно, чтобы оправдать перенос эмбриона с геном CCR5, никогда не встречавшимся у людей, в матку для возможного рождения?»

В данных, приложенных к неопубликованной статье Хэ, приведены таблицы, которые он ранее продемонстрировал на конференции. Как отмечает MIT Technology Review, на этих таблицах показаны хроматограммы или считывание последовательностей ДНК, обнаруженных в эмбрионах и тканях рождения близнецов (пуповина и плацента), когда эта группа пыталась выяснить, какие изменения реально произошли с геном CCR5.

Некоторые исследователи, — например Киран Мусунуру, ассоциированный профессор кардиоваскулярной медицины и генетики из Пенсильванского университета, автор сопроводительной статьи в MIT Technology Review, — убеждены: приведенные Хэ данные ясно показывают, что эмбрионы являются «мозаичными», то есть разные клетки эмбриона были отредактированы по-разному.

Задолго до всяких там CRISPR-Cas и прочих таргетирований было обнаружено явление под названием апоптоз, то есть клеточное самоубийство.

В двух словах — было обнаружено, что клетка рассматривает двуцепочечные разрывы, которые делают эти умники, как очень опасное событие. И в ответ на него запускает этот самый апоптоз. Ведь двуцепочечные разрывы могут происходить не только по причине таргетирования генома всякими там CRISPR-Cas. Они могут возникнуть, например, в результате действия радиации.

Клетка может осуществить апоптоз. А может начать лихорадочно склеивать разорванные концы ДНК. Причем склеивать очень быстро и как попало. Тогда на месте разрыва возникает мутация в виде пропуска, именуемого делеция, или избытка, именуемого инсерция.

Всё это вместе может породить полную поломку генома.

Хэ Цзянькуй считал, что в клетках человека произойдет то, что происходит, например, в клетках дрожжей. То есть что после разреза и изменения начнется точный ремонт на основе существующего образца ДНК.

Но в клетках человека этот ремонт происходит совсем не так безупречно, как в клетках дрожжей. Его место зачастую заменяет срочный аварийный ремонт, который очень неточен. Именно поэтому Хэ Цзянькуй не сумел отредактировать геном близнецов так, как было задумано.

Но это не остановило последователей Хэ Цзянькуя. Группа исследователей из Гарварда под руководством Дэвида Лю предложила новый способ редактирования генома. Он называется праймированное редактирование.

Ученым удалось добиться нужной мутации элемента Cas9. После этой мутации ножницы Cas9 могут разрезать только одну цепочку ДНК.

Молекулу-гид гарвардские ученые удлинили. И добавили в нее последовательность, которая вызывает алгоритм починки разрыва.

Одновременно к белку Cas9 пришили праймер. Отсюда и термин «праймированное редактирование генома».

И хотя все это по-прежнему остается достаточно опасным в силу невозможности точного спаривания РНК с генетическим банком, расположенным в ДНК, ученые настаивают на том, что опасность теперь стала меньше, что риск нежелательных мутаций снижен. На уровне эксперимента ученые уже смогли справиться с рядом заболеваний на уровне редактирования генома… Ждите лекарств и операций.

В конце 2019 года Джон Коэн, американский корреспондент из журнала Science, захотел встретиться в Москве с человеком, который именует себя последователем Хэ Цзянькуя. Этого человека зовут Денис Ребриков. Он является заведующим лабораторией геномного редактирования Научного центра акушерства, гинекологии и перинатологии им. В. И. Кулакова.

Ребриков сообщил о том, что он хочет отредактировать геном, исправив наследственную глухоту. И что он решил согласовать эксперимент в Минздраве.

30 декабря 2019 года Ребриков заявил в программе «Вести»: «Существуют пары уже с заболеванием, например, глухота или карликовость, у которых все дети будут с таким же заболеванием. И тогда единственный способ, чтобы ребенок родился обычным — это исправить мутацию, починить».

Уже проходят клинические испытания отредактированных стволовых клеток крови. Испытания осуществляются для того, чтобы резко продвинуться в терапии рака и СПИДа.

Американская компания Netflix выпустила четырехсерийный документальный фильм «Неестественный отбор» (пародируется дарвиновское «естественный отбор»). В фильме обсуждается всё, что касается редактирования человеческого генома. В трейлере к фильму сказано: «Сколько инъекций вы себе сделали? Теперь мы сами распоряжаемся своими судьбами. Если ты действительно играешь дальше, то тебе все равно, что думают другие люди».

Что же касается редактирования генома растений или генома животных, то тут всё разворачивается полным ходом. И чемпионом в том, что касается этого направления, на котором базируется вся индустрия ГМО (ГМО — это генномодифицированный — или отредактированный — организм), является та самая компания Monsanto, которую мы обсуждали в связи с господином Гейтсом.

https://rossaprimavera.ru/article/53e6cb88

Пока я лишь обращу внимание зрителя на то, что Вернер фон Браун действительно был неформальным лидером, идеологически координировавшим нацистов, переехавших в США, и близкие к этим нацистам группы, включая элитных американских немцев. И что речь шла о полномасштабном переносе слегка отредактированной миссии рейха на Соединенные Штаты.

Мое сугубо субъективное мнение состоит в том, что самым человечным и не оголтелым в этой компании был писатель Олдос Хаксли. И что этот писатель в своем сочинении «О дивный новый мир» озвучивал то, что на полном серьезе обсуждалось членами его дарвинистско-генетического семейства. Притом что ученые, входившие в это семейство, не антиутопиями занимались, как их родственник Олдос, не мистикой увлекались и не наркотики нюхали, а наступательно осуществляли то, о чем болтал их артистический родственник. Дух семейства Хаксли — это очень важное слагаемое в том, что касается порабощения человечества с помощью редактирования человеческого генома.

С одной стороны, я не считаю возможным делать какие бы то ни было выводы из того, что сэр Джулиан Хаксли был выпускником Университета Райса. Потому что у каждого университета есть очень разные по своей ориентации выпускники.

С другой стороны, обсуждаемый мною сюжет с участием сотрудников Университета Райса в крайне сомнительных экспериментах, явно имеющих отношение к антиутопиям Олдоса Хаксли (то есть выращиванию людей в инкубаториях, делению их на генетические касты, разведению низкоорганизованных людей-эпсилон, программированию людей на выполнение определенного вида работ и так далее), не позволяет мне совсем уж вывести за скобки связь Университета Райса с семейством Хаксли.

После защиты Дим работал в Гарвардском университете.

Потом он шесть лет — с 1996 по 2002 год — работал сначала ассистентом, а затем доцентом кафедры химической технологии Калифорнийского университета, расквартированного в Лос-Анджелесе.

В 2002 году он стал профессором в Университете Райса.

Дим является профессором биохимической и генетической инженерии и одновременно профессором физики и астрономии в этом, подробно нами обсужденном, университете.

В 1999 году журнал MIT Technology Review Массачусетского технологического института назвал Дима одним из 100 лучших молодых ученых США, заслуживающих того, чтобы их называли новаторами.

Интересно, что в настоящий момент на сайте Университета Райса все страницы с упоминанием Дима удалены. Но они есть в веб-архиве, и с ними можно ознакомиться. Так вот, согласно информации, которая ранее была размещена на сайте Университета Райса, группа профессора Майкла Дима работала в целом ряде направлений, занимаясь и иерархическим подходом к молекулярной эволюции белка, и системой эффективности вакцин, и методами формирования иммунной системы, и термодинамической теорией эволюции, и прочими продвинутыми исследованиями.

Хронику обзора» и так далее.

В одном из выпусков «Хроники высшего образования» профессор Дим так объясняет причины своего перехода из Калифорнийского университета в Университет Райса (прошу внимательно прислушаться к каждому слову). Дим сообщает: «Я переехал в Райс, потому что он продвигает междисциплинарные исследования, особенно в области биомолекул. Он находится очень близко к Техасскому медицинскому центру, поэтому Райс и медицинский центр активно сотрудничают, что может привести к постановке перед нами новых задач».

Итак, из уст этого самого работника Университета Райса, прямого вдохновителя Хэ Цзянькуя, мы узнаем, что Университет Райса очень близок к Техасскому медицинскому центру. А что это за центр?

Техасский медицинский центр — это конгломерат больниц и исследовательских центров, принадлежащих нескольким десяткам различных институций, включая университеты, колледжи, штат Техас и министерство по делам ветеранов США. Это очень большая институция. Центр имеет свой совет директоров, руководство и консультативный совет директоров, в который входят представители составляющих медицинский центр учреждений.

25 марта 1942 года помощник генерального прокурора США Турман Арнольд объявил, что Фариш вместе с другими сотрудниками Standard Oil и смежных компаний признал себя «неоспаривающим» в уголовных судах Ньюарка, штат Нью-Джерси, преступные сговоры с нацистским правительством Германии.

Повторяю — это сделал помощник генерального прокурора США в 1942 году. Что именно? Он объявил, что сам Фариш признал себя «неоспаривающим» в уголовных судах Ньюарка, штат Нью-Джерси, преступные сговоры с нацистским правительством Германии. Фариш сам это признал.

В рамках сделки о признании вины обвинения были сняты и с Фариша, и с его подельников, потому что Standard Oil выполнил требования правительства США в части, касающейся немецких патентов Standard Oil, и заплатил штраф в 50 тысяч долларов.

Уильям Стэмпс Фариш был оштрафован на 1000 долларов США. Аналогичные штрафы (каждый из которых не превышал пяти тысяч долларов) были наложены на различные филиалы Standard Oil и ее дочерние компании.

А спонсорами Хьюстонского университета в целом — а значит, и столь дорогого сердцу Майкла Дима Техасского медицинского центра, частью которого является медицинский факультет Хьюстонского университета, — является ныне компания Exxon Mobil Corporation.

Эта компания появилась в 1999 году в результате слияния компаний Exxon и Mobil.

В свою очередь, компания Exxon возникла в 1972 году в результате слияния уже знакомой нам Humble Oil Co. и Standard Oil Company of New Jersey, то есть в результате слияния двух компаний, ранее руководимых Уильямом Стэмпсом Фаришем — человеком, официально признанным виновным в нацистских преступлениях по причине своей особой связанности — с кем? Со все той же IG Farbenindustrie.

Впрочем, дело не в названии, а в том, что Майкл Дим очень хорошо укоренен в Хьюстонском университете и в Техасском медицинском центре. И что Дим и товарищ Хэ Цзянькуй очень близки. При этом Дим — ведущий, а Хэ Цзянькуй — ведомый.

Это исследования в сфере глобальных вызовов человеческому здоровью, исследования в сфере создания новых инструментов, позволяющих производить вакцины, в сфере эволюции вирусов, в сфере эпидемиологии, в сфере особых методов кластеризации, в сфере борьбы с лихорадкой Денге и, наконец — last but not least (последнее по счету, но не по важности) — в той самой сфере CRISPR, которую мы подробно описали, и которая была использована товарищем Хэ Цзянькуем по рекомендации господина Майкла Дима.

Кстати, еще одно место работы господина Дима — американский институт медицинской и биологической инженерии. Одним из основателей этой организации является господин Шу Чиен, который родился в Пекине и вырос в Шанхае.

Господин Чиен родом из королевской семьи Цянь Лю, которая в древности царствовала в одном из китайских королевств. Родственники господина Чиена занимали очень высокое положение в докоммунистическом Китае. А потом и этот господин, и его родственники бежали на Тайвань, где опять же занимали очень высокое положение.

Вопрос о том, кто является настоящим субъектом, который через посредников, таких как Дим, руководил преступной затеей товарища Хэ Цзянькуя, требует отдельного обсуждения и отдельной доказательной базы. Но то, что Майкл Дим и Хэ Цзянькуй занимались вместе, например, исследованиями вирусов гриппа, несомненный факт, отраженный в публикациях Университета Райса.

Хэ Цзянькуй, защитив докторскую под руководством Майкла Дима, вернулся в Китай. Но свою лабораторию в Южном университете науки и технологии в Шеньчжене товарищ Хэ Цзянькуй, который к этому моменту был еще и хозяином двух генетических компаний, организовал вместе со своим учителем Майклом Димом. И это неопровержимый факт.

27 ноября 2018 года на сайте Китайской интернет-компании Sina Corporation выходит статья, в которой описано становление Хэ Цзянькуя как ученого. Помимо Майкла Дима, как сказано в статье, у Хэ Цзянькуя есть еще один американский учитель и покровитель — это некий Стивен Куэйк, который, как говорится в статье, действительно открыл Хэ Цзянькую дверь в новый для него мир биомедицины.

Стивена Куэйка опекал лауреат Нобелевской премии по физике Стивен Чу, который был министром энергетики США при Бараке Обаме.

В 2016 году господин Чу подписал письмо с призывом к Гринпис, ООН и правительствам всего мира прекратить борьбу с генетически модифицированными организмами.

Казалось бы, какое отношение этот господин, занятый физикой и получивший Нобелевку за создание методов охлаждения и улавливания атомов лазерным лучом, имеет к генномодифицированной продукции? И о каком письме идет речь?

В 2016 году 107 нобелевских лауреатов зачем-то подписывают коллективное письмо, в котором говорится не о будущем человечества, а о том, что определенная генномодифицированная продукция (речь идет о так называемом «золотом рисе») может сократить дефицит витамина А, вызывающий слепоту и смерть у детей в развивающихся странах и потому недопустима борьба с этой продукцией под лозунгом вредности ГМО.

Никто и не скрывает того, что нобелевские лауреаты не стихийно возгорелись желанием защищать определенную генномодифицированную продукцию — что и мелко для них, и странно. И что их к этому побудили некие организаторы кампании по защите этой продукции. И что организаторами этой кампании являются конкретные лица — Ричард Робертс и Филипп Шарп.

Ричард Робертс и Филипп Шарп получили Нобелевскую премию в 1993 году за открытие, независимо друг от друга, прерывистой структуры гена.

О какой прерывистости идет речь?

Первый этап считывания генетической информации именуется транскрипция. На этом этапе последовательность важнейших слагаемых ДНК, этого хранителя генетической информации, переписывается в такую же последовательность этих слагаемых у РНК, которая должна передавать информацию от ДНК к фабрикам белка.

При исследовании этого первого этапа выяснилось, что формируемый на нем первичный транскрипт, в который вписывается всё, что содержится в ДНК, отличается от зрелой матричной РНК, в которой остается только самое нужное для будущего производства белка. Это «самое нужное» американский молекулярный биолог Уолтер Гилберт назвал экзоном. Он же назвал как бы ненужное, то есть удаляемое из зрелой матричной РНК, — интроном.

Наличие совокупности экзонов и интронов называется прерывистостью или мозаичностью гена.

В процессе превращения первичного транскрипта в зрелую РНК имеет место вырезание определенных слагаемых и склеивание того, что осталось после этого вырезания. Наиболее часто этот процесс происходит при созревании (то есть превращении в зрелую) матричной РНК, представляющей для нас особый интерес в связи с деятельностью гейтсовской компании Moderna, которая как раз этими матричными РНК и занята. При этом из незрелой матричной РНК удаляются интроны, которые не кодируют белок. После удаления экзоны, кодирующие белок, определенным образом склеиваются. Именно так незрелая протоматричная РНК превращается в ту зрелую матричную РНК, с которой считываются (транслируются) некие коды, запускающие производство белка клетки. Эту зрелую матричную РНК Гейтс и его компания хотят использовать для создания вакцины, спасающей человечество от ужасного ковида.

Но вернемся к Шарпу и Робертсу. Шарп и Робертс в 1977 году показали, что интроны извлекаются из незрелой матричной РНК с помощью процесса, который назвали сплайсингом, то есть сращиванием или склеиванием. Авторы изучили этот процесс, пришли к определенным выводам.

Спросят: «Ну и что? Разве это плохо?»

Нет, это не плохо, это замечательно. Совершенно недопустимо демонизировать эту выдающуюся исследовательскую работу. Но столь же недопустимо демонизировать работы по открытию структуры атома и ядерных реакций, которые в итоге породили ядерное оружие. Использование сплайсинга вполне может породить то, что по своей сокрушительности будет сильно превышать сокрушительность ядерного оружия. А может породить и нечто иное, крайне необходимое, полезное.

Но главное — при чем тут странная по характеру и чересчур мелкая по сравнению со статусом ученых поддержка какого-то «золотого риса», какого-то отдельного ГМО? Эйнштейн поддерживал бомбардировки Хиросимы и Нагасаки? Нильс Бор это поддерживал? Кто-то из ядерщиков писал коллективное письмо в защиту нанесения ядерных ударов по таким-то городам с помощью такого-то оружия? Мол, хорошо бы долбануть нейтронной бомбой туда-то и туда-то, чтобы… чтобы что? Чтобы витамина А стало больше… Кто-то из маститых химиков такого же нобелевского ранга поддерживал применение во Вьетнаме уже обсуждавшегося нами Agent Orange?

А тут-то мы имеем дело с чем-то совсем уж странным — с очень небезусловным и при этом достаточно мелким начинанием под названием «поддержка золотого риса». Что за странность-то такая?

Who is мистер Робертс?

Ричард Робертс — главный научный сотрудник компании New England Biolabs (NEB), очевиднейшим образом поддерживающей работы по редактированию генома. Установив это, перехожу к обсуждению самого письма нобелевских лауреатов.

Письмо нобелевских лауреатов было опубликовано в газете The Washington Post 30 июня 2016 года. В нем говорится (цитирую): «Научные и регулирующие органы по всему миру неоднократно и последовательно находили, что сельскохозяйственные культуры и продукты питания, улучшенные с помощью биотехнологии, были настолько же безопасными, если не более безопасными, чем те, которые получены с помощью любого другого метода производства. Никогда не было ни одного подтвержденного случая отрицательных последствий для здоровья людей или животных от их потребления. Неоднократно было показано, что их воздействие на окружающую среду приносит меньше ущерба и является благом для глобального биоразнообразия».

Ну, я тут даже комментировать не буду. Никогда ничего против этого не говорилось, никто против не выступал… Что это значит? Я опять приведу сравнение с ядерной тематикой. Это как если бы было сказано: «Все органы всегда подтверждали, что облучение тем, что извергает из себя ядерное оружие при взрыве, всегда имело чисто благие последствия, никогда на приводило ни к каким повреждениям и резко увеличивало здоровье людей…»

Помимо письма нобелевских лауреатов, The Washington Post в тот же день опубликовала комментарий к этому письму, написанный Джоэлем Ахенбахом.

Ахенбах работает в The Washington Post с 1990 года. Он — очень авторитетный журналист, занимающийся одновременно и освещением научной деятельности, и освещением проблем актуальной политики. Он первым получил право на ведение личного блога в The Washington Post. Поэтому его суждения вполне заслуживают нашего внимания. Хотя бы потому, что в них сформулирована позиция влиятельных групп западного научного и политического истеблишмента.

Мне, кстати, могут сказать, что и господин Левитт был в числе нобелевских лауреатов, подписавших письмо в защиту ГМО, — и чтоό я тогда с ним бьюсь в экстазе? А я не бьюсь в экстазе, я просто подчеркиваю, что господин Левитт является плотью от плоти западного истеблишмента, ее квинтэссенцией, ее таким «лапонькой», белым и пушистым, суперавторитетным. И что когда мнение такого авторитета выбрасывается в помойку, а мнение какого-то Фергюсона оказывается абсолютным вердиктом для всех политиков мира, то, видит бог, это странно.

И с господином Ахенбахом я тоже говорю о том, что если он авторитетен там, то почему же там как-то странно себя ведут, ни с чем никак не соотносясь?

В своем комментарии к письму нобелевских лауреатов Ахенбах утверждает, что (цитирую) «научный консенсус заключается в том, что редактирование генов в лаборатории не более опасно, чем модификации посредством традиционной селекции, и что модифицированные растения потенциально могут принести пользу окружающей среде или здоровью, например, сократить потребность в пестицидах. В докладе Национальных академий наук, инженерии и медицины, опубликованном в мае, говорится, что нет никаких убедительных доказательств того, что ГМО-культуры вызывают у людей недомогание или наносят вред окружающей среде, но также дается оговорка, что эти культуры относительно новые и что преждевременно делать широкие обобщения, как положительные, так и отрицательные, об их безопасности».

Вы вообще понимаете, что здесь написано этим высоким представителем западной респектабельной журналистики, который отстаивает определенные позиции? Здесь написано: с одной стороны, никаких убедительных доказательств того, что ГМО-культуры вызывают что-то плохое, нет, но эти культуры новые, и потому преждевременно делать обобщения, как положительные, так и отрицательные, об их безопасности.

Но тогда скажите: «Мы не знаем, что будет. Мы с напряженной тревожностью и надеждой ждем. Может, будет хорошо, может — плохо». Но ведь не это говорится. Говорится: «Нет никаких угроз здоровью! Но это недавняя вещь, поэтому мы не знаем, что будет».

Джордж Гросс. Столпы общества. 1926

«Практически все зерновые культуры и домашний скот стали продуктом генной инженерии в самом широком смысле; диких коров нет, а кукурузные поля в Соединенных Штатах отражают многовековую модификацию растений посредством традиционного разведения. Генетически модифицированные культуры получили распространение в середине 1990-х годов; сегодня, согласно правительственной статистике, большая часть кукурузы, соевых бобов и хлопка в стране была модифицирована для обеспечения устойчивости к насекомым или устойчивости к гербицидам».

А дальше мы будем модифицировать человека для обеспечения устойчивости к коронавирусу или к чему-нибудь еще. К СПИДу, как уже сделано.

Вот что на письмо ученых ответила одна из активных участниц Гринпис в Юго-Восточной Азии Вильгельмина Пелегрина. Я цитирую. Между прочим, очень интеллигентный текст: «Обвинения в том, что кто-то блокирует генно-инженерный „золотой“ рис, являются ложными. „Золотой“ рис потерпел неудачу как решение и в настоящее время недоступен для продажи, даже после более чем 20 лет исследований. Как признал Международный исследовательский институт риса, не было доказано, что он фактически решает проблему дефицита витамина А. Чтобы было ясно, мы говорим о чем-то, чего даже не существует…»

Я продолжаю цитирование Вильгельмины Пелегрины:

«Корпорации раздувают тему «золотого» риса, чтобы проложить путь для глобального одобрения других более прибыльных генетически модифицированных культур. Этот дорогостоящий эксперимент не дал результатов за последние 20 лет и отвлек внимание от методов, которые уже работают… нужно решать проблему недоедания при помощи более разнообразного рациона питания, обеспечения равного доступа к продовольствию и экологического сельского хозяйства…

Единственное гарантированное решение проблемы недоедания — это разнообразное, здоровое питание. Обеспечение людей настоящей едой на основе экологического сельского хозяйства не только решает проблему недоедания, но и является гибким решением для адаптации к изменению климата.

Мы документально фиксировали сообщества на Филиппинах, которые продолжают выражать беспокойство по поводу использования генномодифицированного «золотого» риса в качестве решения. Безответственно навязывать генномодифицированный «золотой» рис как быстрое решение людям, находящимся на переднем крае, и тем, кто этого не приветствует, особенно когда уже есть безопасные и эффективные варианты».

На основе сообщенных мною сведений зритель, отвергающий избыточный алармизм (а это правильно, избыточный алармизм надо отвергать), может поспешно отмахнуться от всего, что связано с так называемым генным редактированием вообще и подобным редактированием во имя избежания ковидного бедствия в частности. Такой зритель может начать успокаивать себя тем, что осуществление на практике генного изменения людей, зачем-то именуемого генным редактированием, и полностью аналогичного генному изменению растений и животных, уже вошедшему в быт современного человечества, вызвало слишком бурную реакцию отторжения. И что по этой причине нам не следует беспокоиться по поводу возможности мощного развертывания этого проекта. Который, в случае его действительного осуществления, посрамит все скромные затеи доктора Менгеле и его сподвижников.

Но на самом деле всё обстоит намного более тревожно.

https://rossaprimavera.ru/article/d4d61fbd

Для начала я ознакомлю зрителя со статьей, вышедшей 25 марта 2019 года в авторитетной российской газете «Известия».

Интересны заголовок и подзаголовок этой статьи. Заголовок звучит так: «Комфортная антиутопия: как мир примиряется с генной модификацией людей». Вы же видите, что мир не примиряется, заголовок гласит, что именно примиряется. Не менее интересен подзаголовок: «Пять месяцев назад ученые и медики критиковали редактирование генома эмбриона — теперь призывают делиться опытом».

Автор статьи — некий Игнат Шестаков. Об авторе чуть позже. Вначале о проведении автором определенной идеологической линии, причем не абы где, а в авторитетной газете «Известия».

Шестаков сообщает читателю, что опыт товарища Хэ по отключению гена CCR5 вызвал негативную реакцию и что маститые ученые, присутствовавшие на сессии Второго международного саммита по редактированию генома человека в Гонконге в ноябре 2018 года, назвали эксперимент товарища Хэ безответственным и повышающим вероятность смерти от гриппа двойняшек, ставших жертвами этого эксперимента.

«Хайтек» — это издание, учредителем которого, согласно официальным сведениям, является Автономная некоммерческая организация «Иннополис Медиа».

Теперь присмотримся к «Иннополису». Университет «Иннополис» создан для того, чтобы готовить наши отечественные кадры, занимающиеся высокими технологиями.

Вы представьте себе человека, перед которым фактически все блистательные перспективы закрыты. И вдруг этому человеку говорят, что есть возможность прорваться прямо на эти западные высоты. Вы представьте себе, как он к этому относится внутренне. Он уже отчаялся, и вдруг — единственная надежда, единственная возможность! Он впадает в неописуемый внутренний экстаз. Если он этого очень хочет (а такие есть), он носом землю роет, он делает всё, что для этого нужно. Это его единственная надежда вырваться из того, что он рассматривает (и в этом смысле нельзя сказать, что без определенной правомочности), как ад здешний. И вдруг — надежда. Я вдруг «повстречался с надеждой — приятная встреча».

Всё, что происходит здесь, такие наши сограждане бесконечно презирают. И если говорить об этом разряде наших граждан, то чем они посконнее по своему генезису (из нашей отечественной глубинки), тем они сильнее презирают свои истоки, потому что в глубине души они презирают самих себя и всё, что их в этой глубинке окружало. Они, может, и полудикие, но очень цепкие, очень настырные. И они-то не лишены способности обращать в свою веру тех, кто по понятным причинам пребывает в отчаянии от происходящего.

Чем, кроме своих публикаций в «Известиях», знаменит этот самый господин Шестаков, прославляющий преступления Хэ Цзянькуя? Он отрекомендовывается как продюсер «Известий». И в качестве такового вместе с главным редактором журнала Strelka Mag Соней Эльтерман проводил летом прошлого года в деревне Сардаял школу журналистики для местных подростков.

Сардаял — это одна из многих деревень, фактически выкинутых на обочину современной причудливой российской жизни. Ее-то и облюбовали заезжие граждане, Шестаков и другие, обустроенные в этой жизни, в отличие от жителей Сардаяла. И почему-то называющие деревню Сардаял языческой.

Визиты в Сардаял — часть проекта «Кружок», который реализует Strelka Mag и ее компаньоны. Журнал Strelka Mag, руководимый Соней Эльтерман, — это издание института «Стрелка». А институт «Стрелка», отрекомендованный как «институт социальных изменений» (так и хочется сказать трансформаций), был основан в 2009 году филантропом и предпринимателем Александром Мамутом.

Я должен рассказывать зрителю о том, кто такой Александр Мамут? Ну так я скажу два слова. Это — в двух словах — один из крайне успешных членов клуба наших долларовых миллиардеров. У истоков этой известности — определенное советское прошлое. Так, господин Мамут не чужд определенных связей с семейством Леонида Ильича Брежнева. Но главное — он входит в этот клуб долларовых миллиардеров, большая часть которого очень прочно вписана в Запад и считает эту вписанность огромным счастьем и знаком своей, ими обожаемой, избранности.

Сколько же таких «Стрелок» в России — вы не задумывались? А стоило бы. И о названии «Стрелка» стоило бы задуматься. Что за стрелка? Кто с кем выходит на стрелку?

Россия в постсоветский период приняла определенную версию собственного развития. Я затронул эту тему в одной из передач. Некоторые говорят: «Вы в сторону уходите». Да в какую сторону, миленькие? Тут главное заключается в том, идем ли мы в фарватере. Потому что фарватер — это редактирование генов. Согласно этой принятой версии, мы вписываемся в тренд. Еще раз прошу зрителя рассматривать мои длинные размышления по поводу того, чем такое вписывание отличается от советской альтернативности, осуществленные в предыдущих сериях данной передачи, не как обременение или уход от основной темы или не как уклонение от обсуждения постсоветской действительности, а как концептуальное ядро, вне которого всё бессмысленно. Наши тяготы обсуждать бессмысленно, отдельные свойства отдельных фигур обсуждать бессмысленно, происходящее обсуждать бессмысленно. Потому что всё это задается концептуальным ядром под названием «движемся в фарватере».

Наверное, какая-то часть зрителей помнит фильм «Семнадцать мгновений весны». Внутри там бытовала такая, ставшая нарицательной фраза: «Центр — Юстасу». Версия любой спецслужбы состоит в том, что работник этой спецслужбы — героический, умелый, безоглядно готовый делать то, что ему поручают, — это Юстас. И этому Юстасу нужен Центр.

Таким Центром в советское время была очень небезусловная, сильно протухшая, а в конце своего исторического пути крайне двусмысленная Коммунистическая партия Советского Союза. Она выдавала директивы отдельным спецслужбам, которые должны были их выполнять, посылая директивы своим работникам. Это был Центр во всех смыслах этого слова. И он транслировал ведомствам и отдельным работникам некую свою волю. А ведомства и отдельные работники не без справедливости говорили: «Да чего он дурит? Да чего он несет какую-то ахинею? Да чего он там что-то соображает по части каких-то альтернативностей? Да уже ясно. Что мы изобретаем паровоз? Вон там (на Западе) всё как хорошо! Мы там живем, смотрим, у нас установка hate and love — ненавидеть и любить. Так мы же, главное, восхищаемся! Там же всё путем!»

Этот процесс в итоге оказался главным слагаемым низвержения Советского Союза и КПСС. Но вместе с низвержением Советского Союза и КПСС обобщенный Юстас (прошу не путать с огромным количеством работников нашей Госбезопасности, которые честно и героически выполняли свои задания) потерял Центр. И тогда он себе сказал, что Центр именуется «Запад». Что он оттуда будет получать сигналы. Он туда впишется, сам войдет во все структуры, в какие только можно: и в бизнес-структуры, и в масонские ложи, — куда угодно. И это будет единый новый Центр, который его инкорпорирует в себя. И этот новый Центр будет выдавать все сигналы.

Вот он был — идеал. Вот она была — мечта хрустальная.

Но когда вдруг было сказано: «Мои дорогие, кого мы будем вводить в свои структуры? Вас, чтобы породу портить? Вы кто такие? Вы подмандатная территория. Вы лузеры, проигравшие холодную войну. Пшли вон!» — вот тут возникло некое оскорбление. Как так? То есть кто-то сказал: «Да ладно, пусть говорят — не важно. Все равно надо двигаться в ту сторону, и двигаться». А кто-то: «Это что еще за слова? Да это что ж такое?»

Возникли бессмысленные отчасти атавизмы советской эпохи, которые, так сказать, уже не имели никакого отношения к действительности. Процесс шел своим путем. Он был направлен на то, чтобы вписываться. Чтобы здесь были все «байеры», все «майкрософты». «Ура! Пришли! Давай, затягивай! Кто еще? Monsanto? Замечательно! Гейтс — великий человек! На что ориентируемся? На то, что у них! Кто не ориентируется — тот идиот!»

https://rossaprimavera.ru/article/f19a59b0

Если мы вписываемся в тренд, то надо отдавать себе отчет, что раньше или позже неприкосновенность человека при движении в этом тренде будет отменена полностью. И вам скажут:

«А что делать? Люди страдают от определенных заболеваний. Редактирование генома позволяет эти заболевания излечивать. Ну да, создаются новые проблемы. Они тоже будут решены.

Это вроде как машина

«Скорой помощи» идет,

Сама режет, сама давит,

Сама помощь подает.

Кроме того, налицо новая реальность. А этой реальности нужны такие-то и такие-то люди. Пусть и на основе отредактированного генома. И, собственно, почему вы протестуете против того, чтобы человек приводился в соответствие с этой реальностью?» — скажут нам.

Вам что, греют сердце вопли советского поэта Вознесенского: «Все прогрессы реакционны, если рушится человек»? А вы не помните, как этот поэт охаивал собственные произведения типа «Лонжюмо» и всю советскую действительность, в рамках которой такой тезис имел хоть какой-то смысл?

Однажды, став зрелей, из спешной

повседневности

мы входим в Мавзолей, как в кабинет

рентгеновский,

вне сплетен и легенд, без шапок, без прикрас,

и Ленин, как рентген, просвечивает нас…

А еще там:

И Ленин отвечает.

На все вопросы отвечает

Ленин.

Что, Вознесенский сохранил этот вектор в постсоветский период? И что, вы хотите сказать, что режиссер фильма «Мертвый сезон» по своей направленности постсоветской, да и не только постсоветской тождествен товарищу Абелю? И вы хотите сказать, что я перечислил отдельные примеры, а не мегатренд?

Так откуда теперь-то возьмется: «Все прогрессы реакционны, если рушится человек»?

«Это совковые дела, — скажут вам, — коммунистическое «му-му» проигравшее. Или, — скажут вам, — вы, ха-ха-ха, верите, что человек — венец творенья, в нем есть искра Божья? Ну так отправляйтесь блюсти эту искру в какие-нибудь очаги отстойного фанатизма. И ждите, пока к вам не придет эта самая новизна и не возьмет вас за горло. И пока ваши дети не заорут: «Хотим в эту новизну!»

Во-первых, надо до последнего поддерживать все силы, которые будут сдерживать попытки навязать человечеству антиутопию представителя рода Хаксли в виде «светлого», и, увы, уже реального «идеала». Пусть эти силы будут консервативны или ультраконсервативны — плевать, их надо поддерживать, если они мешают реализовать утопию Хаксли, она же генное редактирование, она же генно-модифицированное человечество и все прочее, эпсилоны и так далее. Их все равно надо поддерживать.

Во-вторых, надо понимать, что биологическая война — это реальность. И что без работ на переднем крае современной науки мы обречем себя на абсолютное уничтожение. Поэтому сказать этой науке: «Сгинь, морок, мерзость!» — мы не имеем права. Есть разница — и надо понять эту разницу — между восторженными сюсюканиями по поводу реализации утопии Хаксли и тем пещерным отрицанием научно-технического прогресса, при котором отрицающие будут беспощадно разгромлены.

В-третьих, надо понимать, что все консервативные и ультраконсервативные силы или окажутся чуть раньше или чуть позже раздавлены, или превратятся в двусмысленного партнера тех, кто намерен воплотить в жизнь антиутопию Хаксли. Вот это тоже надо понимать — что поддерживать-то это надо, и если это хоть чуть-чуть замедлит процесс «хакслизации», то уже слава богу. Но что финал-то будет таков, и он уже начинает оформляться на наших глазах.

В-четвертых, единственное, что не консервативным (то есть тупиковым), а иным образом может дать ответ ревнителям генетического редактирования человека и человечества — это теоретические и практические шаги в сторону реального использования резервных возможностей человека. Резервных возможностей немодифицированного человека. Которые в миллион раз превышают все, что могут дать генетические или любые другие технократические потуги.

В-пятых, этим и должен был заниматься Советский Союз. В этом и должна была быть суть настоящего коммунизма. И если хотите знать мое мнение, только этим мне этот коммунизм и дорог. В какой-то степени в Советском Союзе этим занимались, но вопиющим образом недостаточно. Потому-то Союз и рухнул.

В-шестых, заявив о необходимости дальнейшего движения России и человечества в том направлении развития резервных человеческих способностей, которое одно только и может спасти от наползающей на мир ультранацистской технократической чумы, я намерен лично посвятить этому и финальную часть своей жизни, и все усилия своих продолжателей и преемников. И потому я веду данную передачу из того места, где нахожусь, а не из своего московского офиса.

Что же касается правительственных программ, журналов «Хайтек», разного рода «Иннополисов» или Сколково, то их обсуждение допустимо для меня только потому, что зритель всё время спрашивает: «А как же мы? Вы что-то всё про них, а про нас когда же?»

Про нас — это про кого? Это про кого? Пока зритель не проснется (а это произойдет не сразу, потому что, хотя знания и пробуждают, они ничто в случае, если есть разрыв между знанием и бытием), я не получу прямого ответа на этот элементарный вопрос. Я буду спрашивать: «Про нас — это про кого?», а в ответ будет уклончивое «бе-бе». Но впадать от этого в уныние я не буду и продолжу заниматься теми знаниями, которые не только умножают скорбь, но и содействуют просыпанию.

Я еще раз подчеркну, что бытие отдельно, а знание — отдельно. Но это два отдельных элемента, сложным образом сопрягающиеся друг с другом. Знание способно подтолкнуть к изменению бытия. А изменение бытия способно нарастить знание. И только этим, по моему убеждению, и надо заниматься. И только этим я здесь и занимаюсь, в том числе, и в ходе данных передач, посвященных знанию.

Знание же это таково.

10 августа 2015 года журнал Forbes в статье под названием «Билл Гейтс и 13 других инвесторов вольют 120 миллионов долларов в революционный стартап, занимающийся редактированием генов» сообщает понимающему читателю, что его таки собираются редактировать, и не только за счет относительно мягких матричных РНК, но и с помощью гораздо более однозначного CRISPR. И говорится прямо, что стартап будет заниматься редактированием генов… Наверное, генов табака или свиней?

Николич — бывший член совета директоров компании Schrödinger («Шрёдингер»), работающей на стыке молекулярной биологии и фармацевтики, биотехнологий и металловедения. В свое время его ввели в совет директоров после того, как Гейтс вложился в Schrödinger, о чем сообщила пресс-служба компании в конце 2012 года.

Компания Schrödinger, работающая в США, Европе, Японии, Индии, помогла основать компанию Nimbus Therapeutics, занятую молекулярной терапией. Далее древо создаваемых структур начинает ветвиться. И не только потому, что редакторы генома запутывают следы, но и потому, что им надо постоянно расширять зону, в которой осуществляются их начинания: мРНК, CRISPR и так далее.

Forbes сообщает по этому поводу следующее:

«По утверждению генерального директора Editas Кэтрин Босли, разработка новых методов лечения является новым приоритетным направлением компании. Другие компании, вероятно, уже используют CRISPR-Cas9, чтобы попытаться открыть новые лекарства. Но Editas сосредоточен на генной терапии, на использовании вирусов или других методов доставки белка CRISPR-Cas9 в клетки больных пациентов и редактирования самой ДНК, вызывающей заболевание.

По ее словам, первый проект, который может быть опробован на пациентах, — это лечение врожденного амавроза Лебера 10-го типа, генетической формы слепоты. Она утверждает, что это заболевание — хороший выбор для первой попытки заставить работать CRISPR-Cas9, и потому что именно в глаз легче доставить генную терапию, и потому что она вызвана единственной генетической ошибкой, которая может быть удалена. Переписать гены будет гораздо сложнее, чем сделать простые удаления.

Несмотря на это, заявила Босли, оказалось, что исправить LCA-гены в клеточной культуре оказалось труднее, чем ожидали ученые из Editas. CRISPR просто не мог разрезать в нужном месте, и им пришлось выяснять, как разрезать ДНК в двух местах, чтобы исправить дефектный ген. Она говорит, что ее команда также усердно работает над проектом Juno. Кроме того, Editas взялась за работу над гемоглобинопатией, типом генетического состояния, при котором молекула, которая переносит кислород в эритроцитах, имеет дефекты. Это будет более сложный проект: он будет включать в себя не просто вырезание «орфографической» ошибки ДНК, но и редактирование гена».

Казалось бы, одного этого высказывания госпожи Босли достаточно для того, чтобы констатировать массовое продвижение проектов, связанных с редактированием генома человека и сгруппированных вокруг технологии CRISPR-Cas9. Так ведь нет!

20 декабря 2015 года издание The Wall Street Journal опубликовало анонс нового проекта компании Bayer. Статья называлась «Bayer открывает предприятие со стартапом, занимающимся редактированием генов».

Для того, чтобы значение этого начинания было осознано людьми, далекими от обсуждаемой тематики, мне понадобится короткий исторический экскурс.

В конце 2012 года госпожа Эммануэль Шарпантье, ведущий французский микробиолог и соратница уже упомянутой нами Дженнифер Дудны, предложила группе американских ученых создать компанию CRISPR. В эту группу, кроме Дженнифер Дудны, работавшей в Калифорнийском университете, входили Джордж Черч из Гарвардского университета и его ученик Фенг Жанг из института Броуда, занимающегося генетической проблематикой.

Затем создатели компании CRISPR создали еще три компании: Caribou Biosciences, Inc., Editas Medicine и Crispr Therapeutics AG.

Насчет Caribou Biosciences — всё понятно. Нечто проблемное надо разминать на периферии Карибов.

С тем, что касается Editas Medicine, я уже вкратце ознакомил зрителя.

И вот теперь The Wall Street Journal сообщает нам, что Bayer купил третью из этих структур Шарпантье–Дудны — Crispr Therapeutics. Для чего Bayer это купил? Для того чтобы форсировать все, что связано с редактированием генома.

На следующий день, 21 декабря 2015 года, российская газета «Фармацевтический вестник» перепечатала этот материал под заголовком «Bayer создает совместное предприятие с Crispr Therapeutics».

Совместное предприятие, по заявлению его создателей, будет специализироваться на разработке инновационных лекарственных препаратов для лечения широкого круга заболеваний, в том числе гемофилии, заболеваний сердечно-сосудистой системы у новорожденных и редкой формы слепоты, известной как болезнь Штаргардта (наследственное заболевание, двустороннее симметричное поражение макулярной зоны (центральной зоны сетчатки), появляющееся в молодом возрасте и приводящее к потере центрального зрения). В этих целях компании намерены объединить технологию редактирования генома CRISPR-Cas9, разработанную компанией Crispr Therapeutics, и опыт Bayer в области белковой инженерии.

По условиям соглашения, Bayer приобретет 55% акций американской компании. Временно исполнять обязанности исполнительного директора совместного предприятия будет руководитель Life Science Center компании Bayer Аксель Бушон, а нынешний руководитель Crispr Therapeutics Роджер Новак станет председателем совета директоров.

Издание Xconomy сообщило 21 декабря 2015 года, что сделка Bayer и Crispr Therapeutics «является еще одним примером растущей привлекательности CRISPR-Cas9 для крупных компаний, и за последние два месяца это уже второй альянс, созданный Crispr Therapeutics. В октябре стартап присоединился к Vertex Pharmaceuticals в рамках соглашения о разработке лекарств от муковисцидоза и, возможно, серповидноклеточной анемии. Конкурент компании Crispr Therapeutics — компания Editas Medicine — заключила сделку с Juno Therapeutics для разработки методов T-клеточной терапии. Novartis сотрудничает с еще одним стартапом, занимающимся технологией CRISPR, Intellia Therapeutics.

«Действительно интересно объединить силы наших ведущих технологий, научных достижений и интеллектуальной собственности, — заявил Бушон. — Это может иметь самые серьезные последствия для лечения пациентов с серьезными генетическими заболеваниями, а также для нашего бизнеса».

Дальше — больше.

16 апреля 2020 года журнал Nature Biotechnology публикует статью «Технология выявления SARS-CoV-2 на основе CRISPR-Cas12».

Понятно, о чем идет речь? О том, что ковид будут выявлять и душить на основе технологии уже не CRISPR-Cas9, а более продвинутой Cas12. Об этом уже говорится прямо, что ковид и этот самый CRISPR соединены воедино, спарены. В статье сказано:

«Вспышка бета-коронавирусного тяжелого острого респираторного синдрома SARS-CoV-2 началась в Ухане, Китай, в декабре 2019 года. COVID-19, заболевание, связанное с инфекцией SARS-CoV-2, быстро распространилось, вызывая глобальную пандемию. Мы сообщаем о разработке быстрого (< менее 40 минут), простого в применении и точного анализа бокового потока на основе CRISPR-Cas12 для выявления SARS-CoV-2 из экстрактов РНК из мазка. Мы проверили наш метод, используя искусственные эталонные образцы и клинические образцы от пациентов в Соединенных Штатах, включая 36 пациентов с инфекцией COVID-19 и 42 пациента с другими вирусными респираторными инфекциями. Наш анализ DETECTR на основе CRISPR обеспечивает визуальную и более быструю альтернативу производимому в режиме реального времени анализу RT–PCR американского Центра по контролю и профилактике заболеваний SARS-CoV-2, с точностью положительного прогноза 95% и точностью отрицательного прогноза 100%».

Ученые заявляют, что был (цитирую) «разработан и первоначально проверен тест CRISPR-Cas12 для обнаружения SARS-CoV-2 из выделенной пробы РНК пациента, которая называется SARS-CoV-2 ДНК-эндонуклеазная мишень для CRISPR Trans-таргетинга (DETECTR). Этот анализ одновременно производит обратную транскрипцию и петлевую изотермическую амплификацию (RT-LAMP) РНК, выделенной из носоглоточных или ротоглоточных мазков в универсальной транспортной среде, с последующим обнаружением Cas12 предварительно определенных последовательностей коронавируса, после чего расщепление репортерной молекулы подтверждает факт обнаружения вируса».

Все, это началось.

29 апреля 2020 года журнал Cell (Cell, «Клетка» — один из самых авторитетных и престижных журналов в области молекулярной и клеточной биологии) опубликовал статью, в которой сообщается, что технология уже подготавливается к использованию в качестве рабочего инструмента борьбы с вирусными заболеваниями. Заголовок статьи звучит следующим образом: «Разработка CRISPR является антивирусной стратегией борьбы с SARS-CoV-2 и гриппом».

Антивирусной стратегией!

В резюме к статье указывается: «Пандемия коронавирусной болезни 2019 года (COVID-19), вызванная вирусом SARS-CoV-2, высветила необходимость выработки антивирусных подходов, которые могут быть использованы для борьбы с новыми вирусами при отсутствии эффективных вакцин или фармацевтических препаратов. В настоящей работе мы демонстрируем стратегию на основе CRISPR-Cas13, PAC–MAN (профилактическое противовирусное CRISPR в клетках человека), для ингибирования вируса, который может эффективно разрушать РНК из последовательностей SARS-CoV-2 и живого вируса гриппа A в клетках эпителия легких человека. Мы разработали и проверили CRISPR РНК (крРНК), нацеленные на консервативные (эволюционно стабильные) участки генома вируса, и выделили функциональные крРНК, нацеленные на SARS-CoV-2. Этот подход эффективно снижал нагрузку вируса гриппа (то есть количество вируса. — Прим. ред.) в культурах клеток эпителия органов дыхания. Наш биоинформационный анализ показал, что группа, состоящая всего из шести крРНК, может охватить своим действием более 90% всех коронавирусов. После разработки безопасной и эффективной системы доставки в дыхательные пути PAC–MAN может стать важной стратегией подавления многих коронавирусов».

В статье говорится, что исследование финансировалось при помощи гранта от Управления перспективных исследовательских проектов министерства обороны США. Еще один источник финансирования начинания — Li Ka Shing Foundation из Китая.

Li Ka Shing Foundation — это гонконгская благотворительная венчурная организация. Причем, основанная в 1980 году, когда Гонконг никакого отношения к Китаю не имел, а был в юрисдикции Великобритании.

Фонд реализует свою деятельность и в материковом Китае, то есть на территории, подконтрольной Компартии Китая, и на Тайване — территории, контролируемой врагами Коммунистической партии Китая, и в Японии, и в Индии, и в США, и в Канаде. Его возглавляет давняя подруга Ли Ка Шина — миллиардерша Хой Шуен Чау, также известная как Солина Холли.

Компартия Китая благосклонно относится к деятельности этой и многих других сходных структур. Потому что глобальный тренд, повторю еще раз, по мнению Компартии Китая, надо возглавить. А что касается соприкосновения подобных фондов не только с разведкой Компартии Китая, но и с американскими секретными структурами, то, как говорится, темна вода.

https://rossaprimavera.ru/article/379f7a55

Илья Гращенков, политолог

Есть ли в России социальный договор между властью и народом? Скорее всего, таких договоров много — и все вместе они составляют то самое общественное пространство, в котором мы живем. 2020 год серьезно ударил по этой системе, и многие договоры стали распадаться. Общественная жизнь встала, в воздухе повисло гнетущее чувство, что «никому ничего больше не нужно».

Какое будущее мы хотим видеть хотя бы завтра? Нужна ли России ее творческая и техническая интеллигенция — или страна переходит под тотальный контроль проджект-менеджеров, которым неинтересно ничего, что не укладывается в их показатели KPI?

Жизнь встала, а вот политическое время, наоборот, ускорилось. Система власти начинает пожирать остатки своей же управленческой номенклатуры, попутно окукливаясь и теряя последнее сообщение с внешним миром.

Застой? Пожалуй. Но для нового застоя экономические условия не слишком подходящие, а политические — еще хуже. Система столкнется с самым серьезным для себя вызовом — собственной фрагментарностью и, как следствие, неуправляемостью — уже очень скоро. Происходить это будет в обществе, где новую систему социальных договоров начнут выстраивать не с властью, а с кем-то еще, уже не вертикально, но горизонтально.

https://www.rosbalt.ru/posts/2020/11/23/1874334.html

Илья Чертков, предприниматель

Раньше одним из тезисов в пользу существования системы трудовой миграции из стран СНГ было утверждение, что это выгодно с точки зрения пенсионной системы. Пусть, мол, иностранцы работают, ведь им 1) платят меньше; 2) они не создают нагрузку на пенсионную систему.

Первый пункт протух тогда, когда средняя зарплата гастарбайтера в Москве (59 тысяч рублей в строительном секторе) превысила среднюю зарплату в русской провинции (37 тысяч рублей). Второй пункт протух сегодня:

Россия будет выплачивать пенсии трудовым мигрантам из стран ЕАЭС при наличии необходимого стажа, наработанного в нашей стране. Соответствующее соглашение, подписанное 20 декабря прошлого года лидерами Армении, Белоруссии, Казахстана, Киргизии и России, вступает в силу сегодня.

Под действие этого соглашения в России подпадают: страховая пенсия по старости, инвалидности, по случаю потери кормильца; фиксированная выплата к страховой пенсии, ее повышение или доплата к страховой пенсии; накопительная пенсия.

https://www.rosbalt.ru/posts/2020/11/20/1874114.html

Дмитрий Гудков, политик

Ровно половина фракции ЛДПР в городской думе Хабаровска вышла из партии. 17 из 34.

Как капслоком написал местный депутат Александр Каян, «эти люди не предали ни Сергея Фургала, ни своих избирателей». И пояснил: «Основной мотив — несогласие с политикой регионального отделения ЛДПР».

Ну, про «не предали» можно подискутировать: где они были, когда полиция и суды объявили войну митингующим и журналистам? Но история все равно показательная.

Раньше депутатам важна была лояльность местному начальнику и Путину. Люди, избиратели, в расчет особо не шли. А сейчас, при всех закручивающихся гайках, начальник из ЛДПР Дегтярев потерял свою привлекательность. И ему можно устроить демарш. Потому что когда против весь город, выборы не сфальсифицируешь и бюджетников, как вчера в Екатеринбурге, не нагонишь.

Мы, конечно, посмотрим, куда вступят или нет 17 вышедших из партии депутатов. Но тенденция мне нравится. Так и начинается политика — с попытки понравиться не только начальнику, но и своим избирателям. А уж какие у этого мотивы — вопрос второй. Нам тут нужно ехать, а не шашечки.

https://www.rosbalt.ru/posts/2020/11/23/1874306.html

Почему 25 процентов россиян мечтают навсегда уехать из родных городов

По словам эксперта, последствия предыдущей философии развития привели к образованию моногородов, которых сегодня более 300 из 1115 российских городов. Как правило, в таких городах одно предприятие, на котором работала большая часть жителей. В советское время такая система работала, но после развала Союза она столкнулась с серьезными проблемами. Если градообразующие предприятия по тем или иным причинам банкротятся или закрываются, люди теряют работу и им негде больше реализоваться.

«Одна из задач развития городской среды — это остановить уменьшение численности городов, к которой приводит внутренняя миграция. Когда люди начинают уезжать в региональные столицы, поселения теряют статус города, и такой процесс у нас шел последние 15 лет. Формирование комфортной городской среды, в том числе, должно привести к увеличению количества городов. Но для того, чтобы это происходило, люди должны быть востребованы на малой родине. Понятно, что все переезжают туда, где им хорошо. Вот простой ответ на ваш вопрос: если человек не востребован в городе либо ему приходится жить там с угрозой для здоровья — это не комфортная городская среда», — подытоживает Павел Жбанов.

«Общественная палата неоднократно критиковала подход, заложенный в основу этой методики. Во-первых, она неполная. Например, в ней учитывается количество дорог с ливневой канализацией, но не дорог с тротуарами. Вряд ли можно считать комфортным город, в котором отсутствуют тротуары. Также в рейтинге не учитывается качество оказания коммунальных услуг. А, главное, по мнению ОП, там нет целого ряда показателей, которые делают город привлекательным для жизни. Это наличие социальных объектов, обеспеченность детсадами, школами и больницами, наличие рабочих мест и многое другое», — поясняет Светлана Разворотнева.

https://svpressa.ru/society/article/282135/

Уверяю Вас все иногда совсем не является тем, чем кажется на первый взгляд.

Фирмы зачастую выставляют десятки и сотни объявлений с ценой на 50 тыс дешевле, только чтобы заманить покупателя к себе в офис. Заключить с ним договор на подбор и таки получить с него денег.

Продавая квартиру фирмы зачастую размещают объявления на несуществующие аналогичные по характеристикам квартиры в том же месте по резко завышенным ценам.

Иногда это помогает сделать рыночную оценку для ипотеки повыше и оформить её родимую без фактического первоначального взноса. Но, в большинстве случаев, покупатель оценивая продаваемые аналоги выберет реально существующий вариант, из-за цены на 50-100 тыс ниже.

Выберет фэйковый не беда — затащут в офис уверяя что он(вариант) есть на самом деле, но пока вы ехали за него внесли залог на месяц. И таки предложат взять что есть, еще и дешевле.

И это я еще про чистые завышения не начал рассказывать. Но один пример из свежего приведу — Москва около месяца назад.

Да, до наших далей тоже доходит инфа из первых рук.

Продавец оценивает свою квартиру в 10млн. 2хкомн , более-​менее состояние и место.

Риэлтер выставляет за 14!!! И приходит покупатель, просит скинуть, ему скидывают 200. Просто, человек торопитится продать, и лицо у вас располагающее, так то бы ни в жизнь, и ни копейки, но вам да.

Риэлтер забрала бы себе всю разницу если б могла. Кто мог забирали в ранешние времена, уж не сомневайтесь. Но, на премию в 1(помимо комиссии) от продавца она по всем нормам о порядочности (правда забавно?) она вполне может расчитывать.

И Вы думаете, что она больше так не будет? Да она теперь (если это был первый раз, что конечно не так) только так и будет. Психология ж.

О чем это я? О том , что в ситуации покупки или продажи мы определяем приемлемую для себя цену опираясь на реальную картину, в том виде как она нам представляется. Но реальна ли она? Нет и мы сами покупатели-​продавцы-риэлтеры принимаем посильное участие в этом дальнейшем искривлении. Мы хотим здесь и сейчас «жить лучше других».

https://aftershock.news/?q=node/925073

T34, [20.11.20 15:20]

В прицеле:

— Денис Буцаев.

@russica2 Буцаев возвращается в кресло руководителя Российского экологического оператора, которое покинул в ноябре 2019. Этот кадровый пируэт беспрецедентен в управленческой практике правительства, но решение Мишустина только выглядит парадоксально.

@kremlebezBashennik Буцаев своим возвращением многим обязан поддержке главы Минпромторга Мантурова, который ходатайствовал перед Вайно. Чемезов не возражал, а для строителя МСЗ по сомнительным технологиям Шипелова решение Мишустина — удар поддых.

@oabch Генпрокурор Краснов, по команде которого проводилась проверка РЭО, столкнулся с политическим барьером. Решение Мишустина РЭО обрело второе дыхание. Но Краснов – человек злопамятный, нельзя исключать, что он снова проявит интерес к оператору.

@hellotransfer Трансфер уникальный, Буцаева выгнали с позором через 5 месяцев после назначения. Раньше за «мусором» стояли Гордеев и Кобылкин. После того, как в Минприроды пришёл Козлов, сохранилась интрига. Похоже на многоходовку — РЭО скоро исчезнет как вид.

@oreshkins С этим назначением есть серьёзный аппаратный нюанс. Приказ подписал Мишустин. Новый министр природных ресурсов Козлов никак не учавствовал в этом гамбите. Буцаев на этом фоне выглядит аппаратно и политически окрепшим.

@provibory Первый замгубернатора Белгородской области, бывший врио Буцаев психанул и в команде Гладкова работать не захотел. Да и губернаторских амбиций его лишили внезапно и не вовремя.

@SBelkovskiy Стоило Михаилу Меню переночевать в следственном изоляторе, как Денис Буцаев вновь стал главой РЭО.

@trueolen Буцаев возвращается в РЭО, а в СМИ вбрасывают, что дело в отношении Меня будет закрыто за истечением срока давности. Через уголовное дело Меню и его покровителям передали убедительный совет, чтобы те пересмотрели свои мусорные амбиции. Все всё поняли.

@vchk2 Как только в очередной раз изменится соотношение сил на самом верху властной пирамиды, Буцаев из «эффективного менеджера» может в одночасье превратиться в «стрелочника».

@plutovstvo007 Бывает теперь и так, что одни странные люди возвращаются на насиженные ими места, с которых их согнали в попытке пристроить других странных людей. Это очень тревожный симптом нездоровья Системы.

Сто лет назад были завершены мирные переговоры в Трианоне, которые определили границы Румынии в межвоенный период. Тогда в последний раз Бухарест оказался победителем и полноправной стороной в войне [как участник Первой мировой]. Теперь же, многие годы спустя после революции [1989 года] страна оказалась «у разбитого корыта».

Об этом пишет Мариус Згуряну на страницах издания Romania Military, указывая, с чем пришлось к настоящему времени распрощаться государству:

Без Бессарабии, без инфраструктуры, без крупных инвестиций со стороны стратегических партнеров и с ускоренным демографическим спадом: за 4 года за рубежом рождается больше румынских детей, чем в стране. Мы вступили в ЕС и НАТО более 10 лет назад, и ничего с тех пор! Даже Шенген не удалось получить

С его слов, попытки возвратить румын на родину оказались тщетными. Особенно это заметно на примере «неблагодарных бессарабцев» (речь о молдаванах): они принимают гражданство только для того, чтобы бежать в остальные страны ЕС или, переезжая в Румынию, продолжают говорить по-​русски.

Автор задаётся риторическим вопросом, чем сегодня живёт страна, каким проектом. Ежедневным выживанием? Или импортом готовой продукции из стран с развитой промышленностью? И это на фоне необходимости обеспечения региональной безопасности перед лицом угрозы со стороны России и Турции.

Деревня лишилась школ, больниц, коммунальных услуг. Промышленность – производства. Инфраструктура – мостов, автомобильных и железных дорог.

Мы вырубили леса, мы заменили посевные поля на песчаные дюны […] Нам осталось только отравить колодцы. Хотя подождите, мы должны сначала импортировать яд, который мы больше не производим…

— подводит автор итоги постсоветского «развития».

Как он указывает, огромный государственный долг не позволяет стране направить сколько-​нибудь значимые средства на восстановление экономики. В скором времени все финансы будут уходить только на текущие расходы, не оставив резервов для инвестиций. С его слов, последние 30 лет в жизни государства привели лишь к хаосу, который ещё предстоит осмыслить в полной мере:

Мы больше не можем винить коммунизм и тяжелое наследие! У нас не остаётся времени для дальнейших задержек, если мы не хотим пропустить последний поезд.

https://aftershock.news/?q=node/925124

Проблема колоссального долга, накопившегося в мировой экономической системе, в результате вызванного пандемией кризиса только обострилась. Не в последнюю очередь это касается государственного долга, с начала века прираставшего рекордными темпами. В то время как развитые страны могут еще какое-​то время накапливать долги, не рискуя крахом финансовой системы, развивающиеся оказываются лицом к лицу с угрожающими последствиями. С начала года уже пять государств объявили дефолт по обязательствам. В следующем году их число вырастет, причем среди банкротов могут оказаться и крупные экономики. О том, как финансовая несостоятельность охватывает всё больше государств, — в материале «Известий».

Экономический кризис в 2020 году оказался самым тяжелым за последние полвека минимум. Спад в мировой экономике, по оценкам МВФ, составит 4,9%. Для сравнения, в 2008 году мировой ВВП сократился всего лишь на 1%. Для многих стран это означает падение ВВП на двузначные числа, причем ситуация затрагивает и крупные, относительно диверсифицированные развивающиеся экономики, например Бразилию (ожидаемое снижение — 10,5%). Экономический спад означает неизбежное сокращение налогооблагаемой базы, что в свою очередь ставит многие государства перед выбором — выплачивать долги (их обслуживание может составлять до трети бюджетных расходов) либо же как-​то поддерживать обваливающуюся экономику и выполнять прочие государственные обязательства.

В апреле министры финансов стран G20 договорились о временном моратории на платежи межгосударственного долга со стороны 73 самых бедных государств мира. Такое облегчение налогового бремени пришлось к месту, однако действовать оно будет только до конца года. Тогда как последствия кризиса для налоговых поступлений будут сказываться на протяжении еще долгих месяцев. Впрочем, это не помешало сразу пяти странам — Аргентине, Ливану, Эквадору, Белизу и Суринаму — объявить дефолт в самом начале локдаунов или даже до введения карантина.

Аргентина

Финансовая ситуация в пятой по размерам экономике Нового Света была тяжелой всё последнее десятилетие. Левые и правые правительства сменяли друг друга, но ни одному из них не удалось запустить машину экономического роста и обуздать инфляцию. В мае страна пропустила очередной платеж по облигациям в размере $500 млн (ранее и так уже отсроченный). Дефолт стал вторым с начала века и уже девятым за всю историю страны.

К сентябрю правительству Альберто Фернандеса удалось договориться с инвесторами об очередной реструктуризации. Общий объем подлежащих ей облигаций составляет $65 млрд. Средняя ставка по обязательствам сократится с 7% до 3%, а размер выплат в течение следующих 10 лет уменьшается на $37 млрд.

Это очень хорошие новости для аргентинской экономики, которая надолго застряла в долговой трясине, а в ходе текущего кризиса должна сократиться самое меньшее на 12%. Тем не менее реструктуризация не решит все финансовые проблемы страны: задолженность, большая часть которой — внешняя, продолжает составлять около 90% ВВП. Весьма вероятно, что этот дефолт — не последний в истории страны.

Ливан

В отличие от Аргентины, Ливан — новичок в клубе государств-​банкротов. Даже во время гражданской войны в 70–80-х годах прошлого века государство исправно платило по внешним и внутренним обязательствам. Тем не менее проблемы «ближневосточной Швейцарии» были хорошо заметны все последние годы — ситуацию, когда госдолг достиг 150% ВВП, здоровой никак назвать было нельзя. С началом 2020-го стало только хуже. 9 марта Ливан не смог заплатить по евробондам на сумму $1,2 млрд. Это привело к обрушению национальной валюты. Официально ливанский фунт привязан к доллару, но на черном рынке он просел на 40%.

Но это только начало. У страны из-за дефолта и огромных долгов глубокие проблемы с поиском внешнего финансирования, и за антикризисные программы платить некому. В результате рецессия ударит по Ливану со всей силы: ожидаемое сокращение ВВП составит 25% — один из худших показателей в мире. Тут стоит добавить, что и до пандемии у экономики Ливана было всё плохо: в прошлом году ВВП упал почти на 7%. Теперь экономическое развитие страны откатится к уровню 2002 года — это чуть ли не самое далекое «путешествие в прошлое» среди всех государств мира. Даже у Греции во время ее долгового кризиса дела обстояли не настолько печально.

Отметим, что за последние 20 лет население Ливана существенно выросло как из-за естественного прироста, так и после прибытия более чем миллиона беженцев из соседней Сирии. С поправкой на это благополучие страны возвращается вообще во времена непосредственно после гражданской войны. МВФ отказался публиковать прогнозы по развитию экономики на ближайшие 25 лет «в силу высокой неопределенности». В этом же году инфляция составит 150%, отношение госдолга к ВВП — 170%, а дефицит бюджета — 16,5%. Государство тратит сотни миллионов долларов ежемесячно на субсидирование еды, но деньги кончаются, и фактически вопрос стоит о том, кормить ли граждан или заплатить хотя бы по части долгов. Не нужно быть пророком, чтобы догадаться, какое решение выберет Бейрут. На данный момент лишь масштабная финансовая помощь извне может хоть как-​то смягчить тяжелейшую депрессию.

Эквадор

Здесь ситуация не настолько отчаянная. В апреле правительство страны вынуждено было отложить платеж по $800 млн задолженности. Тем не менее страна располагает более чем $2 млрд золотовалютных резервов, что приличный объем относительно размеров ее экономики. В конце сентября Кито смог договориться о программе помощи со стороны МВФ размером $6,5 млрд. Всё это должно обеспечить подушку для смягчения самых тяжелых последствий эпидемии и финансового кризиса.

Замбия

Первой страной, чьи государственные финансы рухнули в ходе второй волны пандемии, стала Замбия. 16 ноября правительство страны объявило о неплатежеспособности. За последние несколько лет Замбия набрала долгов на $12 млрд — как на открытом рынке, так и у иностранных государств, в первую очередь Китая. Деньги в стране, богатой запасами металлов, должны были пойти на развитие экономики, но оказались в основном проедены или разворованы.

Частные инвесторы отказываются обсуждать реструктуризацию на условиях сокращения общей суммы выплат, так как задолженность правительства страны перед Китаем останется неизменной. МВФ также пока не одобряет программу экстренной помощи африканской стране, поскольку не уверен, что она вообще сможет впоследствии вернуть хоть что-​нибудь.

Для всей Африки долговой кризис в Замбии — грозный сигнал. Попытки развития инфраструктуры в последние 10 лет заставили многие государства набрать миллиардные долги. Хотя африканская экономика за декаду заметно подросла, ВВП некоторых стран почти удвоился, с государственными финансами дела идут не очень. Кризис почти наверняка лишит многих из них платежеспособности, что приведет к дополнительному ухудшению и без того тяжелой рецессии.

Далее везде

Если оценивать риски дефолта по кредитным дефолтным свопам (CDS), то в числе сомнительных лидеров по вероятности неплатежей в ближайшие годы оказываются всё та же Аргентина (более 50%), Ангола, Камерун, Кения и Пакистан. Дефолт последнего может стать наиболее тяжелым испытанием как для самой страны, так и для мировой экономической и финансовой стабильности. В ближайшие три года южноазиатскому государству с населением более 200 млн человек нужно будет найти более $27 млрд на погашение своих долгов, причем $19 млрд из них приходится на платежи МВФ.

Ресурсов на это у Исламабада нет: вся экономика фактически живет за счет постоянных кредитов со стороны. По сути, единственной надеждой остается помощь Китая, которому нужно участие Пакистана в амбициозной инфраструктурной программе «экономического коридора» через Гималаи к Индийскому океану.

Турция в число наиболее вероятных неплательщиков пока не входит, но положение дел в этой стране постоянно ухудшается. По мнению бывшего директора МВФ Десмонда Лахмана, турецкие компании и банки, включая структуры с госучастием, задолжали внешним кредиторам более $300 млрд. При этом валюта утекает из страны из-за хронической комбинации бюджетного и платежного дефицитов. Турецкая лира с начала года обрушилась более чем на треть и продолжает постоянно пробивать исторические минимумы.

https://aftershock.news/?q=node/925132

Разлад же между СССР и КНР в самом конце 50-х произошел в треугольнике их отношений с США (тогда по вопросу «мирного сосуществования» с Западом, на которое пошел Советский Союз).

Беда советского и российского китаеведения состоит в западной концептуальной двоичности, начиная с библейского «кто не с нами, тот против нас, а третий – лишний, третьего не дано» и заканчивая «борьбой противоположностей» марксистской диалектики.

Тогда как китайская специфика основана на Законе Перемен в связках трех сил, а политическая практика строится по схеме: «мы сами – наши враги – наши союзники». Здесь важно, что «мы сами» одолеваем «наших врагов» за счет «наших союзников».

У нас же, что в СССР, что в РФ, так и не поняли почему Теория председателя Мао Цзэдуна о делении мира на три части в 1974 г. с трибуны ООН была объявлена Дэн Сяопином «величайшим вкладом в сокровищницу марксизма-ленинизма».

Так вот, если в связке трех сил одна сила пассивна, а две активны, то вся связка проворачивается в пользу пассивной силы.

В образах: «мудрая обезьяна с горы наблюдает схватку двух тигров». В алгебре Буля: (1+1) + 0 = 0.

В 60-ые годы Мао Цзэдун этот вариант под именем «схватка двух сверхдержав СССР и США» разыграл в пользу КНР.

Советский «социал-империализм» в холодной войне проиграл американскому империализму. «Шкура» советского тигра в виде стран ШОС досталась «социализму с китайской национальной спецификой» (китайскому национал-социализму).

В результате проигрыша СССР в холодной войне родилась либеральная Россия демократического выбора. В связке трех сил РФ перешла в пассив. КНР умело сохраняла пассивную позицию.

США же на 30 лет (1989-2019) остались в активной позиции главенствовать, как бы в однополярном мире.

В 2019 году обстановка изменилась. КНР перешла в активную позицию. Торговая война КНР\США грозит перейти в оружейную фазу. 26.05.2020 Председатель КНР Си Цзиньпин отдал приказ: «Осознанно готовится к худшему случаю, наращивать военное обучение и боевую подготовку, своевременно и эффективно справляться со всеми видами сложных ситуаций и решительно защищать суверенитет, безопасность и интересы развития Китая».

Однако речь в замысле не идет об активной схватке КНР с США. Естественным ходом вещей США погрязли в гражданской войне гибридного типа и на мировой арене сползают в пассив.

Так, с 2021 года, КНР выгоден вариант связки трех сил, когда одна сила активна, а две – пассивны. В образах: «всесильный дракон (КНР) в блеске величия одолевает затаившихся тигров» (США и РФ). В алгебре Буля: (0+0) + 1 = 1. На 5-ом пленуме ЦК КПК 19-го созыва (октябрь 2020) решено, что эта схема должна к 2035 году вывести Китай в абсолютные мировые лидеры.

В «Срединном государстве желтых людей лучших из лучших» (смыслы иероглифов с чтением: чжун 中, хуа 华, хань 汉) градация Благодати (Дэ 德) включает четыре уровня:

国防 гофан (государственная оборона)

国安 гоань (государственная безопасность)

地安диань (земное спокойствие)

天安тяньань (небесное спокойствие).

Сфера ответственности министерства обороны, министерства иностранных дел и спецслужб касается первых двух уровней.

Третий уровень – удел геополитики.

Четвертый уровень – удел небополитики.

Место присутствия Духа «Шэнь» (символизирует белый голубь) там, где исповедуется «Восточное правильное учение» (东正教) – православие в дораскольной догматике Троицы с «Царем Славы» (а не «Иисуса из Назарета Царя Иудейского»).

2021 год – это не только 100-летие КПК, но и 800-летие благоверного князя Александра Невского, по лествичному праву Орды принятого в «золотой род» правителей улуса старшего сына Чингисхана – Джучи (современная Россия и Казахстан).

И это старшинство русских по роду в Великой Орде Единого государства Чингисхана на китайской стороне тоже не забыли.

Китайцы в своем поведении реактивны – склонны к ответным действиям. Поскольку на сигнал «Чайного пути» в Москве никакой реакции не последовало, через полгода в Астане Си Цзиньпин выдвинул инициативу «Нового Шелкового пути» из Китая в Германию. Там сигнал был услышан и превратился в доктрину «Один пояс. Один путь» (一带一路), куда РФ не вошла.

В 2018г. на Восточном экономическом форуме во Владивоcтоке Си Цзиньпин выказался за создание «Сферы экономики Северо-восточной Азии» (东北亚经济圈), включающей всего пять стран: КНР, РФ, Японию, объединенную Корею и Монголию.

В Москве сигнал опять не услышали. В результате 14.11.2020 в Ханое была оформлена зона RCEP «Всестороннего регионального экономического партнерства» (区域全面经济伙伴关系协定) в составе: КНР, Японии, Республики Корея, Австралии, Новой Зеландии, Таиланда, Индонезии, Малайзии, Сингапура, Филиппин, Брунея, Мьянмы, Вьетнама, Лаоса и Камбоджи. РФ и в эту зону не вошла.

Вполне очевидно, что КНР в перспективе уже 2025 года одолеет США в активном противоборстве на технологическом, товарном, денежном и человеческом фронтах WWIII нового гибридного типа.

https://devyatov.su/articles/251-nebopolitika/86127-ot-dobrososedstva-k-bratstvu-i-soglasiju

О заявлении Прусакова В.В. от 13.11.2020

Ролик: Светлана Драган «О Девятове и децентрализации экономики» (10:51).

Прусаков В.В. (1:30): «Школа Здравого Смысла не имеет никакого отношения к Девятову – тире – Гваськову и его прокитайскому проекту Орды. И он, к нашему счастью, не имеет никакого отношения к нам: у нас абсолютно разные цели. Цели школы – Вы можете прочитать на нашем канале вверху на заставке – это: СОХРАНЕНИЕ РОССИЙСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ В ЕДИНСТВЕ НАСЕЛЕНИЯ ТЕРРИТОРИИ И ГОСУДАРСТВЕННОСТИ».

Такими словами Прусаков В.В. объявил о его «счастьи» отмежевания от небополитика Девятова А.П. (по паспорту Гваськова П.А.) и доктрины Конструирования Будущего, подчеркнув цель: «сохранение» (того, что есть) с чем он – Прусаков В.В. – и вклинился на территорию Здравого Смысла.

Примечательно, что Ибрагимов А.Г. в пояснительной речи на главной странице сайта Школы Здравого Смысла перечисляет принципы того, как Родину любить – а это этика «пять выше» – ЭТИКА ОРДЫ.

Принципы этики Орды показаны в книгах Девятова про небополитику – ни у кого не списанную систему взглядов на природу, общество и мышление.

Раскол между «сохранением» и «обретением нового» оформлен и обнародован, что и должны принять к сведению неравнодушные: те, кто ищет Правду.

Андрей Девятов

14.11.2020

https://devyatov.su/articles/251-nebopolitika/85776-pomnish-li-ty

Толкователь, [26.11.20 14:11]

(к предыдущему репосту)

На «ловушку среднего дохода» (ЛСД, примечательная аббревиатура) в России мало кто обращает внимания. А это же одна из важнейших проблем страны. Считанное число стран смогли перепрыгнуть $13-15 тыс. подушевого ВВП и далее благополучно, выстроив институты и первичные механизмы демократии, двигаться в Первый мир.

Из неевропейской цивилизации – Япония, Ю.Корея и Тайвань (ещё Сингапур, но этот офшорный город-государства отельная тема). Из Восточной Европы перешагнули Эстония, Чехия, Словакия и Словения (все уже чуть выше $20 тыс. подушевого ВВП). Но сейчас Ковидный кризис проверит их на прочность, посмотрим, устойчив ли переход.

Примечательно, что Польша и Венгрия, подойдя к верхней границе ЛСД, не сделали следующий шаг, а попытались двинуться обратно во Второй мир – со скрепами и особой духовностью. Сработал тормоз, не созрели пока страны.

В Южной Америке немного перешагнули ЛСД Чили и Уругвай. Не свалились пока в латиноамериканский тренд архаизации – приход лево- или правопопулистов (Мадуро, Моралес, Болсонару и т.п.). Но в Чили в прошлый год активные волнения были, тяжело им даётся переход, тоже надо наблюдать. Получше в Уругвае, где бывшие крайне левые маоистские и троцкистские партизаны, пришедшие к власти, смогли вырастить смену из умеренных социалистов и пока благополучно проводить реформы.

Как Россия сможет совершить этот выход из ЛСД, пока непонятно. На VTimes прочитал с десяток интервью Гуриева с разными умными людьми. Много правильного говорят, но только не про «ловушку среднего дохода».

Очевидно одно: это должно быть социальное и европейское государство (скорее всего умеренно социал-демократическое), и почти во всех случаях Европы – поступившееся суверенитетом (в пользу бюрократии Брюсселя). Пойдут ли на это наши элиты? Сомневаюсь. Даже если нынешних правых консерваторов заменят правые либералы.

Ну и в очередной раз обращу внимание на то, на опыт каких стран надо ориентироваться. Нам всё время предлагают то Сингапур, то многие безумцы уже в качестве примера реформ — Украину(!), Грузию(!) и даже Руанду(!!!). Хотя под боком у нас есть две успешные страны, сумевшие благополучно совершить исход сначала из Российской империи, потом из СССР – Финляндия и Эстония. Бывшие наши люди, похожий климат, страны без больших ресурсов и т.п. В Таллинне вообще 40% населения русские, и это опровергает миф, что россиянина якобы исторически всегда будет тянуть к Сталину, ополчению, царю, холопству и бесправию. Нет, в нормальной среде он сам превращается в «финна».

FSCP, [26.11.20 14:09]

[ Фотография ]

Комплектующие iPhone 12 стоят 373 доллара

Недавно был опубликован (https://asia.nikkei.com/Business/Technology/iPhone-12-teardown-showcases-South-Korean-parts-makers) список комплектующих устройств iPhone 12 и iPhone 12 Pro.

Примерная оценка комплектующих этих устройств составила $373, а Pro версия — $406.

Для сравнения, на сайте Apple.com iPhone 12 стоит $799, а версия Pro — $999.

Так, например, стоимость чипсета A14 в новой модели составила $40, а ОЗУ — $12,80.

Все комплектующие производятся в разных странах примерно в одинаковых долях, однако большую часть деталей поставляет Южная Корея.

_______

Источник: https://t.me/exploit_live/1123

Китай — Николай Вавилов, [26.11.20 13:52]

🚀Китай создаст обитаемую исследовательскую базу на Луне, что сможет стать беспрецедентным достижением в мировой космонавтике и станет знаковым событием прорыва научно-технического развития Китая в его научной гонке с западными научно-техническими школами.

«Лунная база, весьма вероятно, станет домом для первых людей, которые будут жить на поверхности иной сферы, кроме планеты Земля, что войдет в историю». «Предположительно, это произойдет через десять лет». China Daily

Малоизвестное интересное, [26.11.20 14:10]

Мир ожидает большая свара.

Мы переместились с «предгорий» новой холодной войны к «горным перевалам» горячей.

“Мир не ждет, — и это не название нового фильма о Джеймсе Бонде, а реальность глобальной конфигурации власти в мире, сложившемся после 4-х лет размежевания под лозунгом «Америка прежде всего»”, — написал (https://www.noemamag.com/the-world-doesnt-wait/) 5 дней назад главред журнала Noema Натан Гарделс.

А фраза в подзаголовке выше – это слова (https://www.bloomberg.com/news/articles/2020-11-16/kissinger-warns-biden-of-u-s-china-catastrophe-on-scale-of-wwi) Генри Киссинджера на открытии форума Bloomberg New Economy неделю назад. Историческая аналогия, которую видит Киссинджер, — это повторение 1-й мировой войны, когда великие державы того времени вступили в бессмысленную войну, разожженную относительно незначительной проблемой, которая оказалась соломинкой, сломавшей верблюжью спину нарастающей напряженности между странами.

“Только на этот раз будет хуже из-за новых технологий, в том числе возможностей для кибервойны, которая легко может выйти из-под контроля”- считает Киссинджер.

Натан Гарделс пишет об открывшейся 20-го ноября в Гуанчжоу международной конференции «Понять Китай-2020». Её тематическое название в этом году — «Радикальная переориентация, серьезное испытание, великое сотрудничество: новый путь Китая к модернизации и построение сообщества общего будущего для человечества». На конференции более 600 иностранных гостей из числа известных политиков, специалистов по стратегическим вопросам, ученых и предпринимателей.

Бывший премьер-министр Австралии Кевин Радд, выступая на конференции, сказал — «все может легко пойти наперекосяк», если срочно не стабилизировать американо-китайские отношения.

Историк Нил Фергюсон, в своем выступлении подчеркнул, что необходимо ускорить «разрядку» между США и Китаем на текущем этапе их противостояния, а не в более опасный момент, когда это противостояние зацементируется в сплошные блоки, как это было во время холодной войны с Советским Союзом.

Причина происходящего, по словам Киссинжера, — в асимметрии мировоззрений США и Китая.

— Американцы прагматичны и ищут решения проблем ближайшего будущего.

— Китайцы же видят все в долгосрочной перспективе своей исторической эволюции как главной мировой цивилизации.

Эта фундаментальная асимметрия мировоззрений усугубляется реакцией властей США признать, что “Североатлантический союз, который когда-то доминировал в мировой экономике и геополитическом порядке, больше не находится в водительском кресле. Мир движется вперед, и центр тяжести перемещается в другое место” – заключает Натан Гарделс.

Этот важный вывод я в своем интервью (https://www.youtube.com/watch?v=QLm0_1DwROE), набирающем уже третью сотню тысяч просмотров, проиллюстрировал менее политкорректно, но зато весьма живописно.

В соревнованиях собачьих упряжек, как это замечательно описывает Джек Лондон, случаются ситуации долгого изматывающего бега бок о бок двух лидеров гонки. И вот когда одна из таких упряжек все же находит силы и начинает вырываться вперед, кореннику отстающей упряжки ничего не остается иного, как впиться зубами в бок обходящего его коренника. И тогда наступает самое страшной на подобных гонках – большая свара.

#Китай #США

Африканистика, [26.11.20 12:51]

Эксперты опасаются, что объявленный Замбией дефолт может стать началом для долгового цунами в Африке

Замбия стала (https://www.theguardian.com/global-development/2020/nov/25/zambias-default-fuels-fears-of-african-debt-tsunami-as-covid-impact-bites) первой африканской страной, объявившей дефолт после начала пандемии Covid19.

На поспешно организованной встрече министров финансов G20 в Саудовской Аравии не удалось урегулировать проблему долга Замбии после того, как эта страна не выплатила 42,5 миллиона долларов по своим облигациям в октябре. Отсутствие очередного платежа 14 ноября означало технический дефолт.

Министр финансов Замбии Бваля Нганду сразу же обвинил банки и управляющих активами и фондами, которые хотели добиться большей прозрачности в отношении долга Китаю на сумму около 3 миллиардов долларов, но отказавшиеся подписать необходимые соглашения о конфиденциальности.

Комитет внешних держателей облигаций Замбии, которому принадлежит 40% выпущенных облигаций, заявил, что у них не было прямых переговоров с властями. В результате, по их словам, «отсутствие взаимодействия и прозрачности не обеспечивает условий, которые позволили бы держателям облигаций рассмотреть возможность предоставления краткосрочной помощи».

Другие организации, включая МВФ и Всемирный банк, заявили, что Замбия взяла на себя больше долгов, чем она могла бы в дальнейшем выплатить. Еще до пандемии Замбия должна была выплатить 1,7 млрд долларов в счет погашения долга в этом году. Это составляет более 8% ВВП страны на 2020 год.

Африканистика, [24.11.20 14:12]

Повстанцы эфиопского региона Тыграй «готовы умереть» за независимость

По крайней мере, такое заявление сделал лидер региона Дебрецион Гебремикаэль, отвергнув (https://www.africanews.com/2020/11/24/ethiopia-tigray-rejects-72-hours-ultimatum-to-surrender/) ультиматум премьер-министра Эфиопии Абия Ахмеда о сдаче столицы штата в течение 72 часов.

4 ноября Абий начал военную кампанию против «Народного фронта освобождения Тыграй» (НФОТ), обвинив войска штата в нападении на два федеральных военных лагеря в северном регионе, а также в неповиновении и стремлении дестабилизировать правительство. По сообщениям федеральной армии Эфиопии, её войска находятся в пределах 60 километров от Мэкэле, столицы Тыграя и штаб-квартиры НФОТ, и готовы к бомбардировке города с населением в полмиллиона человек.

Абий, прошлогодний лауреат Нобелевской премии мира, в воскресенье, 22 ноября, призвал НФОТ мирно сдаться в течение трех дней, заявив, что они «находятся в точке невозврата».

Но лидер НФОТ Дебрецион Гебремикаэль сказал, что Абий пытается прикрыть неудачи, которые его армия потерпела против сил Тыграя, и угрожает, чтобы выиграть время.

«Он не понимает, кто мы такие. Мы принципиальные люди и готовы умереть, защищая свое право управлять нашим регионом», – сказал Дебрецион агентству AFP по WhatsApp.

Отключение связи в регионе затруднило проверку заявлений обеих сторон.

Представители федеральной армии пригрозили танковой атакой «без пощады» на руководство НФОТ в Мэкэле, предупредив мирных жителей покинуть город, что вызвало озабоченность среди правозащитников.

Абий призвал жителей Мэкэле встать на сторону национальной армии против НФОТ, «чтобы привлечь эту предательскую группу к ответственности».

По информации репортёров, сотни человек были убиты почти за три недели боёв. Почти 40000 жителей Эфиопии стали беженцами.

Протестная Россия, [24.11.20 08:02]

[ Видео ]

❗️Мэр Якутска — одна из самых ярких и независимых руководителей регионов — смотрите, как точно в двух словах Сардана разъясняет в недавнем интервью, почему позволяет себе голосовать против поправок об Обнулении, заступаться за шамана Габышева, быть весёлой, свободной и не ограничивать себя надуманными бюрократическими условностями.

Сейчас она решила продать здание мэрии, потому что в «нет необходимости содержать такое дорогое здание».

«В больницах вонь, лечат в коридорах»: Поклонская рассказала об ужасающем состоянии медицины Крыма (видео)

В системе здравоохранения Крыма «ничего не работает», в качестве «ремонта» на облупившуюся краску «просто» кладут новую краску, поделилась она своими ощущениями. В медучреждениях, которым приходится работать в условиях пандемии, стоит ужасный запах, там «нет элементарных белых простыней».

«У меня такое чувство, что даже в 40-х годах такого не было», — подытожила бывший крымский прокурор.

Газ-Батюшка, [27.11.20 09:16]

Китай ускорил импорт нефти, пропана и СПГ из США на 26% — фиксирует Китайская таможня.

Ожидается, что спрос на СПГ будет устойчивым в течение всей зимы, поскольку Пекин активно заменяет уголь газом.

По некоторым подсчетам Китай может получить рекордные 1,26 миллиона кубометров американского СПГ в ноябре этого года.

Ранее, в разных источниках появилась информация, что якобы Китай срывает договоренности с «Газпромом» по закупке газа через «Силу Сибири». Контракт на объем поставок с КНР составляет 5 млрд кубометров\год. Но реальные объемы — 3,06 млрд. Американский СПГ стоит дороже российского газа на 30%. Вряд ли Китай будет действовать себе в убыток.

Это может означать, что «Газпром» не в состоянии заполнить трубопровод газом. Скорее всего причина тому — нарушение технологии разработки Чаяндинского месторождения, ресурсной базы «Силы Сибири». Инженеры, работающие на проекте утверждают, что мощностей для исполнения контракта с Китаем не хватит: порядка 50 скважин не могут выйти на плановый уровень добычи.

Текущие поставки не окупают и без того проблемный газопровод, стоивший российской стороне в $15 млрд.

У Алексея Миллера в планах есть ещё более амбициозные проекты, как «Сила Сибири-2» через Монголию и расширение «Силы Сибири» на 6 млрд кубометров, о чем он заявил в ноябре на встрече с представителем CNPC.

Но их перспективы в свете подобных цифр и провалов очень туманны.

#туманныеперспективы

Китай — Николай Вавилов, [27.11.20 11:16]

Итог колоссальных государственных вливаний в китайскую экономику (порядка 2-4 трлн долларов), обрушенную серией локдаунов крупнейших промышленных центров — рост прибыли промышленности на 0.7% за период с начала года. При этом в государственном секторе прибыль промпредприятий сократилась на 7.5%. Реальная ситуация несколько расходится с той оптимистичной картиной восстановления, о которой нам рассказывают авторитетные эксперты в течение года. При этом мы должны понимать, что речь идёт об оптимистичной государственной статистике Китая.

https://t.me/chinogram/2424

Китайская угроза, [27.11.20 09:10]

Почти все союзники США уязвимы перед китайским экономическим принуждением, что делает еще более труднодостижимым заявление Байдена о том, что он может построить единый союзнический фронт против Китая.

Китаю было бы трудно вести экономическую войну против действительно единого западного фронта, но яростное лоббирование со стороны западных фирм, напуганных потерей продаж и прибыли, может привести к политическому хаосу.

Двадцать лет назад типичным ответом США было бы предложение своим союзникам американских рынков в качестве компенсации за утраченные китайские рынки, но это уже не является разумным вариантом. Американцы не настолько процветают, чтобы соглашаться косвенно субсидировать экономику наших союзников.

На прошлой неделе китайское посольство в Австралии опубликовало список из 14 жалоб, которые представляли собой угрозу заставить нашего союзника подчиниться. Китай угрожал экономическими репрессиями против свободной страны за то, что она вела себя как свободная страна.

Даже цифра 14 в китайском списке жалоб показывает серьезность угроз. Любое число, включающее «четыре», считается чрезвычайно несчастливым в Китае, потому что чтение иероглифа четыре похоже на чтение иероглифа смерть.

Четырнадцать — это еще хуже, потому что иероглиф один подразумевает значение «определенно». Значит, четырнадцать по-китайски звучит как «верная смерть».

Никто не думает, что Китай нападет на Австралию военным путем, но экономическая война очень сильно беспокоит наших союзников. Китай покупает почти треть австралийского экспорта. Если Китай действительно разозлится, Австралия будет раздавлена экономическим конфликтом.

https://www.washingtonpost.com/opinions/2020/11/25/joe-biden-is-going-need-new-china-strategy/

Китайская угроза, [27.11.20 11:39]

По мере того, как растет мощь Китая, изучение его на Западе идет на убыль. Могут ли демократии конкурировать с Китаем, не понимая его?

В Британии число людей, изучающих Китай в университетах, ежегодно снижается с 2017 года. В прошлом году он снизился на 90 человек до 1434. В американских университетах число студентов, обучающихся по программам, связанных с китайским языком, в 2013 году достигало 60 000 человек. Три года спустя повторное исследование показало, что их число сократилось более чем на 8000.

Помимо сложности изучения китайского языка, проблема заключается еще в том, что многие китайцы закончившие университеты Китая и Запада, свободно владеют английским языком. В западных компаниях возможности для работы, требующей знание китайского, возможно, и выросли в последние годы, но конкуренция за такие рабочие места также возросла. Люди, выросшие в Китае, часто имеют преимущество не только в языке, но и в своей способности открывать двери в Китае для своих работодателей.

В последнее время все более репрессивный политический климат Китая стал также мощным сдерживающим фактором. Прошли относительно открытые дни конца 1990-х и 2000-х гг. После того как Си Цзиньпин занял пост лидера Китая в 2012 г., страна начала ужесточать ограничения на работу там западных ученых. Получить визу, доступ к архивам, брать интервью становится все труднее. Многие ученые говорят своим студентам, что им, возможно, лучше перейти в другую область из-за рисков или трудностей проведения исследований в Китае. Некоторые ученые теперь держатся подальше от Китая из-за риска быть задержанными там.

Риски еще больше для ученых, родившихся в Китае, которые составляют растущую долю сотрудников в отделах изучения Китая на Западе. Китайская полиция часто обращается с эмигрантами как с китайскими гражданами, независимо от того, какое иностранное гражданство они приобрели. Это может означать еще более суровое обращение, если они будут арестованы. Даже находясь в безопасности своих кампусов за границей, они часто молчат о темах, которые Китай считает деликатными, опасаясь, что китайские чиновники будут преследовать их родственников в Китае или запретят им путешествовать туда.

Для западных правительств и фирм борьба с Китаем становится все более насущной проблемой. Чтобы ответить мудро, они должны понять, что заставляет Китай действовать. Если не будет достаточного количества китаистов, чтобы направлять их, они, несомненно, будут делать ошибки.

https://www.economist.com/china/2020/11/28/as-chinas-power-waxes-the-wests-study-of-it-is-waning

⚡️ИСКРА⚡️, [26.11.20 22:46]

— Не исключаю, что каждого пятого первокурсника. ЕГЭ уничтожил наше образование на корню. Это бессовестный обман в национальном масштабе. Суровый, бесчеловечный эксперимент, который провели над нормальными здоровыми детьми, и мы расплатимся за него полной мерой. Ведь люди, которые не могут ни писать, ни говорить, идут на все специальности: медиков, физиков-ядерщиков.

И это ещё не самое страшное. Дети не понимают смысла написанного друг другом. А это значит, что мы идем к потере адекватной коммуникации, без которой не может существовать общество. Мы столкнулись с чем-то страшным. И это не край бездны: мы уже на дне. Ребята, кстати, и сами понимают, что дело плохо, хотят учиться, готовы бегать по дополнительным занятиям. С некоторыми, например, мы писали диктант в виде любовной записки.

Девчонки сделали по 15 ошибок и расплакались.»

Да, уж! Мимо этой информации нельзя пройти, оставшись равнодушным. Кем они станут, эти нынешние студенты? Как и чему они будут учить следующие поколения? Или уже не будут? Помнится, какой-то дядька говорил, что и четырёх классов вполне достаточно…

Предпосылки зрели давно, неграмотность стала привычной, и на фразы, произнесённые дикторами ЦТ, вроде «порядка пятиста человек», уже никто не обращает внимания. Это норма, увы. А ведь это было только начало всеобщей (а она уже таковой стала) неграмотности. Пушкинский русский исчез практически полностью.

«Ёшный», «ейный», » евойный», «ихний» — прочно вошли в обиход, и, даже звуча из телевизоров, уже не вызывают улыбку у подавляющего большинства прильнувших к экранам. Безграмотность стала нормой. ЕГЭ и «реформа» образования сделали своё чёрное дело. Неужели это не ясно верхам, ратующим за продолжение образовательной вакханалии? Почему нельзя отменить глупость? Не хочется думать, что это делается специально, да результаты говорят о другом. «Левые» учебники в школах, бессмысленные рабочие тетради, где только и надо, что вставить в слове нужную буковку, и Т9, в виде корректора для самых «продвинутых» учеников…

Теперь на помощь ЕГЭ пришла дистанционка. Видимо, темпы деградации не так быстры. Народ, куда катимся?! «Не» и «ни», » ча» и «ща», » тся» и «ться» — давно уже вне всяких правил. Про «кто то» — вообще молчу. И всё больше «умников» в комментариях к замечаниям по поводу безграмотности того или иного автора: «Ну чё вы взъелись? Ведь смысл понятен!».

Понятен. Пока.

Тут один претендент на работу в анкетной графе «Образование» написал — «ВИСЧЕЕ. ФЕЛФАК». Мы с коллегами долго смеялись, а потом вдруг одновременно замолчали, и всем захотелось заплакать, как тем девчонкам, написавшим с 15-ю ошибками диктант в виде любовной записки.

Мьянма 🇲🇲 Myanmar, [27.11.20 07:12]

Нынешний министр обороны генерал-лейтенант Сейн Вин может быть выдвинут военными на должность вице-президента при избрании парламентом нового руководства страны.

Маленькая ремарка. В Мьянме президента и двух вице-президентов избирает Союзный парламент, в котором за военными закреплено 25% депутатских мест. Верхняя палата, нижняя палата и военная фракция выдвигают по одному кандидату в вице-президенты, по которым потом проводится рейтинговое голосование. Кандидат, набравший больше голосов, чем любой из его двух соперников, становится президентом, два других – первым и вторым вице-президентами (в зависимости от числа поданных за них голосов). Это голосование должно пройти в парламенте в самом начале 2021 года. У выдвинутого военными кандидата вряд ли есть шансы стать президентом, но вице-президентом он станет точно.

Генерал-лейтенант Сейн Вин родился в Пьин У Лвине (также известном как Мэймьо) округа Мандалай. После окончания Янгонского университета он стал курсантом 54 набора Школы подготовки офицеров (OTS), а затем делал военную карьеру, дослужившись до должности начальника штаба ПВО. В 2015 году он был выдвинут командованием вооруженных сил на должность министра обороны.

Сейн Вин считается честным и надежным человеком, он пользуется большим уважением как в армии, так и в обществе. Еще более важно то, что благодаря его доброжелательному характеру и компетентности он, находясь на должности министра обороны, установил стабильные рабочие отношения с гражданским правительством.

Генерал-лейтенант Сейн Вин известен как человек любящий чтение и не чуждый литературному творчеству. Недавно он написал длинное эссе, посвященное 100-летию Янгонского университета, отмечаемому в этом году. Этот текст получил высокую оценку читателей и широко распространялся в социальных сетях.

Многие информированные источники в Нейпьидо и Янгоне заявили, что генерал-лейтенант Сейн Вин считается наиболее подходящим кандидатом для выдвижения военными на пост вице-президента. По мнению экспертов, этот шаг «будет признаком того, что военные стремятся к лучшему взаимопониманию с гражданским правительством».

Политики из НЛД также считают, что, учитывая репутацию генерал-лейтенанта Сейн Вина как порядочного и не замешенного в коррупционных скандалах человека, при нем можно прогнозировать улучшение отношения военной и гражданской ветвей власти. Один из депутатов парламента от НЛД заявил, что Сейн Вин «отличается от других», а его выступления в парламенте и ответы на вопросы законодателей всегда были «разумными и удовлетворительными».

С каждой сменой правительства после всеобщих выборов военные номинировали на должность вице-президента разные кандидатуры. С 2016 года обязанности вице-президента в нынешнем правительстве НЛД исполняет отставной генерал-лейтенант Мьин Све, этнический мон. Он принадлежит к 15-му набору Академии оборонных служб (DSA), которую окончил в 1971 году. После завершения военной карьеры он был главным министром округа Янгон. Его избрание вице-президентом первоначально вызывало опасения среди демократов, поскольку он был известен как сторонник жесткой линии и в свое время участвовал в подавлении беспорядков 1988 года в Рангуне, однако, к удивлению многих, Мьин Све, по словам некоторых лидеров НЛД «никогда не пытался раскачивать лодку».

Myanmar Defense Minister Tipped to Become VP in New Govt

БОЛЬШОЙ ТРАНСФЕР 2024, [16.11.20 11:00]

[Переслано из Кремлёвский безБашенник]

🌐Специально для «Кремлевского безБашенника» —

ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ, доктор экономических наук, директор Центра исследований постиндустриального общества (Часть 2):

В-третьих, приватизация крупных активов по бросовым ценам вызвала у новых владельцев понятное желание обезопасить обретённое – и инструментом этого стал перевод прав собственности на российские производства в иностранные юрисдикции. «Иностранцам» теперь принадлежат около 50% активов в российской химической промышленности, 68% – в черной и 77% в цветной металлургии, 95% – в энергетическом машиностроении (https://ndn.info/publikatsii/33177-s-eli-rossiyu-ofshornye-volki-pochti-vsya-rossijskaya-ekonomika-zatailas-v-tikhikh-gavanyakh). Из 500 крупнейших компаний России, если исключить государственные, за пределами страны зарегистрированы 222, а отечественными остаются лишь 152 (https://www.rbc.ru/business/08/10/2015/561583d49a794756766bfe4f). По степени офшоризации из крупных экономик впереди Российской Федерации сегодня находятся только Саудовская Аравия и Венесуэла (https://ndn.info/publikatsii/33177-s-eli-rossiyu-ofshornye-volki-pochti-vsya-rossijskaya-ekonomika-zatailas-v-tikhikh-gavanyakh). Выиграв миллиард долларов для бюджета в 1995 году, Россия в последующем проиграла десятки миллиардов на оттоке капитала и прогрессирующей утрате экономического суверенитета.

Если подвести итог, ситуация выглядит следующим образом.

С одной стороны, «большая приватизация» создала класс зависимых от государства бизнесменов, которые заинтересованы в сохранении политического status quo любыми целями; позднее к ним добавились «государственные предприниматели», управляющие госсобственностью как личными активами. Исчезновение реальной политики из жизни общества естественно привело к «аутсорсингу» правового государства: решение споров в зарубежных юрисдикциях устранило саму необходимость независимой судебной системы внутри страны. «Демократизация» через крупную собственность привела к авторитарному внеправовому государству.

С другой стороны, «большая приватизация» сломала рыночные правила игры и укрепила монопольное положение крупных компаний. Российские игроки получили возможность демпинга на внутреннем рынке, сделавшую попытки вхождения на него новых игроков с новыми мощностями бессмысленными. Развитие заменилось в лучшем случае «модернизацией», а чаще и вообще прекратилось. Среди 100 крупнейших компаний России более 70 в основном работают на производственных мощностях, существовавших до 1991 года (https://riarating.ru/infografika/20200131/630152195.html), тогда как в Китае – всего 4. Чтобы создать новую автомобильную промышленность пришлось, напомню, заманивать западные корпорации с помощью совершенно нерыночных мер.

25 лет назад могло казаться, что Россия стоит в начале большого пути по превращению в нормальную страну. Сегодня очевидно, что она ей не стала. И значительная часть вины за это лежит на иделогах и творцах приватизации 1990-х годов…

[Переслано из Политэконом]

А теперь кирпичик политэкономии:

Первый вопрос политической экономии – кто создает новую денежную массу? Государство или частные банкиры? Предлагаемый мировой элитой Рисет должен максимально сократить возможности таких стран как Китай, частично Германия, частично и уже в прошлом Бразилия – финансировать свое развитие не-частными финансовыми ресурсами, вне области безусловного контроля мировых банкиров.

При таком развитии Россия рискует оказаться самой пострадавшей страной из-за специфики своей финансовой системы – «непротивление» валютным спекуляциям и оттоку капитала, дорогие банковские кредиты, сверх-жесткие требования по залогам, и отсутствие не-частного источника новых денег в экономике. Но волшебство Российской истории и судьбы в том, что Россия всегда в шаге от спасения, власти нужно лишь захотеть сделать шаг. Именно в этой теме – готовиться увеличить займы от таких госбанков, доходы которых гарантированно возвращаются в бюджет, а не вытаскиваются из страны под прикрытием «утечки капитала», «плохих долгов». Сбербанк и ВТБ для этих целей не подходят – нужно создать другие. Также – готовиться хотя бы год увеличивать денежную массу под предлогом «нашли не использованные ранее остатки на бюджетных счетах». И, конечно, пресечь уход этих рублей в валютные спекуляции. Хотя бы мягкими методами Геращенко до 2002 года.

Китай не спит, активно создает свою систему цифровых денег, и систему платежей, независимые от западных платежных систем. Китай не откажется от государственного контроля за созданием денег в экономике – что и есть основа их быстрого роста за последние 30 лет.

Значит, экономическое, политическое и военное давление на Китай в ближайшие месяцы будет нарастать.

[Переслано из Gennady M]

Известно, что чисто статистически, российская экономика самая сухая в мире. То есть отношение денежного агрегата М1 (наличные деньги, вклады, депозиты), находящегося в обращении к объему ВВП у нас в разы меньше, чем например в США и Европе. Неадекватная налоговая политика и целенаправленные действия ЦБ РФ по обезвоживанию инвестиций в основные фонды привели к остановке роста экономики в стране.

Обратной стороной этой медали стало развитие теневого бизнеса. А для теневого бизнеса необходимы наличные. ( Денежный агрегат М0). Так вот, по этому показателю Россия стала жестко сжимать наличную денежную массу. Если черный обнал в начале двухтысячных годов стоил около 2%, то в последние годы, государство постепенно зажимало этот вид незаконного бизнеса, доведя ставку обнала до 30% а иногда до 50%.

Это привело к тому, что начиная с 2017 года, Россия заняла четвертое место (https://www.rbc.ru/economics/30/06/2017/595649079a79470e968e7bff) в топ-5 крупнейших теневых экономик мира, оценили эксперты: ее объем составляет 33,6 трлн руб., или 39% от ВВП страны. Хуже дела обстоят лишь у Украины, Нигерии и Азербайджана.

И вот в связи с пандемией, кран у ЦБ сорвало. По данным ЦБ, с начала марта наличная денежная масса увеличилась в 10 раз больше, чем за весь прошлый год: в обращение был выпущен почти триллион рублей наличных.

Почему это произошло? Люди опасались, что в период карантина банки не будут доступны, поэтому нужно снять наличные. По данным ЦБ, физлица активно закрывали вклады с 15 по 25 марта, опустошив счета на 616 млрд рублей. После того, как президент объявил о введении налога на депозиты. В апреле, этот показатель вырос в 4 раза. Суммарный лимит по этим операциям, по сути представляющим из себя денежную эмиссию на покрытие оттока клиентских денег, был повышен с 1,5 до 5 трлн рублей с 1 апреля.

Такое обилие наличных, безусловно начало играть свою роль в развитии теневого бизнеса. Сейчас с уверенностью можно сказать, что официальная статистика снижения оборотов торговли не отражает реальной картины. Если до начала кризиса теневая, то есть неучтенная экономическая активность составляла 40% ВВП, то сейчас, с увеличением наличных в обороте в 10 раз, она уже больше, чем официальная.

Подействовал извечный российский закон — чем хуже тем, лучше. Это загадочный чисто российский (украинский, казахстанский, и так далее) феномен, десятилетиями изучался западными экономистами. Они так и не поняли, как что-то можно планировать в бывших республиках СССР, когда любое десятилетиями испытанное на Западе решение, в России имеет совершенно противоположный результат.

Если предположить, что рано или поздно кризис закончится, и экономика начнет возрождаться из ямы, в которую её загнали карантинными мерами, то теневая экономика будет развиваться в 2 раза быстрее.

И единственным способом раз и навсегда покончить с черным налом, будет полный запрет наличных денег в стране. К чему мы, по всей видимости, сейчас и идем. Но, учитывая закон рефлексивности Джорджа Сороса, который является главным законом экономики России — отмена наличности приведет к дальнейшему росту теневой экономики. Поскольку тогда на первый план выйдет биткоин и другие криптовалюты, обеспечивающие конфиденциальный нерегулируемый оборот денег.

[Переслано из Политэконом]

А теперь кирпичик политэкономии:

Первый вопрос политической экономии – кто создает новую денежную массу? Государство или частные банкиры? Предлагаемый мировой элитой Рисет должен максимально сократить возможности таких стран как Китай, частично Германия, частично и уже в прошлом Бразилия – финансировать свое развитие не-частными финансовыми ресурсами, вне области безусловного контроля мировых банкиров.

При таком развитии Россия рискует оказаться самой пострадавшей страной из-за специфики своей финансовой системы – «непротивление» валютным спекуляциям и оттоку капитала, дорогие банковские кредиты, сверх-жесткие требования по залогам, и отсутствие не-частного источника новых денег в экономике. Но волшебство Российской истории и судьбы в том, что Россия всегда в шаге от спасения, власти нужно лишь захотеть сделать шаг. Именно в этой теме – готовиться увеличить займы от таких госбанков, доходы которых гарантированно возвращаются в бюджет, а не вытаскиваются из страны под прикрытием «утечки капитала», «плохих долгов». Сбербанк и ВТБ для этих целей не подходят – нужно создать другие. Также – готовиться хотя бы год увеличивать денежную массу под предлогом «нашли не использованные ранее остатки на бюджетных счетах». И, конечно, пресечь уход этих рублей в валютные спекуляции. Хотя бы мягкими методами Геращенко до 2002 года.

Китай не спит, активно создает свою систему цифровых денег, и систему платежей, независимые от западных платежных систем. Китай не откажется от государственного котроля за созданием денег в экономике – что и есть основа их быстрого роста за последние 30 лет.

Значит, экономическое, политическое и военное давление на Китай в ближайшие месяцы будет нарастать.

[Переслано из Высокая Порта]

Почему Москва пожирает Россию

Павел написал, что концентрация денег и капиталов в Европейской части России и соответственно их отток из Сибири — штука естественная. “В свободной, не администрируемой системе, всё встало на свои места”

Никак не могу с ним в этом согласиться — в российской ситуации нет ничего “естественного”. Прежде всего, люди и ресурсы не столько концентрируются в теплых краях, сколько проваливаются в черную дыру Москвы. И вызвано это не какими-то мифическими объективными условиями, а исключительно административной структурой государства российского.

Россия живет по двум основным законам:

1. Власть порождает деньги (а не наоборот как скажем в Штатах)

2. Вся власть сосредоточена в Москве.

Согласитесь, в таких условиях в Москве будет сосредоточено около 100% ресурсов страны. Ну и соответственно активная часть населения, в первую очередь молодежь, будет стремиться в эту самую Москву перебраться. А зачем им оставаться в регионах? На долю регионов приходятся отравленные выбросы с предприятий и теперь московский мусор как в Шиесе. Сливки же в этой колониальной системе собирает исключительно Москва.

Правда, значительную часть этих сливок Москва не оставляет себе, а перекачивает дальше — в оффшоры. Так что если подняться на более высокий уровень обобщения, Москва это не столько метрополия, сколько колониальная фактория, необходимая для обеспечения бесперебойной перекачки ресурсов на Каймановы острова.

https://t.me/tolk_tolk/3690

Тот самый Олень, [27.11.20 12:24]

Журналисты «Проекта» на этой неделе три дня подряд «взрывали» тусовку своими расследованиями, которые удивили многих своей дерзостью и информированностью. Коллеги в телеграм-каналах заговорили о попытках десакрализации президента через его окружение как о каком-то новом явлении. Однако во вбросах о ближайшем окружении президента с подробностями его личной жизни нет никакой новизны – такие волны обычно синхронизированы с большими электоральными циклами.

При этом все как-то подзабыли, что тот же Баданин вместе со своей подругой Осетинской имеют давний маниакальный и явно нездоровый интерес к личной жизни президента — упражняться они начали ещё в РБК с 2014 года, где в рамках своих журналистских расследований с подачи американских СМИ писали о предполагаемой дочери президента Екатерине Тихоновой и её муже Кирилле Шамалове. Говорят, что после серии таких публикаций и последующих звонков из Кремля – Прохоров расстался с командой «расследователей».

Баданин в 2016 году «всплыл» главредом на «Дожде» (сменив того самого Зыгаря) – там он продолжил расследования про окружение президента, запустив сериал «Питерские». После первой же серии Баданин стал фигурантом уголовного дела о клевете. Синдеевой сделали ата-та-та, и с «Дождем» Баданину пришлось расстаться. Но Рома сильно не расстроился, и отбыл на запасной аэродром в США на стажировку в Стэнфордский университет (США) — по стопам своей подруги Осетинской, которая прошла курсы «для правильного журналиста» в Стэнфорде чуть ранее, основав в ходе своей стажировки на деньги программы Knight Journalism Fellowship «THE BELL». По этой же проторенной дороге пошёл и Баданин — создавший на деньги стипендии Джона Найта «Проект.Медиа», зарегистрировав его в Литве. Тут коллеги писали, что Баданин в это период был официально завербован ЦРУ, но нам почему-то кажется, что завербован он был гораздо раньше, ещё во времена работы в Горбачев.Фонде, а взлет молодого расследователя просто прошляпили. В апреле 2019 года Баданин в интервью радиостанции «Веник Москвы», презентуя свой проект «Проект», и вовсе сдал себя с потрохами, рассказав о своих связях с руководителем Международного консорциума журналистов-расследователей (ICIJ), финансирование которого осуществляется фондами Сороса. Поэтому ничто не ново под луной. Источники обязательно найдут, виновных непублично, но жестко накажут (https://t.me/obrazbuduschego2/4049) – в этом направлении уже работают. Во всей этой истории удивляет, пожалуй, только размах и суммы инвестиций в оппозиционные проекта – говорят, что только один «Проект» стоит спонсорам 500 тыс. $ ежегодно, а сколько таких «проектов». Сейчас начали вкладываться по-взрослому, и есть все предпосылки, что с приходом администрации Байдена транши на поддержку протестной сети в России будут значительно увеличены. Работают уже не просто на форматирование политического поля и давление на политические группы, как прежде, а на снос всей политической конструкции через делегитимизацию и десакрализацию президента как системообразующего элемента.

Перед самым носом у кремлевских администраторов формируется медийная инфраструктура майдана, принципиальное отличие которой будет заключаться в том, что она в большей степени ушла в сетевые проекты, в том числе в Телеграм, и до поры до времени виднеется только верхушка этого айсберга. Ну, а пока в московских гостиных все обсуждают Армению, кремлевский пропагандисткий Титаник с праздно шатающимися пассажирами, убеждающими друг друга, что все олрайт, под бодрую музыку оркестра плывет прямым курсом к своему крушению, и нет никакой уверенности, что «капитаны пропаганды» видят угрозы, замаячившие на горизонте.

Proeconomics, [27.11.20 08:30]

@proeconomics продолжает серию интервью с авторами экономических каналов о прогнозах на следующий год.

Мы задавали всем им три стандартных вопроса:

1.Курс доллара на март 2021 года. Ваше мнение, экономике России выгодна дальнейшая девальвация рубля? Какой курс доллара был бы идеален для российской экономики?

2.Цена на нефть марки Brent. Увидим ли мы к марту 2021 года восстановление спроса на нефть?

3.Какие меры правительства могли бы подстегнуть экономический рост в стране?

Сегодня мы приводим ответы на эти вопросы авторов канала «Деньги и песец» @moneyandpolarfox экономиста Дмитрия Прокофьева.

1.Курс рубля к доллару — производная от цен на нефть, точнее — от тех объемов валютной выручки, которые власти выпускают на рынок внутри РФ.

Когда говорим об экономике России в контексте «курса рубля» — какой был бы лучше/хуже, надо помнить, что фактически у нас три контура экономики.

Высший контур — ключевые бенефициары ресурсной экономики — те, кто по факту принимает решения об экспорте ресурсов и использовании валютной выручки. «Рубль» для них — такой «расчетный билет», которым оперируют на двух нижних контурах, чем дешевле он стоит по отношению к доллару — тем лучше. Оборудование для добычи ресурсов они все равно покупают за валюту, рабочим платят в рублях.

Второй контур — «бюджет», основа которого — «нефтедоллары» — НДПИ и пошлины и налогообложение торговли (НДС) и все, что строится вокруг эксплуатации бюджета — то есть, все кто так или иначе допущен зарабатывать «на бюджете».

Здесь цена рубля определяется двумя факторами — желанием тех, кто заработал «бюджетные рубли», превратить их в доллары по минимальному курсу, и желанием тех, кто владеет валютной выручкой — продать доллары по максимальному курсу. Арбитром выступает Центробанк, резервы которого пока позволяют ему манипулировать курсом в интересах «верхнего контура».

Третий контур — «потребительская экономика», обслуживающая в первую очередь тех, кто получает прямо или косвенно зарплату «от бюджета» — собственно, для этого хозяева ее и терпят -а потом — всех остальных. Здесь наемным работникам хочется, чтобы доллар стоил подешевле.

2.Цены на нефть — кто их знает, тот не скажет, а пойдет на биржу. Но спрос будет зависеть от скорости восстановления экономики США и ЕС, и от восстановления транспортной активности во всем мире. Может быть ситуация, когда спрос восстановится (и, скорее всего восстановится) — а цены — уже нет — поскольку общий тренд идет на новые энергетические технологии. Вообще экстремальные цены на нефть начала нулевых — это скорее аномалия, которая уже не повторится.

3.Это правительство не ставит себе целью экономический рост.

Экономический рост — это рост подушевого ВВП в реальных долларах, т.е. увеличение доходов людей. Такой задачи у правительства нет, потому что рост реальных доходов людей — это рост спроса на валютную выручку и на участие в политике (т.е. на участие в распределении ресурса). Нынешний вице-премьер Белоусов еще 15 лет назад называл это «рисками для России».

Решаются другие задачи. Есть задача повышения прибыльности бизнеса хозяев РФ — ее решают (за счет ограничения потребления импорта и девальвации, например). Есть задача повышения производительности — ее решают за счет снижения доходов людей и той же девальвации, в долларах рабочий час стоит дешевле — министр промышленности говорит, что производительность растет.

Есть задача контроля над доходами людей и их налогообложения — делают «цифровизацию». Есть задача направить сбережения людей в пользу олигархического бизнеса — раскручивают ипотеку в ситуации снижения доходов. У каждого такого решения есть разные эффекты, кто-то на них богатеет, но в механизм экономического роста в целом они не складываются.

Если бы хотели экономического роста, начали бы с нормализации отношений с ЕС, основным торговым партнером РФ. Но такой задачи нет, и нет нормализации. А словесная конфронтация не мешает обмену ресурсов на валюту, с последующим складированием этой валюты на том же Западе.

Русский ориенталист, [25.11.20 19:56]

Шикарная история! Немецкий цирковой акробат выдал себя за турецкого принца и занял албанский престол. На пять дней! За которые он от души насладился гаремом, наградил пару сотен подданных и объявил войну Черногории.

https://t.me/balkanist2019/782

Сколько денег за границу уводилось из Москвы в 1913 году

13.07.2011 | Наука

Нынешний насос по перекачке валюты из России за рубеж изобретён не Гайдаром и не Путиным. 100 лет назад страна была таким же сырьевым придатком с такой же схемой «хозяйства». Так, балансы только московских банков за 1913 показывают, что в Лондон было уведено 283 млн. рублей, а во Францию 272 млн.

Данные о «бегстве капитала» из царской России приведены в сборнике «Экономическая история. Выпуск 11. Изд-во МГУ, 2005 год, тираж 300 экземпляров». Авторы проанализировали балансы всех московских банков за 1913 год. При этом надо понимать, что банки Москвы составляли всего 13,1% от всего банковского капитала России того времени (на Санкт-Петербург приходилось 34,9%).

Приведём поток платежей московских банков по основным странам. Первая цифра – поток платежей из Москвы, вторая – в Москву. Данные – в млн. рублей.

Австро-Венгрия 4,03 1,91

Великобритания 283,7 10,4

Германия 206 46,2

Нидерланды 2,8 0,5

США 0,2 0,03

Франция 273,1 3,8

Всего: 779,7 71,6

Из таблицы видно, что на три страны – Францию, Германию и Англию приходилось примерно 97% внешнего оборота московских банков.

Превышение увода денег над их притоком составило 708 млн. рублей. Много это или мало? Соотношение рубля к доллару тогда составляло 2:1, т.е. эта сумма в долларах – 354 млн. Воспользуемся калькулятором инфляции доллара и переведём эту цифру в современные доллары. Это составило 7,7 млрд. долларов. И это только по московским банкам, составлявшим примерно 1/8 всей банковской системы России за 1913 год.

При этом крупнейшим банком-посредником в платежах за рубеж был банк Рябушинских (официально он назывался «Московский банк»). На него приходилось около 300 млн. рублей (или около 35% всего оборота в данной сфере). Старообрядцы Рябушинские в основном обслуживали капиталы своих единоверцев. При этом около 90% всех операций банка Рябушинских приходилось на Лондон. В 1918 году основной владелец «Московского банка» Михаил Павлович Рябушинский эмигрировал в Англию, где открыл в Лондоне собственный коммерческий банк (Western Bank Ltd.).

Стоит учитывать, что в Лондон тогда шли не только прямые платежи. Банки этого города являлись посредниками в отношениях между российскими кредитными учреждениями и банками США (фактически Лондон держал посредническую монополию на сотрудничество банков США и России; в частности все поставки хлопка из Америки в Россию шли через Англию), Китая и Японии.

Авторы сборника отмечают, что сотрудничество московских и германских банков носило принципиально иной характер, чем с банками Англии и Франции. Немецкие учреждения в основном обслуживали экспортно-импортные операции. А английские и французские банки посредничали в покупке российских акций, векселей и долгов, переводе прибылей иностранных компаний, работавших в Российской империи, а также просто хранили в своих авуарах деньги российских нуворишей.

http://ttolk.ru/?p=5380

Финансовая зависимость России от Франции была. Но была и торговая зависимость России от Германии. Общество воспринимало вторую опасней, чем первую. Возможно, лучшим способом избежать войны было предложенное в 1905 г. Николаем II заключение союза (или пакта о ненападении, по крайней мере) между Парижем, Берлином и Петербургом. Но в каждой из стран общество было настроено против этого. Поэтому не финансовая зависимость от Франции определяла внешнюю политику Империи, хотя она и была велика. (Источник информации — портал История.РФ, https://histrf.ru/biblioteka/b/dolghi-rossii-ot-piervykh-romanovykh-do-nashikh-dniei-chast-1-russkoie-tsarstvo-i-rossiiskaia-impieriia)

Digital Доктор, [22.11.20 13:46]

Новая география «центров мира» реформируется прямо сейчас

Человечество входило в новое тысячелетие с несколькими центрами технологий, финансов, культуры и туризма. Они же всегда являлись еще и крупными транспортными хабами.

Речь про Кремниевую долину, Нью-Йорк, Лондон, Гуанчжоу, Гонконг, Сингапур. В процессе к ним пытались примкнуть еще Берлин и Москва, но до конца войти в «пантеон богов» у них не получилось.

— Кремниевая долина была центром технологий и венчурных инвестиций;

— Нью-Йорк с его Уолл-стрит и вовсе мировым финансовым центром;

— Лондон так же аккумулировал в себе огромные финансовые потоки Европы и капиталы автократий;

— Гуанчжоу стремительно пух на промышленном росте Китая;

— Гонконг был окном в Китай для иностранных инвестиций;

Сингапур был азиатским Лондоном с теми же свойствами.

Теперь все они в упадке. Из Кремниевой долины все откровенно бегут: собираемость налогов упала почти в половину, обороты общепита сократились на 60%, непродовольственная розница просто закрывается, даже продажи продуктов упали на 8%. А онлайн-сектор вырос за это время всего на 1%, то есть совсем не компенсировал оффлайн. Огромные налоговые сборы в прошлом и неэффективное управление демократами-леваками превратило долину в бомж-антиутопию с бандами BLM-щиков при почти полном отсутствии полиции в целых районах городов.

Те же демократы-леваки в Нью-Йорке продемонстрировали свою некомпетентность, устроив геноцид населения через мощнейшую вспышку Ковид. Город побил все официальные рекорды по числу заразившихся. Добавьте сюда еще BLM-террористов, которые господствовали в городе почти 2 месяца. Очевидно, что город находится в кризисе.

Лондон сдулся еще пару лет назад. ВВП Великобритании почти не растет, а город теряет финансовые потоки. Косвенно об этом свидетельствует сдувающийся сектор услуг. Добавьте к этому еще кризис мигрантов в Европе и получите еще одну точку декаданса на карте.

Гуанчжоу те же 2 года страдают от торговых войн США с Китаем и замедления экономики Китая.

Гонконг вообще как проект приказал долго жить после его окончательной оккупации Китаем.

Сингапур повторяет судьбу Лондона.

В последние 2 года очень серьезно ускорились достижения технологических компаний в сфере машинного обучения. Главы Центробанков уже всерьез рассматривают кризис безработицы из-за «слишком быстрой автоматизации» и замедления роста ВВП.

Роботы заменяют дорогие рабочие места в развитых странах, а дешевую работу экспортируют на задворки мира.

Новый проект Европы по декарбонизации и 100% утилизации мусора (на деле, вывоз около половины всего мусора в другие страны) называют попыткой сделать из целого региона «офис продаж», где все чистенько и аккуратно и все ходят в галстуках.

Возможно, так и получится, только рабочих мест там будет совсем немного, поскольку улыбчивых продавцов в этом «офисе» заменят автоматизированные терминалы для оплаты.

Я все больше уверен в том, что следующие центры денег, технологий и человеческой энергии будут не физическими (конкретные области на географической карте), а виртуальными.

Маркетплейсы, социальные сети, онлайн-видеоигры, стримминг-сервисы создали миллионы новых рабочих мест и рынки на триллионы долларов.

Похоже, пришло время сделать новый шаг и перенести условный Нью-Йорк или Кремниевую долину в онлайн. Есть ощущение, что только так человечество сможет дальше увеличивать свою численность и преодолевать пандемические кризисы. Ведь именно все эти «центры мира» стали главными рассадниками Ковид.

@tlgdoc

Признаки квазиимпериализма в современной России

Выявим наличие признаков империализма в России, обозначенных В.И. Лениным.

Можно с уверенность говорить о наличии концентрации производства. В России развита монополизация, в доказательство данного факта приведем несколько примеров: «Газпром», «Роснефть». К тому же, зачастую мелкие торговцы стали вытесняться с рынка наиболее крупными торговыми сетями, часто принадлежащими одному владельцу: сети «Пятерочка», «Перекресток», «Карусель» и «Копейка» принадлежат компании Х5 Retail Group, имеющей штаб-квартиру в Москве, но зарегистрированной в Нидерландах.

По данным расчетов, проведенных исследовательским институтом банка Credit Suisse, в России 85% всего имущества домохозяйств контролирует 10% самых богатых ее граждан [6]. Это является сверхбольшим уровнем имущественного неравенства.

К тому же, Россия является лидером в сращивании банковского и торгово-промышленного капиталов: доля всех финансовых активов страны, сосредоточенных в банковском секторе, составляет в России 85-90%, при том, что у развитых стран мира эта доля составляет около 60%.

Возьмем во внимание, что многие крупнейшие корпорации и банки целиком или частично принадлежат государству, что, несомненно, говорит о развитии в России государственно-монополистического капитализма.

Что же касается одного из основополагающих признаков империализма, для того чтобы быть империалистическим капиталом необходимо эксплуатировать не только «свой» рабочий класс, но и иметь долю в общемировой системе эксплуатации пролетариата других стран.

Накопленные за 1992-2013 годы прямые зарубежные инвестиции России составляют около 500 млрд. долларов, или 23,4% российского ВВП 2013 года. У стран Большой семерки аналогичные показатели колеблются в пределах от 20,1% до 74,4%: Великобритания – 74,4%, Франция – 59,7%, Германия – 47,1%, Канада – 40,3%, США – 37,5%, Италия – 28,9%, Япония – 20,1 %. Большая семерка – это ярко выраженные империалистические страны, лидирующие по экспорту капитала. Следовательно, Россия стоит достаточно близко к империалистическим странам по этому показателю. Доля России в общем мировом объеме прямых инвестиций составила в 2013 году 1,9% [4].

Экспорт капитала имеет разновидности, одной из них является ввоз иностранной рабочей силы, с точки зрения международных экономических отношений. Чтобы иметь представление, посмотрим на данную ситуацию через сведения о размерах денежных почтовых переводов трудовых мигрантов из России на родину. В 2000 году – 1,1 млрд. долл., а в 2013 – 37,2 млрд. долл., что является близким к США – 53,6 млрд. долл. Иностранная рабочая сила, особенно нелегальная, привлекательна исключительно из-за дешевизны рабочей силы. В общей сумме за период с 1994 по 2013 годы сумма денежных переводов трудовых мигрантов из России за рубеж составила 238,7 млрд. Данная сумма значительно ниже переводов российских трудовых мигрантов на родину и составляет 70 млрд. долл. США [2].

КВАЗИИМПЕРИАЛИЗМ КАК МОДЕЛЬ СОВРЕМЕННОГО РОССИЙСКОГО КАПИТАЛИЗМА

Отток капитала из России продолжает ускоряться, несмотря на то, что приток валюты от экспорта резко упал.

За июль частный сектор вывез из страны еще 6 млрд долларов, следует из предварительной оценки платежного баланса от ЦБ.

За 7 месяцев накопленным итогом отток достиг 34,9 млрд долларов и в 1,5 раза превысил показатель за тот же период прошлого года (22,8 млрд долларов).

В июле за счет оттока капитала российская экономика потеряла 90% «прибыли», полученной на внешней торговле. Сальдо торгового баланса (разница между доходами от экспорта и расходами на импорт) сжалось до 6,7 млрд долларов.

https://www.finanz.ru/novosti/valyuty/ottok-kapitala-iz-rossii-uskorilsya-v-1-5-raza-1029497173

Кремль отказался верить, что россияне переходят на хлеб из-за обнищания

https://www.finanz.ru/novosti/lichnyye-finansy/kreml-otkazalsya-verit-chto-rossiyane-perekhodyat-na-khleb-iz-za-obnishchaniya-1029841474

FSCP, [25.11.20 19:25]

[ Фотография ]

💸 21% все долларов США напечатаны в этом году (с 1914 создана ФРС, с 1969 выход из золотослиткового стандарта).

FSCP, [27.11.20 04:01]

[ Фотография ]

Пост от читателя

Обнаружена связь между потеплением и антибиотикорезистентностью бактерий. Последнее сейчас является одной из основных угроз здоровью

1. Чем выше температура, тем активнее происходит горизонтальный перенос генов

2. Чем выше температура, тем больше в организме патогенных бактерий

Источник (https://www.eurosurveillance.org/content/10.2807/1560-7917.ES.2020.25.45.1900414)

_______

Source: https://t.me/rationalnumbers/2741

На графике годовой прирост денежной массы и оцениваемое количество наличных и депозитов в коммерческих банках, включая депозиты банков в ФРС.

_______

Источник: https://t.me/hypecoinnews/2715

FSCP, [27.11.20 04:20]

[В ответ на FSCP]

[ Фотография ]

классическое «пираты и глобальное потепление»?

FSCP, [27.11.20 07:51]

[ Фотография ]

#пятничное

⚡️🇷🇺 #Россия ЦБ предложил новые правила оценки риска обналичивания денег

⚠️ Теперь предлагается (https://www.rbc.ru/finances/27/11/2020/5fbf67059a7947948be2656c) связывать отказ со статусом клиентов.

🆘 Для клиентов из красной зоны устанавливается запрет на открытие новых банковских счетов, проведение любых операций, использование системы дистанционного банковского обслуживания (ДБО) и Системы быстрых платежей (СБП).

Ограничения возможны, даже если компания не будет считаться высокорисковой, но захочет перевести средства контрагенту из красной зоны.

✅ За низкорисковыми клиентами из зеленой зоны банки, наоборот, смогут следить не так пристально. Отказы по переводам между «зелеными» клиентами не допускаются.

⚠️ Желтая зона клиентов — промежуточная. Если специалисты финмониторинга заметят в их деятельности признаки сомнительности, это по-прежнему может стать основанием для остановки операций. На особом контроле также останутся ИП и юрлица зеленой зоны, работающие с клиентами из желтой.

_______

Источник: https://t.me/offshorechannel/3586

Армения отказалась от российских комплексов РЭБ из-за их неэффективности против дронов

Армянские военные отказались приобретать системы РЭБ российского производства, объяснив такой шаг их низкой эффективностью в период боевых действий в Нагорном Карабахе.

https://ianed.ru/2020/11/26/армения-отказалась-от-российских-сис/?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop

Днище *баное, [27.11.20 12:37]

С 2021 года минимальная зарплата в Германии увеличится до €1 609 в месяц (145 100 руб). В России минимальная зарплата тоже увеличится — до рекордных 12 792 руб в месяц. Все благодаря огромным запасам нефти, газа, алмазов, золота, платины, палладия, алюминия, никеля, титана

Не следует, конечно, рассчитывать на повторение благородных слов «я ухожу», после которых, собственно, и началось нынешнее правление. Кремль, очевидно, не готовит новогодний сюрприз подобного свойства. Причем как в силу отсутствия необходимых нравственных качеств у теперешнего вождя, так и вследствие его профессиональной привычки к конспирации, не допускающей повторений. Однако нельзя исключить некую комбинацию из обычной российской византийщины и вынужденного экспромта — вроде того, что Владимир Путин выдал 15 января этого года. В конечном счете именно с этого дня все и завертелось.

Итак, что можно сказать сегодня, основываясь на имеющихся данных, которые, это необходимо подчеркнуть, ни при каких обстоятельствах не будут достаточно полными? Достоверно известно лишь то, что Путин обеспечил себе возможность оставаться во главе России до 2036 года. Но вместе с тем сторонники действующей власти зачем-то денно и нощно сочиняют законы, защищающие людей, побывавших президентами России, (ясное дело, что не Дмитрия Медведева) от гипотетического уголовного преследования в далеком и туманном будущем. Иными словами, во всем происходящем есть явное несоответствие, которое сразу бросается в глаза.

Тем не менее даже эти скудные факты позволяют небезосновательно думать, что «в верхах» готовится что-то важное. При этом нужно помнить, что в такого рода политических спектаклях, призванных ошеломить оппонентов и широкую общественность, не последняя роль обычно отводится эффекту внезапности. Следовательно, для этой цели лучше всего подходят дни, близко примыкающие к долгим и хмельным праздникам. И, между прочим, Ельцин и Путин уже однажды продемонстрировали это с удивительной наглядностью.

Между тем есть и крайний срок, до которого предполагаемые судьбоносные решения должны быть оглашены. Это — 20 января — день, на который запланирована инаугурация 46-го президента США. До этой даты крайне желательно начать изменения конфигурации власти, дабы поставить новую американскую администрацию уже перед свершившимся фактом. Получается, что на все про все у Кремля, за вычетом выходных, есть семь дней.

https://www.rosbalt.ru/blogs/2020/11/27/1874883.html

Максим Горюнов, философ

В спальных районах Минска люди собираются в своих дворах, приглашают к себе лекторов и слушают лекции об истории Великого Княжества Литовского. Вопрос — а почему во дворах? Беларусь — холодная северная страна, как Литва и Дания. В холодных странах — особенно осенью и зимой — люди собираются в теплых помещениях.

Почему люди в Минске не собираются в пивных, в кофейнях, в пиццериях, в каких-нибудь драничных? Почему они мерзнут на улице? Ответ — потому что у них нет таких помещений.

Минск — советский город. В советском городе, построенном по проектам тоталитарных архитекторов, все теплые помещения, где человек может встретиться с человеком и поговорить об общих делах, во-первых, стоят на строгом учете, напичканы прослушкой и осведомителями; во-вторых, их физически мало.

В Минске живет 2 миллиона человек. Это значит, что в Минске должно быть 50 тысяч просторных теплых помещений, в которых люди могли бы собираться, как-то проводить время, общаться и — самое главное — принимать коллективные решения.

Для советского города встреча человека с человеком — это что-то подозрительное. Советские люди могут встречаться в цеху, в столовой, на демонстрациях — там, где советская власть может управлять их разговором через «членов партии».

Встреча «просто так» — это заведомо попытка свержения режима. Тот факт, что несмотря на умышленное отсутствие свободных теплых помещений, встречи проходят на холоде и в них участвуют сотни человек, говорит нам о том, насколько беларусы переросли советский город.

https://www.rosbalt.ru/posts/2020/11/26/1875046.html

Андрей Хохлов, политолог

Любопытно читать прогнозы и пророчества о будущем РФ после Путина. Авторы, как правило, прибегают к историческим аналогиям: 1917-й, 1937-й и так далее. То есть, не получается никак выйти из порочного круга ужаса перед историей XX века.

Но достаточно немного отойти от «родных березок» и посмотреть на современные транзиты политсистем, и мы увидим более реалистичную картину вероятного будущего.

Например, Венесуэла после Чавеса. Или Куба после Фиделя.

Понятно, что сравнивать эти режимы с нынешним в РФ тоже слишком рискованно; много очевидных различий. Но невозможно не заметить, что все современные системы авторитарного толка трансформируются весьма болезненно и с большими потерями для обычных граждан.

Поэтому логично будет не строить воздушные замки о прекрасной России будущего, а думать, как минимизировать потери.

В общем, спросите об этом Мадуро.

https://www.rosbalt.ru/posts/2020/11/26/1874965.html

Вот Так TV

@vottak_tv

Навальный: «Пока яхты Усманова стоят в Монако, никто не воспримет всерьёз санкции. Заставьте Абрамовича, Ротенберга и Усманова забрать их яхты и перевести в Беларусь»

Перед уходом со своего поста Лукашенко ищет способы захапать максимум возможного имущества, понимая, что власть ему долго не удержать. Вариантов «захапать» не так много, основной из них — через приватизацию государственных предприятий, чем он сейчас и занят.

Правда, объявив широкую распродажу госпредприятий, он наложил запрет на участие в этом процессе российских фирм и компаний и отдает предпочтение китайским.

[Минская Семибоярщина]

ПОЛИТИЧЕСКИЙ ВЕРТИХВОСТ.

На этот раз «многовекторный» пытается «столкнуть лбами (https://t.me/plutovstvo007/1263 )» Россию и Китай. Он изо всех сил старается добиться встречи с китайским лидером. Пока тщетно.

Что же Лукашенко собирается предложить Си Цзиньпину в обмен на поддержку? Китайскому брату Си направлено «пакетное предложение» о передаче крупных промышленных предприятий и огромных участков земли в центре Европы. Так что запрет на приватизацию распространён (https://t.me/interfaxby/8850 ) исключительно в отношении России. Про Китай никто ничего не говорил. И более того, дан «зеленый свет».

http://pravosudija.net/article/shtrihi-k-portretu-luchshego-druga-rossii

Ходорковский Михаил

@mich261213

«Правительство выделит дополнительные ₽10 млрд на выплаты медикам».

Для любознательных: в России на одну и ту же сумму можно содержать тысячи санитаров и врачей или полторы любовницы президента.

«Мурманск-БН» уже не подавит хитрый сигнал GPS?

Американцы разрабатывали новый приемник 10 лет и уже назвали его флагманом победы над российскими РЭБ

https://svpressa.ru/war21/article/282840/

АМЕРИКОСЫ ПЛЮНУЛИ В ПУТИНА…

ОНИ ЗНАЮТ О ЕГО ДЕШЕВЫХ ПОНТАХ. США: «МЫ БЫ ПРОСТО УНИЧТОЖИЛИ РОССИЙСКИЕ КОРАБЛИ»

«Мы бы просто уничтожили российские корабли»: в США прокомментировали инцидент с вторжением в российские территориальные воды. В США заявили о намерениях уничтожить российские корабли, в случае агрессии против американского эсминца.

Очень серьёзный инцидент, произошедший в российских территориальных водах несколько дней назад, когда сюда незаконно вошёл американский боевой корабль, совершенно не стал поводом для того, чтобы Вашингтон принёс извинения, но и привёл к тому, что в адрес России начали появляется угрозы.

Так, согласно данным российского информационного ресурса «Репортёр», американцы пригрозили России уничтожением её боевых кораблей, в случае. если бы Россия предприняла в отношении американского ракетного эсминца какие-либо агрессивные действия.

«Поверьте, мы все еще остаемся лидером. Они все еще не могут сравниться с нашими военными. Время от времени они ещё способны выставлять напоказ свои красивые кораблики, но когда дело доходит до игры, все их конструктивные недостатки и нехватка финансирования станут очевидны Я так понимаю, надо просто протаранить русские корабли… лишь чуть-чуть, и они потонут Если бы дело дошло до боя, ВМС США уничтожили бы российский флот в считанные минуты», — приводит комментарии российское издание «Репортёр».

Командование американским флотом также заявило о своём намерении совершать походы в тех регионах, где у Вашингтона имеются собственные интересы, что свидетельствует о полном наплевательстве на Путина и его мультяшные супергиперракеты…

https://3rm.info/main/82798-amerikosy-pljunuli-v-putina-oni-znajut-o-ego-deshevyh-pontah-ssha-my-by-prosto-unichtozhili-rossijskie-korabli.html

Мы видим, что предложение растет и очень быстро — Ливия, другие нефтяные проекты, новые открытия дешевой по себестоимости нефти в Персидском заливе. То есть везде, включая и Соединенные Штаты, нарастает предложение. А вот спрос на нефть теми же темпами не увеличивается. Иными словами, давление на нефтяные цены очень сильное, так что, судя по развитию пандемии и другим факторам, оно будет продолжаться еще год-два.

— Давление на нефтяные цены идет в какую сторону?

— Сверху вниз. Предложение больше спроса. Сейчас опять пошло накопление запасов нефти в наземных хранилищах, в танкерах. Увеличился экспорт нефти из Соединенных Штатов. Это те контракты, которые идут в Китай, эта нефть стоит еще неразгруженная в танкерах. То есть, объективно, нефти сейчас на рынке больше, чем нужно. Однако мы видим, что рынок никак не реагирует на этот фундаментальный фактор, а также на заявления Организации стран экспортеров нефти (ОПЕК).

Все, что сейчас происходит на нефтяном рынке, делается на рынке бумажном. Идет спекуляция нефтяными фьючерсными контрактами. Крупные игроки (накануне, например, было закрытие опциона на декабрьский Brent), а их где-то примерно полсотни, участвовали в этой спекуляции накануне очередного месячного контракта. А к концу года подтягиваются те, кто занимается на рынке хеджированием. То есть идет активная деятельность по открытию и по закрытию позиций на рынке «бумажной» нефти. Эта деятельность и определяла на этой неделе взлет цен до 49 долларов за баррель. Поэтому не имеет никакого смысла комментировать цены на нефтяном рынке. То, что происходит с ценами на фьючерсные контракты, не имеет ничего общего ни с ОПЕК, ни с балансом спроса и предложения.

— Правильно ли я вас понимаю, что даже если сделка ОПЕК+ по сокращению добычи нефти странами, входящими в этот картель, а также Россией, будет продлена, это не сильно отразится на мировых нефтяных ценах?

— Эффект от нее на рынке нефтяных фьючерсов будет примерно на полчаса.

— Говорят также, что цены на нефть выросли на новостях об испытаниях вакцин против коронавируса и повышении спроса на нефть в США. Насколько это верно и насколько такие ожидания оправданы?

— Что касается информации о вакцине, да, алгоритмы сработали и на это сообщение. Но, как говорится, проверка показала, что спрос рос не очень активно. Мы видим, например, что, несмотря, скажем, на серьезное увеличение авиарейсов накануне Дня Благодарения в Соединенных Штатах, авиатопливо по преимуществу идет в хранилища. То есть это временное явление. Был всплеск спроса в США. Но если посмотреть на графики накопления сырой нефти и нефтепродуктов в американских нефтехранилищах, то ничего утешительного мы не увидим. Накопление нефти превышает спрос. Цена на нее сейчас определяется на финансовом рынке — вот что главное. Ни ОПЕК, ни реальное соотношение спроса и предложения сейчас не играют никакой роли.

— Получается, что влияние той же ОПЕК на цены нефтяного рынка сегодня совсем ничтожно?

— Нулевое. ОПЕК начала умирать где-то еще в конце 1980-х годов, превращаясь в клуб по интересам. Вот, скажем такой объективный фактор: недавно Ливия увеличила поставки своей нефти на мировой рынок практически с нуля почти на 1,3 млн баррелей в сутки. Какая была реакция? Да никакая! Хотя ответом должно было быть резкое падение цен.

— Чем вы это объясняете?

— В это время шла замечательная игра на широком финансовом рынке, которая была более интересна держателям этих фьючерсов, чем реальное превышение предложения нефти над спросом.

Тот факт, что они будут выступать за «озеленение» энергетики — это долгосрочный фактор. А цены на нефть под воздействием финансового рынка движутся каждую неделю.

— Выходит, игроки на финансовом рынке имеют большее влияние на формирование нефтяных цен, чем производители нефти?

— Не просто большее. Они задают тон на этом рынке. И сделать с ними ничего невозможно. Было несколько заявлений будущих официальных лиц формируемой новой американской администрации о том, что надо что-то делать с тем, что положение на нефтяном рынке не отражает действительности. Но, думаю, никто ничего сделать не даст.

https://www.rosbalt.ru/business/2020/11/27/1875073.html

На этом фоне Китай намерен в ближайшие десять лет построить базу на Луне, причем базу обитаемую, где будут находиться космонавты на постоянной основе.

Китайцы вполне прагматично оценивают проблемы околоземных станций и приняли решение идти принципиально иным путем. Трудно сказать, какая из концепций — орбитальные станции или стационарные базы — окажутся жизне- и конкурентоспособнее, но скорее всего, нам в любом случае придется запивать чужие успехи водкой «Поехали», прыгая на расписанных под хохлому батутах.

https://www.rosbalt.ru/posts/2020/11/27/1875178.html

Сергей Давидис, политик

Во второй половине ноября в Госдуму было внесено уже 9 законопроектов один другого безумнее и вредоноснее, и все так возмутились по поводу первых, что на последние как-то не обратили внимания. А зря. Я таки взялся прочитать один из последних, законопроект «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях в части уточнения ответственности за нарушение порядка деятельности лиц, выполняющих функции иностранного агента». Если вы думаете, что он только про НКО, получающие гранты, то вы глубоко заблуждаетесь.

Он вообще про всех. Предыдущим законопроектом этих господ вводится запрет абсолютно для всех распространять информацию в СМИ или интернете о любых иностранных агентах без указания на этот их статус. Этим законопроектом вводится наказание за нарушение этого бредового требования.

За упоминание НКО, незарегистрированного общественного объединения или физического лица, включенных в реестр иностранных агентов, или репост их материалов без указания на статус иностранного агента: штраф для граждан в размере 2000-2500 р., для должностных лиц 4000-5000 р., для юридических лиц 40 000-50 000 р. Во всех случаях «с конфискацией предмета административного правонарушения либо без таковой». Что тут имеется в виду под предметом, не совсем ясно. Вероятно, листовка, газета или книга, содержащие неправильные упоминания.

Если вас (как человека или незарегистрированное общественное объединение) объявили иностранным агентом, и если вы не будете при этом сдавать идиотские отчеты о том, как получаете и тратите (или не получаете и не тратите — главное сдавать отчеты) иностранное финансирование, которое с большой вероятностью сам Минюст и придумал, или он сочтет ваш отчет неполным или недостоверным, то вас тоже оштрафуют. В случае, если иностранным агентом объявили лично вас, то на 30 000-50 000 р., если ваше общественное объединение, то на 5 000-10 000 р., а членов руководящих органов — на 10 000-30 000 р.

Если же вас объявят иностранным агентом и вы напишете не то что пост в интернете, а даже письмо, например, в свою управу или в мэрию или еще куда-нибудь, не указав при этом, что вы являетесь иностранным агентом, а власти сочтут, что письмо вы написали в связи с с выполнением функций иностранного агента (т.е., например, пытались повлиять на принятие решение органом власти — хотя зачем еще писать в эти органы?), то вас оштрафуют на 10 000 — 30 000 р. с конфискацией письма или без таковой.

Впрочем, если вас даже никем не объявят, но вы имеете неосторожность работать в НКО — иностранном агенте или состоять в рядах незарегистрированного общественного объединения, которое им объявят, то вас за пост или письмо без указания на этот свой статус оштрафуют всего лишь на 5000 р. Пиши — не хочу.

По замыслу «законодателей» пост в политическом фейсбуке должен выглядеть примерно так:

«Сегодня утром следователи СК пришли с обыском к Иванову, включенному в реестр физических лиц, выполняющих функции иностранного агента, участнику оппозиционного движения „Долой диктатуру“, включенного в реестр незарегистрированных общественных объединений, выполняющих функции иностранного агента. К нему уже выехал адвокат организации „Правозащита“, включенной в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента. Автор данного поста является сотрудником Фонда „Правовая помощь“, включенного в реестр НКО, выполняющего функции иностранного агента, и членом сетевого движения „Справедливость“, включенного в реестр незарегистрированных общественных объединений, выполняющих функции иностранного агента».

https://www.rosbalt.ru/posts/2020/11/27/1875161.html

Антон Орехъ, обозреватель

Невозможно представить, что обращение к Москальковой и, тем паче, к Дунье Миятович, запустит тектонические процессы и в Думе или Совете Федерации схватятся за голову и воскликнут: блин, что это мы тут вообще такое творим! А президент удивится и спросит — даже не знаю у кого: что за дребедень вы мне на подпись подкладываете!

Такие обращения пишут, когда сделать ничего невозможно, но молчать невмоготу. Я сочувствую всем НКО, попавшим под раздачу из-за маркировки врагов народа. Ведь «иностранный агент» — это и есть враг народа, если без словесных кренделей. Эти люди терпеливо, бесплатно, либо за очень скромные деньги, жертвуя временем, семьями, здоровьем, ведут работу, которую подавляющему большинству просто лень выполнять.

В списки «иностранных» агентов попали не только известные правозащитные организации, но и какие-то маленькие региональные общества, занимающиеся экологией, образованием и вообще не связанные ни с какой политикой. Однако их метят как врагов просто потому, что из-за границы им поступили какие-то средства — обычно копеечные. Средства, которых никогда нет на нужные дела у родного государства. И теперь деятельность этих, в массе своей, энтузиастов становится еще более сложной, а зачастую, они просто уже не могут работать, задушенные ограничениями.

Зачем это нужно государству? Чтобы не вякали. Никакого несогласия, никакого протеста, никакого недовольства. Вообще никакого. Хоть по политике, хоть по бытовым делам: критикуешь власть и получил один доллар — ты враг.

Не беда, если с оппозицией вместе будет уничтожено вообще все. У государства есть свои, специальные организации, которые о нас позаботятся. Ленивые, раздутые, неповоротливые, пилящие бюджеты, бездушные. Зато послушные.

К чему это приведет? Учите физику. Пар, запертый под крышкой, при нагревании разрывает котел. Не будет легальных мирных организаций — на их месте обязательно возникнут нелегальные. Вместо спокойных оппонентов власть получит отчаянных радикалов.

Точно так же, после без пяти минут запрета митингов и пикетов, массовых шествий уже не будет. Зато протестовать безо всяких согласований пойдут те, которые ничего не боятся и не признают никаких преград.

Завинчивание гаек приводит к срыву резьбы и разрушению механизма. Поэтому, пытаясь ограничить все виды свободы, власть не укрепляет, а губит себя.

https://www.rosbalt.ru/posts/2020/11/27/1875174.html